Европа давненько побаивалась начала зачисток со стороны ультраправых, разгневанных засильем и массовостью исламской культуры в Старом Свете. Но мало кто мог предугадать события последних полутора лет. Де-факто, неонацисты объявили себя мстителями и пустились популяризировать свои идеи. Способ выбрали привычный, кровавый и бескомпромиссный.

Правый экстремист устроил расистскую бойню в итальянской Флоренции, убив двоих и серьезно ранив еще троих уличных торговцев из Сенегала, после чего, предположительно, застрелился.

Убийцу вскоре идентифицировали – это был пятидесятилетний Джанлука Кассери из тосканского города Пистоя, связанный с правой организацией CasaPound – неофашистской сетью, которая группируется вокруг националистического социального центра в Риме. CasaPound официально считает своим «ориентиром» Бенито Муссолини.

Мэр Флоренции назвал бойню «действиями психопата-одиночки». Но триста возмущенных африканских иммигрантов, которые вскоре собрались в центре города, так отнюдь не считают. «Не говорите нам, что он был сумасшедший – сказал один из них журналисту «Guardian» – Если бы было так, то он убивал бы всех без разбора – и белых и черных».

После обеда во Флоренции сохранялась весьма напряженная атмосфера. Группы возмущенных иммигрантов прошли по городу маршем протеста, переворачивая скутеры и мусорные баки. Кое-где возникали стычки между демонстрантами и полицией. Лишь к вечеру напряженность спала – несколько сенегельцев повели протестующих на молитву, и почтили память погибших минутой молчания. Массовые антифашистские протесты во Флоренции запланированы на ближайшие выходные.

Нападение на сенегальцев произошло всего лишь через несколько дней после того как разъяренная толпа, взбудораженная оказавшимися ложными слухами об изнасиловании некой девушки, пыталась поджечь цыганский лагерь в Турине. Толпа, поджигавшая цыганские лачуги и автомобили, предположительно состояла из «ультрас» «Ювентуса», которые, как пишет «Guardian», «недавно выкрикивали расистские оскорбления в адрес черного итальянского футболиста Марио Балотелли».

Иммигранты и меньшинства в Италии становятся изгоями и постоянно сталкиваются с самыми необузданными проявлениями расизма. В январе 2010 двое африканских сельскохозяйственных рабочих были застрелены ксенофобами из южной Калабрии, что вызвало тогда весьма ожесточенные расовые бунты, в ходе которых получили ранения тридцать семь человек. Еще до этого в Неаполе были застрелены шестеро иммигрантов.

Тем временем, итальянское правительство становится объектом жесткой критики за негуманное обращение с североафриканскими беженцами в лагере на острове Лампедуза. «Международная Амнистия» недавно заявила о нарушениях прав человека, с которыми сталкиваются иммигранты, попавшие в страну в поисках убежища: «отсутствие возможности для проведения честной процедуры, необходимой для предоставления статуса беженца; незаконные задержания, нечеловеческие условия содержания в переполненных помещениях, поджоги».

«Серьезное беспокойство вызывает ситуация, сложившаяся вокруг ромов и синти (западноевропейская ветвь ромов) в Италии… Необходимо усилить борьбу с расистскими нападками и расистским поведением полиции. В частности, необходимо сделать систему мониторинга расистских нападений более гибкой и работающей в интересах жертв нападений» – констатировали недавно аналитики Совета Европы.

Британский аналитический центр «Демос» предупреждал в своем ноябрьском докладе о подъеме крайне правых по всей Европе. Как пишет один из авторов доклада Эмин Бозкурт: «Мы находимся на перекрестке истории Европы. Через пять лет мы либо столкнемся с резким ростом сил, пропагандирующих ненависть и сегрегацию в обществе, в том числе: ультранационализм, ксенофобию, исламофобию и антисемитизм, либо мы сможем побороть эту жуткую тенденцию».

В докладе говорится, что нынешний европейский долговой кризис подлил масла в огонь, усилив расовую и этническую напряженность. Многие, в том числе и мы, предупреждали о возможности сползания общества к ксенофобии образца тридцатых годов. «Как антисемитизм был объединяющим фактором для крайне правых партий в 1910-х, 20-х, 30-х годах – так и исламофобия стала для них объединяющим фактором в начале ХХ века» – говорил Томас Клау в интервью «Guardian».

Раз уж мы живем в столь нелегкие времена, то, вероятно, нам следует прислушаться к советам человека, пережившего фашистскую реакцию начала прошлого века. Эрих Фромм, психоаналитик, чьи исследования не утратили актуальности в вопросах анализа глубинных причин ксенофобии, предупреждал об опасности отчуждения, вызванной индивидуалистическим трендом капитализма. Он подрывает в людях само чувство безопасности, вынуждая все больше волноваться за свое имущество – что, в свою очередь, становится плодородной почвой для продвижения фашистского культа силы.

А Вальтер Беньямин сказал ставшую впоследствии известной фразу: «Всякий фашизм свидетельствует о неудавшейся революции». Как недавно напомнил мне один итальянский товарищ, Роза Люксембург в свое время достаточно четко указала на выбор, который встал перед человечеством накануне Первой мировой войны: «социализм или варварство». Но, вероятно, лучше всего описал все происходящее итальянский революционер Антонио Грамши. Незадолго до Второй мировой войны, заключенный в фашистскую тюрьму, он писал: «Старый мир умирает, и мир новый борется за собственное рождение – наступает время чудовищ».

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ