В последние годы не утихают попытки представить советский период истории Украины как «оккупацию» и «колонизацию», а Украину и украинцев – в виде жертвы «тоталитарного режима» и «московского империализма».

Как фашистская идея стала американским законом

и как националисты навязывают ее нам

Популярная сегодня в националистических кругах идея о том, что Украина якобы пережила так называемую «советскую оккупацию» (под которой понимается, прежде всего, российская оккупация) имеет свою историю.

Попытки представить противостояние с большевиками в виде не классовой, а национальной и межгосударственной борьбы, делали еще руководители Центральной Рады.

С началом холодной войны лозунг о советской оккупации взяла на вооружение пропагандистская машина США. По инициативе деятеля украинской диаспоры Льва Добрянского (университетского преподавателя Екатерины Чумаченко-Ющенко и отца Полы Добрянски, которая занимала должность заместителя Госсекретаря США в обеих администрациях Дж. Буша-младшего) в 1959 г. был принят закон № 86–90 «О порабощенных народах». Согласно этому закону, президент США уполномочивался провозглашать «Неделю порабощенных народов» ежегодно до тех пор, пока все они не обретут свободу и независимость. «Неделя» отмечается до сих пор в третью неделю июля.

Закон провозглашает, что «начиная с 1918 года, империалистическая политика российского коммунизма привела к созданию обширной империи, которая представляет собой зловещую угрозу безопасности Соединенных Штатов Америки». К странам, утратившим национальную независимость благодаря «империалистической политике коммунистической России, путем прямой и косвенной агрессии», помимо Украины, относились другие республики СССР, государства Восточной Европы, Китай, Северный Вьетнам и др. Наличие в этом списке таких территорий, как «Казакия» и «Идель-Урал», позволяет предположить, что ее авторы позаимствовали список «порабощенных» народов из гитлеровского плана «Ост» по раздроблению территории СССР на национальные анклавы и геноциду славянского населения.

После развала СССР в некоторых странах Восточной Европы возникли музеи советской оккупации. В 2007 г., посетив одно из таких учреждений в Грузии, экс-президент В. Ющенко так вдохновился увиденным, что выдвинул идею создать аналогичный «музей» в Украине. Быстро уловившая «ветер перемен» киевская городская организация общества «Мемориал» тут же переименовала в музей советской оккупации экспозицию «Забвению не подлежит». Экспонатами стали в основном ксерокопии старых газет и… человеческие черепа, найденные во время раскопок в Быковне. Кто позволил общественной организации изымать из места захоронения черепа расстрелянных и выставлять их на всеобщее обозрение, должно было бы заинтересовать правоохранительные органы. Но почему-то не интересует.

С уходом в отставку В. Ющенко власть перестала навязывать обществу «высочайше утвержденную» «единственно верную» версию событий прошлого. Тем не менее, миф о советской оккупации остается живучим в определенных кругах, а в «музее советской оккупации» человеческие черепа показывают во время школьных экскурсий.

Узким местом версии о «советской оккупации» относительно Украины является ее добровольное вхождение в состав СССР. Так что никакой оккупации не было – украинцы сами так решили. И, кстати, в те годы никто не жаловался, что Украину лишили возможности самоопределения, возможности развивать свою культуру. Люди не считали, что живут на оккупированной территории. В конце концов, тогда, при так называемой советской оккупации в Украине было больше, чем сейчас, и украинских школ, и украинских книг, и украинских газет. Более того, если доводить мысль до абсурда, то Украина в составе СССР, получается, выступила оккупантом по отношению к странам, присоединившимся к Союзу позже.

Возникает вопрос, когда же Украина была оккупирована? Ведь оккупация – это насильственный захват территории иностранным врагом и установление оккупационного режима. Такие события в Украине происходили в 1941 г., когда произошло нападение гитлеровской Германии. И распространители мифа об оккупации утверждают, что ее началом стали события зимы 1917–1918 гг.

Зигзаги украинской революции

Реакцией на Февральскую революцию в Украине стали массовые выступления. Если в России утвердилось двоевластие Временного правительства и Советов, то политическая палитра в Украине была еще более пестрой. Здесь, наряду с общероссийскими, действовали украинские, польские, еврейские политические партии. Украинские политические силы 3–4 марта 1917 г. создали еще один центр власти – Украинскую Центральную Раду. Ее председателем был избран известный историк Михаил Грушевский.

Центральная Рада пыталась выступать от имени всего украинского народа. Она предложила модель превращения России в федеративную демократическую республику с автономными правами национально-территориальных образований. Эти предложения наталкивались на стену непонимания со стороны Временного правительства. В то же время большевики решительно выступали в защиту прав украинского народа. В. Ленин неоднократно подчеркивал право Украины на автономию и отделение.

Центральная Рада сразу столкнулась с вопросами, которые требовали немедленного решения: Первая мировая война, земельный вопрос, рабочее законодательство, экономический кризис, создание управленческого аппарата. Социальные и национальные вопросы в Украине переплелись во взрывоопасный коктейль. Но лидеры украинских партий уклонялись от прямого ответа на вызовы времени и отставали от динамики развития народного движения.

Господствовало мнение, что создание украинской автономии станет предпосылкой успеха борьбы за политическое и социальное освобождение. Постепенно среди левого крыла украинских партий распространялась большевистская идея о перерастании буржуазно-демократической революции в социалистическую.

К осени 1917 г. популярность большевиков выросла. Если после выхода из подполья организации РСДРП(б) в Украине насчитывали всего около 2 тыс. членов из общего числа в 24 тыс., то к моменту Октябрьской революции они выросли почти до 60 тыс. (то есть в 30 раз), а вся ленинская партия состояла из 350 тыс. человек. К осени большевики сумели получить большинство в Советах.

Закономерная развязка

После Октябрьской революции борьба за власть в Киеве вылилась в вооруженные столкновения. Созданный большевиками Военно-революционный комитет подготовил восстание против Штаба Киевского военного округа, сохранившего верность свергнутому Временному правительству. В решающий момент украинизированные части Центральной Рады выступили на стороне большевиков и захватили власть в городе.

Однако Центральная Рада отказалась признать Совнарком в качестве общероссийского правительства. 7 ноября 1917 г. она приняла Третий Универсал, в котором провозгласила создание Украинской Народной Республики (УНР) на территории 9 губерний (хотя до этого под ее властью находилось только 5 губерний). УНР должна была стать автономной частью федеративной России.

Не признавая центральной власти и не провозглашая независимости, руководители Центральной Рады фактически оказалась в роли мятежников. Расчеты создать широкий антисоветский блок из национально-государственных образований, возникших на территории распадающейся Российской империи, не оправдался. Единственным союзником Центральной рады стал донской атаман А. Каледин. УНР обязалась пропускать казачьи части с фронта на Дон, запретив революционным войскам следовать через Украину.

Народные массы к тому времени уже в значительной мере утратили доверие к Центральной Раде. Трудящиеся все больше тяготели к советской власти. Ряд Советов Донбасса сразу же после победы Октябрьской революции заявили о взятии власти в свои руки.

3–5 декабря 1917 г. в Киеве состоялся краевой съезд РСДРП(б), провозгласивший образование партийной краевой организации. Один из первых историков Компартии Украины Н. Попов справедливо отмечал, что на этом съезде «партия, хотя и недостаточно решительно, стала на путь разрешения украинского национального вопроса в большевистском духе, не отмахиваясь от этого вопроса, стала на путь создания советской Украины в противовес буржуазной Украине. До сих пор одним из главнейших обвинений, которые выдвигались Радой против большевиков, было то, что якобы большевики не признают Украины, не признают украинской национальности – украинского вопроса. Это обвинение после того, как наша партия заняла в этом вопросе правильную ленинскую позицию, потеряло почву под ногами».

В начале декабря Совет народных комиссаров обратился с Манифестом к украинскому народу, в котором признавал его суверенные права, а также предъявлял ультиматум Центральной Раде не пропускать через территорию Украины антибольшевистские части и прекратить разоружение большевизированных войск.

Обнародование этого Манифеста часто пытаются изобразить началом войны (агрессии) России против Украины, а то и «советской оккупации». Но поскольку Центральная Рада не провозглашала независимости Украины, то Совнарком имел все основания не рассматривать ее в качестве нероссийского субъекта.

Согласившись на созыв Всеукраинского съезда Советов, Центральная Рада вероломно разоружила красногвардейцев и большевизированные части, обвинив их в подготовке восстания и депортировав всех неукраинцев за пределы Украины. По существу эти действия стали началом гражданской войны в Украине. Как отмечал председатель Генерального секретариата В. Винниченко в своей книге «Возрождение нации»: «Конфликт возник не по их (большевиков) вине, а по нашей».

Предвидя неизбежное поражение на созываемом съезде Советов, Центральная рада предприняла весьма сомнительный шаг. Через подконтрольные организации в Киев были призваны сотни крестьян, которые захватили помещение мандатной комиссии, бланки, печати и самочинно «оформили» свое делегирование на съезд. Большевики и их союзники (всего 127 из 200 легитимно избранных делегатов) покинули съезд и переехали в Харьков, где объединились с делегатами ІІІ съезда Советов Донецко-Криворожской области и 11–12 декабря 1917 года провели І Всеукраинский съезд Советов рабочих и крестьянских депутатов, провозгласив советскую власть в УНР и сформировав рабоче-крестьянское правительство, которое и повело наступление на Киев, использовав в том числе и незначительные отряды российских левых партий.

Украинское национальное движение на этом этапе не вызвало широкого отклика ни у крестьян, ни у промышленных рабочих. Оно оставалось занятием небольшой группы энтузиастов-интеллектуалов, состоявшей главным образом из преподавателей самого различного уровня (от университетских профессоров до сельских учителей), литераторов и священников. Почти все украинизированные части и полки, украинские солдаты в решающий момент отказались поддерживать Центральную Раду. Многие из них объявили о своем нейтралитете.

Большевики победили, так как возглавили борьбу украинских рабочих и крестьян против помещиков и капиталистов, желая уничтожить все виды социального и национального гнета и осуществить социалистическую революцию.

Юрий Латыш,

кандидат исторических наук, доцент,

Институт проблем социализма

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ