Уходящий год стал знаковым для многих политиков. Кому-то советуют уйти, а другим наоборот улыбнулась фортуна. Впрочем, нам беспокоит несколько иной аспект российской внутренней политики, а именно - расцвет неонацизма, как признак охватившего общество тяжелейшего недуга.

Осенью 2011 года центр «Сова» зафиксировал не менее 28 пострадавших от расистского и неонацистски мотивированного насилия, 3 человека из них погибли, 25 были ранены. Ожидаемого осенью всплеска насилия мы не видим, данные фактически аналогичны показателям за лето 2011 года (23 пострадавших). При этом осенью 2010 года мы зафиксировали 77 пострадавших, из них 10 человек погибли.

Всего же за 11 месяцев текущего года пострадало 143 человека, из них 18 человек погибли. Кроме того, 6 человек получили серьезные угрозы убийством. За весь 2010 год пострадало 439 человек, 43 из них погибли. Кроме того, 5 получили угрозы убийством. И вновь мы вынуждены констатировать, что наша статистика является далеко не полной, о прошедших нападениях мы узнаем с большим опозданием — около 20 % прироста за год. Из года в год информация о расистских нападениях становится все менее доступной, несмотря на декларируемую озабоченность «межнациональными конфликтами», сообщают об этом все реже и реже. И по-прежнему СМИ рассказывают об инцидентах так, что характер преступлений непонятен, зачастую не всегда возможно отличить бытовое нападение от расистского. Но даже с учетом этих факторов бесспорно, что расистских нападений стало меньше.

Напомним, данные о нападениях мы приводим без учета пострадавших в республиках Северного Кавказа и жертв массовых драк. За осенние месяцы мы дважды столкнулись с сообщениями о таких драках, и оба раза — в Ставропольском крае (в октябре — в станице Суворовской, в сентябре — в селе Дивное). В обоих случаях причиной столкновения стала футболка с надписью «Я — русский», надетая на одного из участников. В первом случае столкновение было между представителями греческой общины и казаками, во втором — между выходцами с Кавказа и местными жителями. Оба инцидента, отражающие напряженную атмосферу в этом крае, вызвали бурную реакцию в праворадикальных блогах.

Нападения в осенние месяцы были зафиксированы в 13 регионах страны (в Москве и Московской области, Санкт-Петербурге, Амурской, Архангельской, Калужской, Новосибирской, Ростовской, Томской, Челябинской областях, Приморском и Ставропольском краях, Республике Бурятия).

Жертвами стали представители неформальных молодежных групп (8 раненых), люди неуточненной «неславянской внешности» (6 раненых), члены религиозных групп (5 раненых), темнокожие (3 раненых, 1 убитый), уроженцы Центральной Азии (1 убитый, 1 раненый), уроженцы Кавказа (2 раненых), уроженцы прочих стран Азии (1 раненый).

Судя по этим данным, уроженцы Центральной Азии перестали быть основным объектом нападений ультраправых. Однако мы не можем этого утверждать, так как известно, что из шести пострадавших с «неславянской внешностью» больше половины были жертвами нападений участников «Русского марша» 4 ноября — мы не можем с уверенностью идентифицировать эти жертвы, отметим лишь, что посетители ультраправых блогов и форумов пишут об их «азиатской внешности», которая вполне могла быть и центральноазиатской.

Количество нападений на представителей молодежных субкультур и левацких организаций в течение последних двух лет остается в нашей статистике стабильно высоким . Как видно из приведенных данных, в этом сезоне они также стали основным жертвами ультраправых. Среди таких пострадавших, во-первых, музыканты и посетители антифашистских концертов, во-вторых, левые общественно-политические активисты (участники шествия «СибАнтиКап-2011» в Томске), в-третьих, экологи (защитники Челябинского городского бора). Несмотря на гипотетически разную идейную направленность, зачастую все эти группы состоят в основном из анархистов и представителей левых движений.

Напряжение в треугольнике «ультраправые — ультралевые — полиция» возрастает. В частности, это проявляется в том, что пострадавшие представители левых организаций обвиняют полицию в причастности к этим нападениям. Так, по утверждению участников шествия против капитализма в Томске, напавшая на них неонацистская группировка, возможно, связана с одним из депутатов городской Думы Томска от «Единой России». Пострадавшие члены левацких организаций в Челябинске также писали о вероятности связи нападения с полицией.

Как мы уже упоминали выше, статистику нападений осенью традиционно пополнили пострадавшие от участников «Русского марша» 4 ноября. Нам известно минимум о двух нападениях в метро в Москве и одном — в Санкт-Петербурге. И это не считая столкновений «марширующих» в Москве с прохожими, выразившими свое несогласие с подобным способом празднования.

В этом сезоне мы вновь столкнулись с заметными случаями проявления расизма среди футбольных болельщиков. В частности, в Краснодаре перед матчем ФК «Кубань» (Краснодар) — ФК «Анжи» (Махачкала) фанаты «Кубани» написали на асфальте возле стадиона «Здесь бананы не растут! 88» и вывесили на трибуне баннер с имперским флагом и ксенофобной надписью.

В праворадикальном сегменте интернета размещаются провокационные ксенофобные видеоролики. Самым резонансным из них стал появившийся 27 ноября ролик, на котором выходец с Кавказа якобы перерезает русской женщине горло. Скорее всего, ролик является постановочным и сделан по аналогии с роликами «Формата-18». Есть разные версии того, кто стоит за этим видео. Оно могло быть провокацией, апеллирующей к антикавказским и антиисламским настроениям в обществе, сделанной согласно популярным в начале 2009 года инструкциям. Однако оно также могло быть сделано и выходцами с Кавказа: была даже придумана легенда, что таким образом нового члена «кавказской банды» «мажут кровью». Ролик активно распространялся и вызвал ожидаемо негативную реакцию.

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ