Степана Бандеру готовятся обсудить на международном форуме против развития фашизма, который пройдет 3 октября в Бостоне (Соединенные Штаты Америки). Степан Бандера попал в список обсуждения вместе с такими известными беглыми фашистами как: Ингмар Вольфштейн, Курс Брассель и другие.

Напомним, что ранее Служба безопасности Украины рассекретила документы о "международной деятельности" Организации украинских националистов (ОУН) и Украинской повстанческой армии (УПА) в 1940-1950 годах. Связи Бандеры и УПА с фашистскими режимами Германии, Венгрии и Румынии были доказаны не единожды. Рассекречивание бандеровских архивов - вовсе не акт исторической справедливости со стороны СБУ. Руководители украинских спецслужб как раз уверены в том, что свидетельство связи "борцов за украинскую независимость" с союзниками гитлеровской Германии - Румынией и Венгрией - дополняет портрет Степана Бандеры, как человека с огромными амбициями. разделяющего идеалы фашистской Германии.

Международный форум в Бостоне посвящен книге Джеральда Штайнахера (Gerald Steinacher) «Нацисты в бегах: как гитлеровские палачи избежали правосудия» (Nazis on the Run: How Hitler's Henchmen Fled Justice).

Заголовок труда Джеральда Штайнахера о том, как нацистские военные преступники в конце Второй мировой войны бежали из Европы, напоминает название комедии «Монахини в бегах» (Nuns on the Run), но на этом весь юмор и кончается. Это – серьезное, трезвое и вызывающее тревожное чувство исследование, основанное на интервью с некоторыми дожившими до наших дней участниками событий и документах из целого ряда архивов.

Штайнахер развенчивает миф о тайной организации «ОДЕССА». Версия о наличии законспирированной группы бывших эсэсовцев, занимающихся спасением своих товарищей, появилась в тот момент, когда американцы забеспокоились, что нацисты могут вывезти за границу награбленное, и основать на эти деньги Четвертый Рейх. Она оказалась чистым вымыслом, но «охотник за нацистами» Симон Визенталь подхватил эту легенду, объясняя с ее помощью, почему столь многим нацистским преступникам удалось ускользнуть. Аргументы Визенталя, в свою очередь, стали основой для сюжета детектива Фредерика Форсайта «Досье ОДЕССА». Правда куда более прозаична, но от этого лишь сильнее ошеломляет.

Эсэсовцы начали готовиться к бегству, еще когда шли бои. Планируя пути к спасению, они использовали существующие агентурные сети. Фронтовые друзья или «коллеги» из администрации лагерей для военнопленных, конечно помогали друг другу, но куда нацисты могли податься? Германия была оккупирована союзниками, они контролировали ее границы. Впрочем, в Европе имелся один уголок, словно специально созданный для беглых нацистов.

Это был Южный Тироль, расположенный по соседству с южными районами Германии. Чтобы попасть туда, надо было пересечь две границы, но австрийцы не слишком тщательно проверяли прибывающих, а дальше имелись проторенные еще контрабандистами маршруты – вплоть до Италии. В свое время те же конспиративные квартиры, тропы и проводники использовались евреями, спасавшимися из Третьего Рейха. Когда Адольф Эйхман в 1950 году покидал Германию в тирольском костюме, система «работала как часы». Позднее он вспоминал: «Когда-то здесь проходили евреи – теперь Эйхман».

Перейдя границу, нацистские функционеры и эсэсовцы могли вздохнуть с облегчением. Население Южного Тироля составляли этнические немцы, ярые приверженцы германского национализма. В декабре 1945 года союзники передали регион Италии, но итальянские спецслужбы были крайне слабы. Рим считал, что лучший способ избавиться от тысяч беженцев и перемещенных лиц, скопившихся в Тироле – это позволить им отправиться куда глаза глядят.

Города Мерано (немецкое название – Меран) и Больцано (Боцен) стали перевалочными пунктами для беглецов и тех, кто им помогал. Мэр Термена (Трамина), прежде входивший в фашистскую партию, с готовностью выдавал подложные справки о месте жительства, позволявшие нацистам, в том числе Йозефу Менгеле, выправлять себе удостоверения личности. В годы войны в Южном Тироле обосновались специалисты по подделке документов, и теперь они снабжали бумагами тех, кто жил под чужими именами. Все это делалось без особой конспирации: даже в местной газете писали, что регион превратился в «Эльдорадо» для бывших нацистов.

Особое значение север Италии имел и по другой причине. В последние недели войны представитель Управления стратегических служб (предшественника ЦРУ) в Швейцарии Аллен Даллес договорился о капитуляции немецких войск на этом театре с генералом СС Карлом Вольфом. В результате боевые действия здесь закончились раньше, чем на других фронтах, а Даллес установил контакты с высокопоставленными эсэсовцами. Поскольку он уже вынашивал планы превращения Германии в союзницу против СССР, эти связи были вдвойне полезны – причем обеим сторонам.

В конечном итоге американская разведка начала напрямую помогать разыскиваемым нацистским военным преступникам. Но поначалу немцам приходилось рассчитывать только на себя. Они пользовались хаосом, воцарившимся в Европе в первые послевоенные месяцы, и тем, что в то время по Континенту перемещались миллионы людей, не имевших официальных документов.   Хотя Администрация помощи и восстановления Объединенных Наций и ее преемница – Международная организация по делам беженцев – помогали лишь «настоящим» беженцам, граждане Третьего Рейха и этнические немцы могли получать временные проездные документы через Международный комитет Красного Креста.

По вполне обоснованным гуманитарным соображениям штаб-квартира Красного Креста в Женеве разослала своим отделениям в Риме и Генуе тысячи чистых бланков для пропусков. Однако чиновники на местах проявляли вопиющую халатность. Личности людей, подавших заявку на пропуск, проверялись крайне поверхностно. Кроме того, нацисты могли получать официальные справки от церковных организаций, занимавшихся помощью беженцам из католических стран. Для Папской комиссии помощи во главе со статс-секретарем Ватикана Джованни Монтини «забота о беженцах» означала в основном помощь антикоммунистам, бегущим от Советов.

Штайнахер представляет неопровержимые доказательства соучастия Ватикана в «исходе» нацистов. Монтини – ставший в 1963 году Папой под именем Павла VI – позволял австрийскому епископу Алоизу Гудалю, хорватскому кардиналу Крунославу Драгановичу и венгерскому священнику Эдуарду Демотеру использовать возглавляемые ими комитеты помощи для содействия беглым нацистам и коллаборационистам. Епископ Брессаноне (Бриксена) Йоханнес Гейслер предоставлял им убежище в церковных зданиях и монастырях. В ответ многие эсэсовцы соглашались повторно креститься. Штайнахер убедительно показывает, что эта процедура была элементом стратегии Ватикана по «рехристианизации» Европы.

Вскоре к Ватикану присоединилась американская разведка. К середине 1946 года она плотно занялась выявлением «крысиных троп» и тех, кто их обслуживал, но не для пресечения подобной деятельности, а для эвакуации людей, которых считала полезными для себя. Речь шла о немецких офицерах, руководивших в годы войны агентурной сетью в советском тылу или просто специалистах по России. Среди тех, кого американские спецслужбы вывезли из Европы, были «лионский палач» Клаус Барбье и Вальтер Рауф, автор идеи «газовых фургонов».

Большинство беглецов направлялось в Аргентину, вербовавшую инженеров и ученых среди немцев, желавших покинуть Европу. Данный раздел книги во многом основан на исследованиях Уки Гоньи и комиссии, созданной в Аргентине в 1997 году для изучения деятельности нацистов в стране. Штайнахер критикует «односторонне представление об Аргентине как убежище для нацистов», но не дает особой информации о других странах, где укрылись многие из них, прежде всего Сирии и Египте. Ничего особенно нового он не говорит и о тех, кто бежал в США.

Автор мог бы также подробнее рассказать о том, что было известно о беглых нацистах в первые послевоенные годы. Основной объем информации о немецких военных преступниках был получен в ходе Нюрнбергских процессов. До процесса над командирами эйнзацгрупп в 1947 году союзные власти плохо представляли, кто именно из офицеров СС несет ответственность за массовые расстрелы евреев в России и уничтожение гетто. Список преступников, избежавших наказания – среди них Франц Штангль, Эдвард Рошман, Йозеф Швамбергер и Отто Вахтер – просто поражает, но пользовались ли эти люди в те годы такой же печальной известностью, как сейчас?

Штайнахер справедливо отмечает, что действия американцев определялись прежде всего разворачивающейся «холодной войной», но не упоминает о том, что беглые нацисты в Италии могли не опасаться и британских спецслужб, хотя и по другим причинам. Уайтхолл настолько активно пытался не допустить европейских евреев в Палестину, а палестинских в Европу (для организации терактов против британских объектов), что у него просто не оставалось ни энергии, ни ресурсов на таких, как Эрих Прибке. Впрочем, перечисленное – лишь небольшие упущения автора, не снижающие ценности его книги, дающей нам ошеломляющую новую информацию и мрачные примеры того, какую нравственную цену приходится платить за «политическую целесообразность».

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ