Киевские юнкера 1918-го – икона украинского национал-патриотизма – на самом деле отчаянно защищали Русский Мир

29 января 1918 года в 130 километрах северо-восточнее Киева на железнодорожной станции Круты состоялся бой между 6-тысячной большевистской армией Михаила Муравьева и отрядом киевских юнкеров, студентов и гимназистов общим числом немногим более 300 юношей.

Эти мальчики должны были спасти Украинскую народную республику. Естественно, на ход военных действий они никак повлиять не могли, и уже через сутки красные заняли Киев.

Семь лет назад президент Ющенко торжественно открыл Мемориал памяти героев Крут. Главный элемент мемориала - 10-метровая красная колонна, копия колонн фасада главного корпуса Киевского университета.

Известны имена трех десятков студентов, которых взяли в плен и расстреляли.

Ежегодно на Украине проходят торжественные мероприятия памяти Крут, научно-практические конференции, тематические уроки, выставки и «круглые столы». По столице и Галичине устраивают факельные шествия, парады барабанщиков и соответствующие песнопения.

Национал-патриоты считают все это своей монополией. Хотя минувшей зимой на молебен у Аскольдовой могилы пришел премьер-министр Николай Азаров. А Виктор Янукович сделал многозначительное заявление «о большой ответственности наставников и командиров за решения, которые они принимают».

Янукович особо отметил - украинские юноши верили, что защищали идеалы свободы и независимости Украины. Нынешнее 95-летие боя под Крутами также пройдет при участии первых лиц самостийного государства.

Но что в действительности защищали киевские мальчики в черниговской степи, под ледяным январским ветром 1918 года?

«Чьи вы, хлопцы, будете»

Казалось бы, каноническое событие новейшей украинской истории. Но до сих пор не утихают споры - героизм или трагедия? Одни доказывают, что студенты, павшие на далекой железнодорожной станции – это «300 украинских спартанцев». Другие говорят – несчастные жертвы…

Согласно «канонической» версии, жертвенные юноши остановили «черный вал красной орды». Мол, в результате жестоких боев, длившихся до 3-х суток, юнкера и примкнувшие к ним студенты и гимназисты-добровольцы героически погибли - но выигранное время дало возможность Центральной Раде заключить в Бресте мир с немцами и с помощью германских штыков отстоять украинскую незалежность.

«Отстаивание незалежности» заключалось в том, что на основании сепаратного мирного договора войска Германии и Австро-Венгрии оккупировали южнорусские губернии вплоть до западных границ территории Войска Донского. Идея оказалась настолько продуктивной, что впоследствии большевики превратили границы зоны австро-германской оккупации в административные границы Украинской ССР.

Любопытно, что сами деятели Центральной Рады никогда не претендовали на такие обширные земли, подразумевая под своей «Украиной» лишь пять губерний: Киевскую, Полтавскую, Черниговскую, Подольскую и Волынскую…

Накануне нового 1918 года глава Центральной рады галичанин Михаил Грушевский отправил в Брест-Литовск делегацию, которая должна была договориться с немцами о «цене вопроса». В конечном итоге, Украинская народная республика обязалась поставить спасителям-тевтонам 60 млн. пудов зерна, 2750 тыс. пудов мяса и 400 млн. яиц.

После того, как 3 марта 1918-го большевицкая делегация тоже подписала позорный Брестский мир, красногвардейцы обязаны были покинуть украинскую территорию, превращенную в германскую зону. Но, если в марте 1918 года красногвардейцы оставили Киев именно по условиям Брестского мира, то при чем же тут «300 студентов, остановивших красную орду»?

…После того, как в Питере этнический украинец матрос Железняк разогнал Учредительное Собрание, а Центральная Рада провозгласила Украинскую республику независимым суверенным государством - из советского Харькова выдвинулся бронепоезд под командованием левого эсера Михаила Муравьёва.

Костяк отряда составляли моряки-балтийцы, рабочие железнодорожных мастерских Конотопа и славящиеся своей жестокостью красногвардейцы-мадьяры. Уже двигаясь на Полтаву, подчиненные Муравьева зверствовали безбожно, поощряемые словами командира: «Я дал приказ вырезать всех защитников местной буржуазии».

«Я не знаю зачем, и кому это нужно...»

Вот как описывает те события бывший председатель генерального секретариата Центральной Рады УНР Дмитрий Дорошенко:

«Когда со стороны Бахмача и Чернигова двинулись на Киев большевистские эшелоны, правительство не могло послать для отпора ни единой воинской части. Тогда собрали наскоро отряд из студентов и гимназистов старших классов и бросили их - буквально на убой - навстречу прекрасно вооруженным и многочисленным силам большевиков. Несчастную молодежь довезли до станции Круты и высадили здесь на «позиции». В то время, когда юноши (в большинстве никогда не державшие в руках ружья) бесстрашно выступили против надвигавшихся большевистских отрядов, начальство их, группа офицеров, осталась в поезде и устроила здесь попойку в вагонах; большевики без труда разбили отряд молодежи и погнали его к станции. Увидев опасность, находившиеся в поезде поспешили дать сигнал к отъезду, не оставшись ни минуты, чтобы захватить с собой бегущих... Путь на Киев был теперь совершенно открыт».

Невероятно, но сегодня у Мемориала памяти героев Крут воссоздана железнодорожная станция с паровозом и вагонами, в которых открыта экспозиция, посвященная «борьбе за независимость Украины». И никого не задевает, что в точно таких же вагонах пьяное начальство драпало в город, бросив обреченных мальчишек.

Киевский арсенал был переполнен оружием и амуницией. А экипировали студентов так, словно изначально предназначили на убой. Историк Олесь Бузина приводит воспоминания одного из участников боя, тогдашнего учащегося Киевской Кирилло-Мефодиевской гимназии Игоря Лосского:

«Можно себе вообразить, как гротескно выглядела сотня. Обычным делом было сочетание собственной обуви, безразмерных солдатских штанов, подвязанных «мотузком» (ремней не выдавали), гимназическая или студенческая куртка или камзольчик, а сверху - шинель, как минимум с оборванной полой». Этот воинственный вид дополнили арестантские шапки вместо головных уборов, а главное, «старые поржавевшие ружья... И это все тогда, когда спустя месяц большевики, захватив помещение школы, нашли там полные склады новеньких сапог, формы, не говоря уже о боеприпасах и оружии».

«Господа юнкера, кем вы были вчера...»

Студенты действительно выглядели убого и воевать не умели. Однако основной удар красных выдержали вовсе не они. Оборону против «банды Муравьева» заняли юнкера 1-й Украинской военной школы им. Богдана Хмельницкого, сформированной на базе Константиновского училища – одного из лучших высших военных заведений Российской империи.

Уже больше месяца юнкера (по украинской терминологии, «юнаки») находились на фронте возле Бахмача, пытаясь остановить большевиков. Понимая, что сил явно недостаточно, отправили в Киев делегацию за помощью. Помощи им не дали. Тогда делегаты зашли в казармы своего училища на Печерске, где формировался Студенческий курень, предназначенный исключительно для охранной службы в городе. Юнкера подбили первую сотню куреня ехать с собой.

Большинство юных бойцов сотни составляли студенты университета и ученики старших классов Кирилло-Мефодиевской гимназии. Еще под Круты покатило одно орудие на железнодорожной платформе, которое по своему почину привел артиллерийский офицер подпоручик Лощенко.

Воспитанники императорского Константиновского училища воевали блестяще. Справа и слева от железной дороги отрыли окопы полного профиля, установили пулеметы. Орудие на платформе точными выстрелами сдерживало бронепоезд. Юнкерские залпы разили цепи наступавших. Всего на поле под Крутами было убито не меньше трехсот красногвардейцев, зато потери юнкеров составили лишь пятнадцать человек.

Перелом наступил, когда артиллеристы Муравьева пристрелялись по станции, где находился эшелон с боеприпасами и штаб во главе с сотником Андреем Носенко. К тому времени штаб действительно уже был пьян. Перепуганный Носенко приказал отступать в тыл, оставив позиции без патронов.

Юнкера выполнили приказ - взяв своих раненых и убитых, обошли станцию, в поле погрузились на эшелон и уехали в Киев. В плен попал единственный полувзвод Студенческого куреня, охранявший станционное здание и непосредственно в бою не участвовавший.

Они не сумели сориентироваться во время отступления. Раздосадованные огромными потерями, красные расстреляли пленных прямо на рельсах. Студент Шульгин перед расстрелом обнялся со своим школьным другом Наумовичем. Их тела так и перенесли в Киев.

«В полі трактор дир-дир-дир»

Символом начала Гражданской войны стала песня киевлянина Александра Вертинского «Я не знаю, зачем и кому это нужно...» — о юнкерах, погибших в ноябре 1917-го в московских боях с Красной гвардией.

Центральная Рада тоже хотела создать сентиментально-героическую легенду. За время Первой мировой общество успело привыкнуть к бесконечным смертям взрослых мужчин. А гибель собственных детей еще тревожила родительскую душу…

Вместе с Владимиром Шульгиным под Крутами расстреляли еще почти три десятка совсем молодых мальчишек. Но важен оказался именно он, племянник министра иностранных дел Центральной Рады Александра Шульгина. Элита «щирых украинцев» во главе с Грушевским и Винниченко благополучно бежала под защиту германского оружия. Вернулись в Киев вместе с немцами живыми и здоровыми. Надо же было как-то скорбеть!..

Председатель Центральной Рад, «батько нации» Михаил Грушевский безошибочно выбрал тему для самого впечатляющего действа украинской власти. Помпезная правительственная панихида по 27 погибшим студентам, трансформированным в «300 героев», стала первым национальным праздником самостийной державы. А Павло Тычина – тогда еще не советский, а начинающий петлюровский поэт, напишет конъюнктурные стихи: «На Аскольдовій могилі поховали їх» - о тридцати мучениках «українських, славних, молодих»… И подобное творчество вовсе не помешало классику украинской литературы создать «Партія веде» и «В полі трактор дир-дир-дир, ми за працю, ми за мир».

…На перезахоронение «крутян» вышел весь Киев - хотя до глубины души презирал Раду и чубатых самостийников. За «детьми» в гробах шли тысячи горожан. Люди словно забыли, как еще несколько недель назад хоронили невероятное количество других жертв.

К моменту, когда войска Муравьева сминали юнкеров, в Киеве командующий войсками Центральной Рады Симон Петлюра подавил восстание на заводе «Арсенал». Погибло 1800 рабочих, из которых около 500 было расстреляно и похоронено в братской могиле Мариинского парка.

Это стало началом большой киевской трагедии. Большевики повели убийства по нарастающей. Уличная бойня офицеров облегчалась тем, что Центральная Рада в ноябре-декабре 1917 года провела регистрацию всех военных императорской армии. Регистрационная карточка офицера, военврача или чиновника была гарантией расстрела, даже если человек не принимал участия в борьбе с советской властью.

Людей с военной выправкой хватали прямо среди бела дня. Красногвардейцы рыскали по всему Киеву и уводили арестованных в тот же Мариинский парк, где после короткого допроса расстреливали.

Всего в Мариинском парке погибло более 2000 офицеров. Кого-то опознали родственники, а остальные так и лежат сегодня в парке напротив Верховной Рады – парламента современной Украины – без креста и поминовения.

Мученическую кончину принял киевский митрополит Владимир. Братия из числа украинствующих насельников Киево-Печерской Лавры распустила слух, что у него собраны храмовые пожертвования. Вечером 7 февраля 1918-го в покои к владыке Владимиру ворвались матросы. Никаких сокровищ не нашли, и на следующее утро у лаврских стен были обнаружены изуродованные останки одного из первых священномучеников ХХ века.

Судьба Владимира необычайно символична - ведь накануне Февральской революции именно он в бытность свою первенствующим членом Синода из демократических побуждений отклонил предложение обратиться к бунтующим соотечественникам со словами пастырского вразумления. Митрополита, который так надеялся на революцию, наполненную народным разумом и милосердием, -порвали на куски…

Точно так же поступили с телом Петра Столыпина, похороненного в Киевской Лавре. Гроб великого русского реформатора выбросили на помойку. Столыпинский прах не найден, и нынешние российские делегации кладут венки к пустой могиле.

А вот либерального редактора «Киевлянина», еще одного Шульгина арестовали, но до расстрела дело не дошло. Этот Шульгин, как человек, добившийся отречения от престола императора Николая II, был спасен от расправы.

«Белой акации гроздья душистые»

И все же - ради чего погибли под Крутами юнкера и студенты Киева? Кого пытались спасти?

По большому счету, русские дети русского Города, выдумавшие себе «Украину» как фронду скучной действительности. Таким же рос юный Владимир Вернадский – будущий лауреат Сталинской премии, создатель науки биогеохимии, один из представителей русского космизма первый президент Украинской академии наук.

Согласно семейному преданию, основателем рода Вернадских являлся некий черниговский шляхтич Верна, служивший Богдану Хмельницкому. Дед академика, участник суворовского Итальянского похода, дослужился до наследственного дворянства.

Малороссийское происхождение не было звуком пустым для самого Владимира Ивановича. Более того, в Петербурге 13-летний юноша стал чуть ли не украинским националистом: даже написал стихотворение «Украина, родная моя сторона» - правда, на русском, поскольку мовой не владел. Являясь поклонником поэзии Тараса Шевченко, Вернадский в 1911 году, в 50-ю годовщину со дня смерти поэта, выступил организатором шевченковских празднований в Москве.

... Когда Скоропадский предложил ему создать и возглавить Украинскую Академию наук, Вернадский обставил свое согласие несколькими обязательными оговорками: он создаст Национальную академию как филиал Российской; в ней должны работать украинцы, «любящие русскую культуру, для них тоже родную»; украинский язык не применим в точных и в естественнонаучных исследованиях. Гетман не возражал, и Вернадский взялся за работу.

Можно представить реакцию нацистов сегодняшней Верховной Рады, если кто-то из ученых решится повторить подобные требования!..

Каждый раз Вернадский стремился спасти свое детище от разгрома со стороны петлюровцев, красных и белых. Увы, чтобы понять мотивацию киевских мальчишек, ушедших на январскую метель 1918 года - достаточно показаний свидетельницы Екатерина Гауг.

Юнкера не знали достоверно, что ждет их семьи впереди, но чувствовали наступающий ужас. В конце лета следующего, 1919 года, Киев на краткий миг был освобожден деникинским отрядом генерала Бредова. И почти сразу же от местных жителей стали поступать сведения о многочисленных зверствах ЧК.

Свидетельствует Е.Гауг: «При нас откопали труп девушки лет 17-ти. Совершенно нагая, лежала эта девушка, почти ребёнок, перед нами. Голова её изувечена до неузнаваемости, всё тело было в ранах и кровоподтеках. А руки! Эти руки носили следы дикого зверства. С них до локтя была снята кожа и белела пристегнутая каким-то изувером бумажка. На ней было написано: «Буржуазная перчатка»...

Чьей невестой была замученная киевлянка? Ее защитник под Крутами не смог ее защитить.

Вереница особняков киевских Липок – нынешниеVIP-кварталы от Администрации президента до Кабинета министров – были превращены в сплошную зону пыток и убийств, руководил которыми председатель Всеукраинской ЧК, палач-теоретик Мартын Лацис: «Не ищите на следствии материалов и доказательств того, что обвиняемый действовал делом или словом против советской власти. Первый вопрос, который мы должны ему предложить, — к какому классу он принадлежит, какого он происхождения, воспитания, образования или профессии. Эти вопросы и должны определить судьбу обвиняемого…»

«…Весь цементный пол здания был залит стоявшей на несколько дюймов кровью, смешанной с мозгом, черепными костями, клочьями волос. Из середины в соседнее помещение, где находился подземный сток, вел желоб в четверть метра ширины и глубины, приблизительно в 10 метров длины, доверху наполненный кровью. У разбросанных окрест совсем голых трупов были размозжены черепа, расплющены головы, некоторые лежали и вовсе без голов» - описывал одну из пыточных генерал Рерберг.

- Так вот, киевские студенты - это были интеллигентные мальчики, которые пошли на фронт, потому что они знали, что приближается «жлобская армия», армия восставшего народа. А они были интеллигенты. Их подбор был не этнический. Тогда не было этнического водораздела. Киевское общество той эпохи - это было наследие империи, - убежден экс-депутат Верховной Рады Юрий Болдырев. – А теперь пытаются использовать кровь, смерть этих мальчиков и сделать из них защитников «незалежной Украины».

«Прости, Господи, люди твоя»

19 марта 1918 г. тела восемнадцати бойцов Студенческого куреня торжественно перезахоронили в Киеве. Встретив на вокзале гробы с умершими юношами, огромная процессия во главе с православным духовенством двинулась к Владимирскому собору. Оттуда пошли через город к Аскольдовой могиле рядом на Днепровском спуске.

Это знаковое место правобережья «матери городов русских». По преданию, тут упокоился князь Аскольд. Со времён княгини Ольги и до XX века над могилой князя Аскольда стояла постоянно возобновлявшаяся церковь Святого Николая Чудотворца. Естественно, православная, принадлежавшая Московскому патриархату.

Вокруг Аскольдовой могилы существовало Первое киевское кладбище, где находились захоронения многих именитых горожан. Церковь Николая Чудотворца особо почиталась киевской аристократией и профессурой. Сюда привезли тело лётчика П. Н. Нестерова – знаменитого российского асы, создателя «мертвой петли», погибшего в воздушном бою, впервые в практике боевой авиации применив таран.

Официальное решение об уничтожении кладбища и храма, якобы мешавшего созданию парка, приняли в 1935-м. Капитальное здание кладбищенской церкви превратили в парковый павильон.

В таком виде она просуществовала до начала 90-х. И вдруг совершенно неожиданно 26 апреля 1992 году храм передают религиозному обществу Украинской греко-католической церкви-УГКЦ!

По сути, это откровенный захват православной святыни католиками-униатами. Уже потом они атаковали православные обители Западной Украины, а раскольники-филаретовцы из Киевского патриархата с ведома властей забрали древнейшие храмы Киева.

Однако Николай Чудотворец на Аскольдовой могиле был первым. Зачем католикам понадобилось именно это здание? Ответ прост. У стен храма похоронены киевские юноши, павшие в бою с большевиками возле станции Круты.

Дорога, спускающаяся с площади Славы к Днепровскому спуску, носит сейчас имя аллеи Героев Крут. По сути, униатская греко-католическая церковь приватизировала их память. Аскольдова могила стала местом сбора радикальных националистов, большинство которых явились в украинскую столицу из Галичины.

Отсюда теперь начинаются многие марши бандеровской «Свободы». Церковь Святого Николая прославилась также тем, что это был первый храм, который посетил Папа Римский Иван Павел ІІ во время своего апостольского визита на Украину. Она уже имеет второе название - во имя Святого Сильвестра Папы Римского. Освящение возобновленной Николаевской церкви осуществил Преосвященний Экзарх УГКЦ Любомир Гузар – ярый и самый последовательный церковный ненавистник России.

Одновременно католический экзарх Гузар освятил могилу студентов 1918 года.

P.S.

Через два года после боя под Крутами бывший премьер-министр Украинской народной республики Владимир Винниченко съездил в Москву и торговался с Лениным о предоставлении себе места премьер-министра советской Украины. Вступил в ВКП(б), но обиженный низким положением в партийной иерархии, повторно эмигрировал.

Зато глава УНР, председатель Центральной Рады М.Грушевский в 1924-м окончательно вернулся на советскую Украину, где в тепле и сытости пережил Голодомор. Некролог по действительному члену АН СССР Михаилу Сергеевичу Грушевскому был опубликован в газете «Правда».

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ