Назвать улицу в одном из сел Львовской области в честь "Нахтигаль" оказалось не достаточно для последователей Гитлера в Украине. Теперь речь идет о том, чтобы назвать международный аэропорт именем Степана Бандеры.



Так, председатель фракции ВО «Свобода» во львовском горсовете Руслан Кошулинский в ходе сегодняшней сессии выступил с обращением к премьер-министру Николаю Азарову, потребовав назвать новый местный аэропорт именем Степана Бандеры. По словам «свободовца», такое предложение озвучили сами львовяне во время встреч с депутатами.

«Свобода» в обращении напоминает, что практика присвоения имен "национальных героев" важным инфраструктурным объектам является общеизвестной и распространенной в мире как аэропорт де Голля в Париже, аэропорт Ататюрка в Стамбуле или Кеннеди в Нью-Йорке. «Степан Бандера для миллионов украинцев стоил целой армии, слава его революционных действий влияла на украинскую нацию с огромным несокрушимой силой, однако современные парламентарии и члены правительства на протяжении 20-и лет со дня провозглашения независимости так и не сформировали идеологии государственного обеспечения и не научились понимать понятие «национальная идея» и «национальная память», – говорится в обращении «Свободы». В конце заседания депутаты горсовета Львова должны проголосовать за это обращение. Напомним, ранее предлагалось назвать аэропорт во Львове именем короля Данила Галицкого.

Дабы осознать все зверства Бандеровцев на Западной Украине стоит лишь посмотреть на снимок жертв кровавых расправ ОУН-УПА. Эта история началась после начала войны в сентябре 1939 года, и мало кто полагал тогда, что её реминисценции ощутятся позже, почти через 70 лет, в 2007 году...

В то время два мальчика, которым было более десяти лет, сыновья учителя из Ясенева (Jasionowa) (уезд Бороды), которые учились во Львове и жили в пансионе, решили вернуться в дом родителей. По-видимому, боялись оставаться в городе, где очевидно были свидетелями лихорадочных приготовлений Польской Армии к обороне города. Был он важным польским бастионом, не только в этом регионе, но, прежде всего, во всепольском масштабе. Имел первостепенное значение для страны во многих сферах, сразу после самой столицы только что возрождённой II Республики Польша. Не удивительно, что почти сразу стал целью бомбардировок Люфтваффе и похода отрядов Вермахта. Совершенно случайно можно было получить ранение. Всё, включая патриотическую атмосферу в городе, указывало, что борьба будет ожесточённая и львовяне легко не сдадутся. Сегодня мы уже знаем, что обоим мальчикам удалось покинуть Львов. Однако домой никогда не добрались. «Через несколько недель в лесу найдены их разлагающиеся тела. Были зверски убиты. Лишённые маленьких школьных мундиров, связанные и привязанные к дереву способом, делающим невозможным какое-либо движение. Обоим отрезали языки. Можно представить себе, в каких мучениях погибли эти мальчики».(С. Жук, Клочок пекла на Подолье, Варшава 2007, с. 23-24.) Подозревали Организацию Украинских Националистов, которая убивала ещё до войны даже поляков и украинцев, стремящихся к примирению. Это характерное убийство по своей форме было своеобразным объявлением событий определённого типа.

Перенесёмся, однако, в 1943 год, раньше, чем наступила кульминация резни, совершенной ОУН-УПА в июле. До 13-14 апреля был убит Юзеф Эйсмонт (J?zef Ejsmont) (гмина Степань, уезд Костополь). Привязанному к дереву отрезали язык, выкололи глаза и перерезали его пилой.(В. и Е.Семашко, Геноцид, совершенный украинскими националистами на польском населении Волыни 1939-1945. Т1, Варшава 2000, с. 811.) В окрестностях Малыньска (Ma?y?ska) также был убит местный учитель (гмина Березне, уезд Костополь), которого несколько дней истязали привязанного к дереву.(Там же, с. 322. ) Таким же способом замучали жителей села Медведовка (уезд Костополь) Теофилу Багиньску (Teofili? Bagi?sk?) и Целестина Багиньского (Celestyna Bagi?skiego).(Там же, с. 270.) Точно как в первом случае, в апреле в селе Хорупань (Chorupa?) (уезд Дубно) украинские националисты убили местную учительницу – польку около 40 лет, которой ранее гарантировали безопасность. Её привязали к столбу и живьём сожгли.(Там же, с. 85.) Также весной того года (село Колодно (Ko?odno), уезд Кременец) бандеровцы расстреляли 4 мужчин: 2 поляков и 2 русских – сбежавших пленных. Тела колючей проволокой привязали к телеграфным столбам. Над трупами повесили надпись: «Это сделала украинская армия как предостережение для всех, кто хотел бы действовать против неё»[...]. (Там же, с. 434.). В Яновой Долине (Janowej Dolinie) (уезд Костополь) довольно большая часть схваченных поляков была привязана к деревьям и либо лишёна членов, либо сожжена (Там же, с. 234.). В городке Корытница (Korytnica) (Владимир-Волынский уезд) w trakcie перестрелки поляки освободили советского капитана, которого уповцы привязали к столбу колючей проволокой и били до потери сознания. (Там же, с. 844.) 18 июня 1943 года (селение Мариановка, уезд Луцк) уповцы сожгли 20 оставленных хозяйств и убили трёх пожилых человек, которые остались – Юзефа Домбровского (J?zefa D?browskiego), которому отрубили руку, жену Юзефа, которой отрезали грудь. Сын нашёл их связанных колючей проволокой и повешенных в колодце головами вниз. Рядом также найден неопознанный человек, привязанный к дереву колючей проволокой головой вниз. (Там же, с. 543.)

После тех событий и массовых резней, которые здесь не описываем, последовала крупнейшая волна геноцида в июле, когда только в один день (в воскресенье 11 июля 1943) убито больше 15 тысяч человек в более чем 160 сёлах. Не углубляясь в те события, следует отметить, что со случаями, подобными описываемым, также сталкиваемся позже. В городке Мизоч (Mizocz) (уезд Здолбунов) в начале августа 1943 года члены Украинской Повстанческой Армии убили Эвгению (или Геновефу) Бродовску (Brodowsk?) 14 лет, её мать тяжело ранили. Рядом привязали верёвками к столбу некую Зелиньску (Zieli?sk?) и закололи её ножами.(Л.Кулиньска, История Комитета Восточных Земель, Т1, Краков 2002, с. 378, Заметка происходит из списка материалов РГО Львов, составленная Уршулой Шумской в Волынском Комитете в 1944 году, так называемые «Зелёная Книга» и «Бурая Книга». Оссолинеум, отдел рукописей, шифр 16274) В том же году (село Верба (Werba), уезд Дубно) убиты украинцы Гонта и Цетникевич, которые были работниками так называемый Районной Управы. Их принудили вступить в ряды УПА. Однако они через какое-то время вернулись на работу. Оба были привязаны колючей проволокой за шею к столбам, была прикреплена табличка: «За измену Украине». Оба обескровили до смерти. (Геноцид..., с. 114. ) Такие случаи жестокости имели место вплоть до ликвидации ОУН-УПА во второй половине 40-х годов. Однако расскажем ещё об одном. По воспоминаниям Генрика Мелцарка (Henryka Mielcarka) солдата Войска Польского, найденных в Восточном Архиве центра КАРТА, летом 1946 в Бещадах найдены останки, находящиеся на месте казни самое позднее с зимы. Труп был раздет и привязан проволокой к стволу дерева. Предположительно это был один из пропавших солдат Войска Польского, отправленный за фуражом для лошадей.(АВII/3332)

Значительная часть описаний пыток, применяемых к жертвам перед смертью, была здесь пропущена. Смерть, причинённая УПА, по крайней мере, 100 тыс. беззащитным людям, считая исключительно поляков, имела различный жестокий облик, но этот упомянутый способ повторялся. Я не перечислял различных изощрённых способов причинения смерти, нередко более потрясающих, чем случаи представленные выше, которые УПА повсеместно применяла к своим жертвам. Они представлены во многих изданиях. Однако необходимо отметить, что больше всего потрясало свидетелей событий, которые ушли живыми – такое же жестокое обращение вояк УПА с маленькими детьми. Все эти виды бандеровского геноцида (жестокость и беспощадность даже по отношению к детям) должен выразить памятник, который встал бы на площади Гжибовской в Варшаве, по инициативе Окраинного (Кресового) Патриотического Движения. Ибо среди тех кресовян, которые пережили бойню, выкристаллизовались два символа, сопряжённые с УПА. Первый – это символ беспощадности этой организации, выражавшийся в безжалостности к детям и второй – жестокости, или жертвы, прикреплённые к дереву. За годы пребывания в политической корректности по отношению к СССР, эта самая политкорректность по отношению к украинским националистам была унаследована в III РП, в западных областях украинского государства, в Польше и на Западе. Однако через неё продиралась свобода слова и всякие гражданские права. Хотя вместе с падением ПНР пришла свобода, не было прервано программное молчание по вопросу преступления ОУН-УПА, но полученная свобода действий сделала возможной довольно утомительную борьбу на прорыв этого искусственного занавеса и дала возможность книжных публикаций. В них появились подлинные фотографии мест бойни. Среди них было то одно, которое относится к другому событию, и является предметом интереса статьи.
картинка

Фотография напоминала популярный метод убийства, совершаемого ОУН-УПА. Так как бандеровцы так же жестоко относились к самым младшим, это фото было тотчас же ассоциировано с преступлениями. Если внимательно присмотримся к фотографии, то заметим, что изгибы на фотографии с виду напоминают колючую проволоку. Именно этот элемент мог уверить, что снимок представляет упомянутые преступления УПА времён войны. Конечно, как выяснилось позже, оно представляло подлинное, только другое, ещё предвоенное событие. Это доказали Дариуш Стола (Dariusz Stola) и Ада Рутковска (Ada Rutkowska), опубликовав результаты своих исследований в «Rzeczpospolitej» (19 мая 2007), показывая, что случай убийства вместе с фотографией содержался в довоенном «Психиатрическом Ежегоднике» («Roczniku Psychiatrycznym»).

Кто, когда и где добавил эту фотографию к тем, представляющим резню ОУН-УПА, сегодня неизвестно. В этом вопросе было очень легко ошибиться. Разумеется, не за что винить окраинные (кресовые) среды. Трудно предполагать, чтобы старые ветераны имели ориентировку в довоенной психиатрической литературе. Зато имели травматический опыт – информацию, а также картины из памяти, связанные с трагическим прошлым – кровавой деятельностью бандеровских "боивок". О «венках из детей» или людях, привязываемых к дереву и убитых с детьми включительно, слышал, пожалуй, каждый ветеран родом с Юго-Восточных Окраин (Кресов). Также неоднократно видели собственными глазами один из таких случаев. От таких воспоминаний трудно избавиться. Фотография же, даже теперь, когда известно, что представляет другое событие, отлично отражает характер действий УПА, а особенно этого конкретного типа.

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ