«Если изучить все, через что прошла Западная Украина, все расставить на свои места, признать, что и когда делалось, вот тогда исчезнет почитание Бандеры. Исчезнет необходимость поднимать Бандеру, как знамя антироссийского противостояния. И тогда, мне кажется, на Западной Украине тоже поймут, что Бандера не годится в герои, и не нужен им такой герой».

Журналист Леонид Млечин начал съемки фильма о Степане Бандере. О своих впечатлениях, полученных на Галицийской земле, он рассказал в радио-эфире «Эхо Москвы». Приводим открывки из его интервью.

«Впечатления действительно колоссальные – я сам этого не ожидал. Мы просидели целый день в аэропорту и приехали вечером, а когда мы утром поехали на первый объект снимать, и я прижался носом к стеклу нашего автобусик, я вздрогнул: улица Бандеры, улица Шухевича, улица Героев Украинской повстанческой армии».

«Я побывал в трех музеях Бандеры, а на его родине отгрохали такой мемориальный комплекс, как у Ленина на родине - огромный, фантастический. И огромное количество памятников – в том месте, где у Шухевича был последний его схрон, или «краив», как они говорят - где его взяли, и где он, отстреливаясь, был убит – там стоят три памятника Шухевичу, который для нашего восприятия, конечно, абсолютный преступник, человек, носивший немецкую военную форму, офицер батальона «Нахтигаль», сформированного Абвером, человек, который несколько лет вел борьбу против Красной Армии, человек, на руках которого действительно очень много крови. Я хочу сказать, что все то, что я там узнаю, не меняет моральной оценки этих людей – они все равно для меня преступники. Помню, я когда-то к маме приставал: скажи, мама, наполеон хороший или плохой? Мама работала над диссертацией, она откладывает книгу, поворачивается ко мне, и начинает говорить: понимаешь, так нельзя – надо разобрать. То, что он напал на Россию – это плохо. Он дал Наполеоновский кодекс Франции – это хорошо, способствовал объединению Германии - хорошо. Она меня учила том, что надо разбираться – это правда. Но моральная оценка все равно должна присутствовать. Моральная оценка после всего того, что я узнал - она остается прежней: Бандера, Шухевич и прочие являются преступниками».

«Сегодня в Западной Украине действительно многие искренне считают, что Бандера является истинным героем Украины. Ведь он сидел в нацистском концлагере, и там погибли два его брата. Какой же он нацистский прихвостень? Но когда разрушился СССР, то как бы автоматически все, кто был против советской власти, был сделан героем. Хотя когда речь идет об этом человеке, он не может быть героем. Но так произошло. И это тоже надо изучать и понять. Какое-то замещение произошло – эти люди не могут быть героями».

«Мы снимали по всему городу Львову, потому что есть одно ключевое событие, которое лежит в основе анализа всего этого - 30 июня 1941 г., накануне Красная Армия оставила город, и под утро туда вошли передовые подразделения немецких войск, украинский батальон с чисто украинским названием «Нахтигаль», сформированный Абвером для диверсионных операций в тылу советских войск, и передовая группа организации украинских националистов, во главе с заместителем Бандеры, Ярославом Стецько, с заданием провозгласить во Львове самостийную соборную, то есть, единую украинскую державу. Бандера хотел повторить опыт Анте Павелича - это вождь хорватских националистов-усташей. Его, когда шла война в Югославии, в начале 90-х, вспоминали. Это чудовищный человек, очень похожий на Бандеру, хотя Павелич был на 20 лет его старше, у них было общее. Во-первых, маленького роста оба, с наполеоновским комплексом, без чувства юмора, жесткий, холодный взгляд, оба фанатики, оба набожные, и оба считали, что террор не просто необходим – он оправдан, он важен, это инструмент. И вот в 1934 году, когда Бандера организовал убийство польского министра внутренних дел, в этом же году усташи Павелича убивают министра иностранных дел Франции и югославского короля Александра - в один год такое совпадение. В тот момент, в 1941 г., когда немецкие войска вошли в Югославию, провозгласил создание Независимой Хорватии, которая была частью Югославии. И Бандера хотел повторить этот опыт – то же самое: немецкие войска входят на территорию СССР , громят Красную Армию, и он, Бандера, провозглашает создание Независимой Украины и становится ее руководителем. И для этого его заместитель Стецько приехал во Львов. Стоит здание в центре города, бывший «Просвит» - это такое украинское «Просвещение», благотворительная, культурная организация. Там есть зал, где они собрали общественность и Стецько провозгласил, прочитал акт о восстановлении украинской державности. Там присутствовали немцы, там провозглашались «хай живе Адольф Гитлер», «Хай живе Степан Бандера». Выступил от немцев доктор Кох, австриец, благословил это дело – за что потом был несколько наказан - ему был сделан репремант. Потом побежали на Львовское радио – оно на том же самом месте стоит, - они объявили по радио, что создана Независимая Украина, и Стецько и его министр иностранных дел Стахив, стали строчить ноты в МИД нацистской Германии и посольствам государств, которые поддерживали с Германией дипломатические отношения. Когда это дошло до Берлина, естественно, немцы возмутились. Потому что Хорватия в 1941 г. Гитлера не интересовала – там ничего полезного не было. А Украина, где замечательные плодородные земли, пшеница, эти полезные ископаемые и эта куча рабочей силы – какая независимость?»

«Бандера был наказан гитлеровцами не из-за того что был антифашистом или осуждал нацистские преступления. Просто он проявил вольность, вместо того, чтобы подчиняться. Более того, бандеровцы уничтожали конкурентов на этих территориях. Есть приказ начальника Главного управления имперской безопасности Гейдриха о том, что люди Бандеры убивают людей Мельника – это другой руководитель другой ветви Организации украинских националистов - которые покорно с немцами работали. Немцам не понравилось – что за самодеятельность? Они решают, кому жить, а кому умирать, - при чем тут Бандера, какая самодеятельность? Когда они евреев убивали – это пожалуйста, - это мы приветствуем. А остальное – это мы сами решаем».

"Сотрудничество с Бандерой началось в 1939 г. Когда Польша была разгромлена, немцы выпустили из тюрем всех сидевших там украинских националистов, в том числе Бандеру, который отбывал срок за соучастие в убийстве польского министра. Немцы выпустили всех украинских националистов, чтобы использовать их против поляков – прежде всего. Потом немцы стали готовиться к войне против СССР, и бандеровцы, и другие украинские националисты, стали готовится для работы на территории СССР. Кого-то просто вербовал Абвер для заброски, кого-то - два батальона «Нахтигаль», например, и «Ролан» для боевых действий, а кого-то для работы в оккупационной администрации. Представьте себе – немцев было мало для управления оккупированной территорией, - действительно мало. Владевших украинским языком было немного. Немцы никогда не сумели бы управлять такой огромной территорией, никогда не сумели бы убить там столько людей, если бы местное население – в первую очередь, украинские националисты – с ними бы не сотрудничали. Это так. Это было невозможно. Как приехавший из Берлина немец отличил бы еврея от молдаванина или от южного украинца в деревне, где он проезжает на мотоцикле, если бы не приходили бы местные люди и не говорили: да вот они все, - а то и сами просто убивали».

«Организация украинских националистов не зря называется Организацией украинских националистов - она, Украина – только для украинцев. Там есть документы, в которых написано «желательная», «нежелательная для нас нация». Смысл такой: оставьте нас, все должны отсюда исчезнуть».

«Западная Украина – то, о чем мы говорим, - это Галиция, это сосем другая Украина, незнакомая нам. Она была частью Австро-Венгерской империи. Это была такая глухая австрийская империя, в которой и зародился – не в Киеве, а во Львове, вот такой вирулентный, злобный, я бы сказал, агрессивный национализм. Он был порожден вот этим ощущением провинции, ощущением второсортности, или даже третьесортности. Потому что не только австрийские немцы, но и поляки, которых было много в западной части Галиции, чувствовали, что они выше. Поэтому там копилось желание свободы».

«Украинские националисты уничтожили в первые дни примерно 4 тысячи человек. «Сейчас очень много украинских историков, часть которых я знаю, тратят огромные усилия, доказывая, что это сделали немцы, но как ни горестно им это осознавать, это сделали - в первый день этим всем занимались украинцы. Немцы приехали в ночь на 1-е число».

«Когда в 1943 г. украинским националистам стало ясно, что от Германии они ничего не получат, что Германия войну проигрывает и с ними бессмысленно иметь дело, они стали думать, что будет дальше – надо ориентироваться на союзников, - решили они. И тогда изменились все подходы: из всех документов исчезли разговоры об «инородцах», о других народностях, об антисемитизме – все исчезло, все вычеркивалось. Потому что они поняли, что не могут обратиться к американцам и англичанам с рассказом о том, что евреев надо изгнать - «вы нам помогите, а евреев мы тут всех изгоним». И с тех пор эта история переписывается. Но совсем переписать невозможно, потому что есть свидетельские показания, и они остались: 30 числа, когда город был во власти Стецько и его людей, и им созданной буквально в один день украинской полиции, уничтожались евреи. Потом они рассказывают, что Украинская повстанческая армия уже евреев не убивала – правильно, к 1943 г., когда она создалась, евреев на Украине практически не осталось».

«На что был нацелен Бандера? Не на борьбу, чтобы его народу стало лучше, а на уничтожение других. Он считал, что врагами украинского народа являются просто «другие» - поляки, русские, евреи, венгры, - кто угодно. Если от них избавиться, если их изгнать, уничтожить, - как угодно, - вот тогда придет счастье на Украину. Вот это погубило, мне кажется, Западную Украину, Галицию, украинское национальное движение скомпрометировало. Это и толкнуло его к Гитлеру».

«Если изучить все, через что прошла Западная Украина, все расставить на свои места, признать, что и когда делалось, вот тогда, мне кажется, исчезнет это почитание Бандеры в противостоянии с Россией. То есть, исчезнет необходимость поднимать Бандеру как знамя антироссийского противостояния. И тогда, мне кажется, на Западной Украине тоже поймут, что Бандера не годится в герои, и не нужен им такой герой».


ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ