"Никто меня не сверг. На Украине власть захватили националистические, профашистские молодчики". Об этом объявил Президент Украины Виктор Янукович на состоявшейся в Ростове-на-Дону пресс-конференции. Встреча Президента с прессой была запланирована вчера. Провел ее Михаил Гусман.

— Настало время мне сказать о том, что я намерен продолжить борьбу за будущее Украины. Против тех, кто страхом, террором пытается оседлать ее. Никто меня не свергнул. Я вынужден был покинуть Украину под непосредственной угрозой своей жизни.

В Украине захватили власть националистические, профашистские молодчики, представляющие абсолютное меньшинство Украины. Выход из ситуации: выполнение договора между президентом Украины, оппозицией, с участием министров иностранных дела Франции, Германии и Польши, а также Российской Федерации. Немедленное начало и завершение Конституционной реформы. Далее — проведение президентских выборов в декабре 2014 года и принятие новой Конституции.

Очень важно провести беспристрастное расследование актов насилия. Немедленная сдача оружие, разблокировка всех улиц, скверов и площадей, зданий. Вооруженные люди должны уйти.

Должны учитываться интересы всех регионов Украины.

Те потрясения, которые были, и жертвы — это последствия этого политического кризиса, результат безответственной политики Запада, которая помогала Майдану.

Я предлагаю провести референдум. Вопросы необходимо сформировать в ближайшее время.

— Вчера в своем обращении вы заявили, что соглашение февраля не выполнены. Чем обоснованы ваши выводы?

— Конечно, то соглашение, которое должно было урегулировать кризис, предусматривало его выполнение с двух сторон. Я верил в порядочность международных посредников. Соглашение было противоречивым и сложным, но я его подписал.

Оно предусматривало, что оппозиция и радикальные силы должны были разоружиться. Но это не было выполнено. Как результат, Киев был наводнен вооруженными людьми, которые начали громить дома, культовые учреждения храмы, начали страдать невинные люди. Людей грабили и избивали.

Все, что произошло дальше, — трудно подобрать эпитеты. Это беззаконие, террор, безвластие и хаос, беспрецедентные решения, которые принимались в парламенте способами насилия над депутатами. Их в прямом смысле слова таскали на Майдан. Это никак не назовешь работой парламента. Это работа Майдана. Под воздействиям силовиков и боевиков Майдана парламент голосует.

Правительство они назвали Кабинетом победы. Победы над кем? Над украинским народом? А должно было быть правительство национального единства.

Кто приходит во власть? Ярош, Парубий, Тягнибок. Это люди, которые пропагандируют насилие. Их хорошо знают за пределами Украины. Верховная Рада не легитимна, а соглашение, которое не выполнено, при условии выполнения, оно смогло бы начать законный процесс урегулирования политического кризиса. Это выход из тупика.

По поводу судей Конституционного суда — это беспрецедентный случай в мире. Когда Суд уничтожается — уничтожается государственность и государство.

— Вам стыдно за что-нибудь?

— Стыдно. Более того, я хочу извиниться прежде всего перед ветеранами, перед украинским народом, за то, что у меня не хватило сил удержать стабильность.

— Почему вы убежали из страны?

— Я никуда не бежал. Из Киева переехал в Харьков. Во время переезда, когда еще был в Киеве, меня обстреляли из автоматического оружия. Автомобиль-прикрытие был со всех сторон обстрелян. Я никуда не бежал. Мы ехали на встречу в Харьков с активом Партии регионов и общественной организации.

В Харькове с самого утра 22 числа СБУ начала получать информацию о том, что в Харьков прибывают радикально настроенные группы. Страха не было никакого. Это были условия безопасности, которые нужно было сохранить. И руководить безопасностью — не моя работа. Со мной был Рыбак и Клюев. Их попросил лететь в Донецк, там собрали актив и провели с активом определенную работу. А сам принял решение поехать в Луганск. Мы вылетели двумя вертолетами. Военные диспетчеры предупредили нас, что если не свернем с этого направления (их якобы предупредили, что мы летим в Россию), они поднимут вертолеты. Летчики развернулись и посадили наши вертолеты в Донецке.

Я передвигался автомобилем в Крым поздно вечером. Намерения, которые у меня были, были нарушены через новые угрозы. Я получил звонки от семьи. О том, что даже младшего внука внесли в список для люстрации. Такова была реальная ситуация.

— Почему мы в Ростове? Прокомментируйте ситуацию в Крыму?

— В Ростове, потому что у меня недалеко проживает старый друг. И я приехал к нему, для того, чтобы найти у него хотя бы временное убежище. Что касается Крыма: все, что там происходит — абсолютно естественная реакция на бандитский переворот в Киеве. Крымчане не будут подчиняться националистам и бандеровцам. Они хотят защитить свои дома и семьи.

Просьба к крымчанам: не допустить кровопролития. Как действующий президент Украины хочу заявить: Крым должен оставаться в составе украинского государства.

— Будете ли вы просить военную поддержку в РФ и когда вернетесь?

— Любые военные действия недопустимы. Я не собираюсь обращаться за военной поддержкой. Украина должна оставаться единой и неделимой.

Я вернусь в Украину, как только будут соблюдены условия безопасности мои и моей семьи.

— Как вы добрались на территорию России? Вы встречались с Путиным?

— В Россию я попал благодаря патриотично настроенным офицерам, которые выполнили свой долг и помогли мне сохранить жизнь. Это первое. Второе: я не встречался с Путиным. Разговаривал по телефону. Мы договорились о том, что при возможности встреча состоится.

— О соглашениях с оппозицией никто не вспоминает. Вас обманули при подписании? Как объяснить раскол в Партии регионов?

— Обманули весь украинский народ. И в такой ситуации я бы хотел услышать ответ от подписантов, которые выступали гарантами. Я не услышал никаких предложений, у нас не было никакой связи, в СМИ не увидел от них призывов переговорить. Я думаю, этого недостаточно. Нужно встречаться. Этот вопрос не снят с повестки дня.

Я не судья. Пусть Господь Бог их рассудит. Вместе с тем, я не осуждаю тех людей, которых под дулами автоматов заставляли принимать те или иные решения. Это реалии, которые сейчас есть в Киеве. Кое с кем из народных депутатов мне удалось переговорить по телефону. То, что услышал — это ужас. Молю Бога, что нынешняя так называемая власть опомнится и остановит насилие в стране.

— С чем связано преддефолтное состояние Украины? Вы планируете принять участие в выборах в мае?

— Преддефолтное состояние: оно появилось после того, как в Украине началась дестабилизации ситуации и фактически Украина утратила такого важного партнера как Россия. О том, что мы регулярно выплачивали заработные платы, пенсии, все социальные выплаты — знает все население. Я не скрою того, что мы готовились к выборам 2015 года, и конечно, мы бы сделали все, чтобы убедить украинский народ, что лучше жить в стабильной стране с огромной перспективой. Количество наших сторонников было самое большое. Люди в это верили.

Я возлагаю полную ответственность на тех, кто привел страну к хаосу и катастрофе. Это они виновны — и видимые, и невидимые. В том числе представители Запада и США, которые покровительствовали Майдану. Это они несут ответственность перед украинским народом.

О выборах. Я считаю их незаконными и принимать в них участия не буду.

— Как вы будете бороться за будущее Украины?

— Я частично уже ответил. Еще раз повторю: как только у меня будет реальная возможность вернуться (в том числе гарантии безопасности от международных посредников), я сразу вернусь в Украину.

Я вижу пути урегулирования кризиса. Прежде всего, то соглашение, которое было подписано и не выполнено. Запад должен взять на себя ответственность. С двух сторон невыполнение этого решения — проблема Запада. Это моя позиция.

— Швейцарские СМИ сообщают, что ваши счета арестовывают. Как вы планируете бороться за власть?

— Я не думаю, что в этом зале найдется человек, который бы испытывал удовольствие от того, что происходит в Киеве. Вы понимаете мое состояние и состояние моих единомышленников, которые страдают в результате террора. Поэтому я еще раз хочу обратиться ко всем участникам беспредела: пока не поздно, откажитесь от этой власти, прекратите беспредел вместе со своими покровителями с Запада!

— Как вы относитесь к освобождению Юлии Тимошенко? Не хотите извиниться перед бойцами «Беркута»?

— Я встречался с бойцами «Беркута» и перед ними извинился. Еще раз хочу повторить: я извиняюсь перед этими мужественными людьми, которые невинно страдали.

О Тимошенко. Я не знаю, какая будет ее судьба. Пойдет она на выборы или нет. Думаю, украинский народ ответит на вопрос, быть ли ей в политике. Что касается уголовного дела, ее судил суд. Суд принял решения. Решение выполнялось. Условия содержания были эксклюзивными. Ее освобождение — этот вопрос лежит в правовой плоскости. Я ей не желал и не желаю зла. У меня ничего нет личного к ней. Но то соглашение, которое она подписала с Россией, принесло Украине более 20 млрд долларов убытков. Она это хорошо знает. А затем уже и Запад, и кстати Путин, высказывались по-разному.

— Чем и как вы можете подтвердить, что вы реальный президент Украины?

— Законы, которые были приняты насильственным путем в парламенте, я их не признаю и не признаю. Я их не подписал, а это значит, что законы не были приняты. Это тот юридический факт, который свидетельствует о том, что я действующий президент.

Тот спектакль, который был в парламенте, я не могу назвать импичментом.

— Какую роль может отыграть Россия в урегулировании конфликта?

— Наш стратегический партнер — Россия. Россия должна и обязана действовать. И зная характер Путина, я удивляюсь, почему он молчит. Это вопрос.

— В СМИ пишут, что у вас была встреча с Ярошем. Вы сожалеете, что вообще вели мирные переговоры?

— Мы вели официальные переговоры с представителями оппозиции. Переговоров на человеческом уровне было много. Все они были направлены на поиски мирного урегулирования. В этом нет ничего плохого.

Я не приемлю никаких других способов, кроме мирных. Никакая власть не стоит капли пролитой крови. Все, что произошло — на совести тех, кто это сделал. Я никогда не отдавал приказов милиции стрелять. Милиция была безоружна до последнего момента, до угрозы смерти.

— Если начнется расследование в Гааге, готовы ли вы сдаться? Путин и Россия признают вашу легитимность?

— Что касается Гааги. Вначале должно пройти независимое расследование с участием власти, оппозиции и Совета Европы. Это первое. Я уверен, что со временем правду будут знать все. К сожалению, сейчас идет ужасное театрализованное представление. Думаю, вы согласитесь со мной, что нет более заинтересованного человека, чем я и моя команда, чтобы не было кровопролития. Наверное, этот сценарий писался не в Украине.

С Путиным мы много разговаривали. Но прежде всего об экономических интересах. Когда мы увидели последствия подписания договора с ЕС, решение было принято одно — приостановить, найти пути гармонизации отношений между ЕС и Россией. Россия тоже готовила аналогичный договор с ЕС. Но эта работа проходила много лет. И предложение сводилось к одному: мы должны были найти общие подходы к огромным товарным группам. Договорились о трехсторонней встрече.

Товарооборот с Россией превышал 60 млрд долларов, за последний год мы потеряли 15. Трудно было подсчитать потери в будущем. Мы хорошо понимали, что в сельском хозяйстве, где европейский производитель имеет 30 процентов дотаций, наш производитель будет дискредитирован.

Простой пример: железнодорожный транспорт — у нас разная колия. Военно-промышленный комплекс тоже выпадал. Россия сразу приняла бы защитные меры, то есть, подняла бы тарифы.

Переговоры с Путиным привели к тому, что я обратился к правительству Украины остановить подписание соглашения с ЕС до того момента, пока или Европа пойдет на встречу нашим предложениям, или предложить компенсацию. К сожалению, эта работа даже не была начата…

— Каких действий со стороны России вы ждете?

— Еще раз повторяю: я законно избранный президент. У меня не было встречи с Путиным. Как только встреча состоится, я пойму его отношения и, наверное, у нас будет дискуссия по поводу ситуации, которая сложилась.

О действия России. С моей стороны было бы некорректным говорить о том, что должна делать Россия. Но повторюсь: Россия не может быть безучастной. Она должна использовать все имеющиеся возможности для того, чтобы предотвратить хаос и террор в Украине. Однако я категорически против вторжения в Украину.

Российским спецназом пугали всех. В том числе и меня. Сейчас у меня нет официальной информации о вторжении российских войск. Кто-то переодетый, где-то…

Хочу сказать за Восток Украины. Я прожил там 52 года. Пока люди работают на заводах, шахтах, пока они заняты и получают заработную плату, скорее всего, они никогда не пойдут. Но как только остановятся заводы и шахты — поднимется промышленный Донбасс. И я не завидую никому, кто попадется под руку рабочего.

— Зачем вам страусы, кабанчики и пони в Межигорье?

— Я являюсь владельцем дома 620 квадратных метров. В нем живу с 1999 года, после того, как у меня было покушение в гостинице «Национальная», Кучма предложил мне останавливаться на закрытой территории. Потом было два указа Кучмы и один Ющенко, которые передали его мне в вечное пользование. Он был старый, я его отремонтировал. Когда пришла новая власть, они начали меня выселять. Я заплатил за него 3 млн 200 тыс. долларов в год. Все остальное не принадлежит мне. Все, что там показывали — красивая картинка. Международные адвокаты очень скоро будут подавать иски — это не украинская собственность.

Все разговоры о том, что мой старший сын владелец этого всего — никогда такого не было. Все красивые картинки по моей дискредитации — политический трюк. Все, что касается средств, денег, собственности за рубежом: у меня никогда не было собственности и счетов за рубежом. Это все пустой звон.

В заключение хотел бы обратиться к так называемой законной власть. Опомнитесь! Опомнитесь и прекратите бесчинства! Уже сейчас конец ясен — никогда народ Украины не согласится жить с вами вместе в такой стране! Уйдите и не допускайте еще большего беззакония!

Хочу обратиться к народу Украины. Первое. Хочу попросить прощения. У всех. Кто пострадал и страдает.

Второе. Все, что смогу сделать, буду делать до конца своей жизни, чтобы быть с народом Украины. Не с подонками, националистами и бандеровцами, а с народом Украины.

Для меня дороги жизни тех людей, которые ушли…

Уверен, для нынешней власти не существует украинского народа, они считают, что это щепки. Но правда восторжествует.

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ