Миф «Оранжевой революции» (и для её сторонников, и для её противников) состоял в утверждении действия внешних сил, мешающих волеизъявлению украинского народа. Для оранжевых этой внешней силой, навязывающей свою волю, была Россия. Теперь почти все согласны: на этих выборах решающую роль имела воля самих избирателей Украины; внешние силы определяющего влияния ни на запад, ни на восток страны не имели.

И что получилось? Увидели ли мы «свободную волю украинского народа»? Скорее, увидели только подтверждение тому, что определяющая роль внешних сил была политтехнологической выдумкой, пугалом, дискредитирующим «неправильный» выбор. Её вроде как нет – а ничего не меняется: результаты до смешного совпадают с теми, что были в 2004 году. Перед людьми со всей очевидностью открывается, что географический раскол Украины на две примерно равные «электоральные части» - это не результат «одурманивания» людей со стороны других стран и их агентов, а сознательный выбор населения этих самых регионов.

Более того, если пять лет назад у активно вовлечённых в политику людей наблюдалась искренняя поддержка своих кандидатов, то теперь, в общем-то, никто и не скрывает своей негативной оценки их действий: ни оранжевые, ни бело-голубые политики не реализовали ничего из того, о чём говорили и что обещали пять лет назад. Однако люди всё равно голосуют за них – и это голосование не за «хорошего» кандидата, а просто за «своего».

Главным итогом «Оранжевой революции» было жёсткое разделение Украины на две «электоральные зоны», и теперь оно получило новое подтверждение и стало прочней. Ни одна из сил не смогла «подвинуться», расширить свою территорию. Более того – уже не очень-то и пытались это сделать. Основным ресурсом была явка в «своих регионах», а не привлечение «чужого» избирателя.

Впрочем, уверен, что раскол страны в нынешних границах обусловлен совсем не только культурно-историческими предпосылками, но в не меньшей степени действующими фигурами политических лидеров. Между Харьковской и Сумской областями нет столь существенной культурной границы, как, например, между Галичиной и Подольем. Положение Центральной Украины на самом деле спорное. Другой лидер Юго-Востока мог бы победить и в Центре или, по крайней мере, в части его областей. Однако вряд ли другой лидер Запада смог бы продвинуться на Восток. Оба центра «растяжения» Украины – Галичина и Донбасс – имеют шансы быть понятыми в центральных регионах. Но сохранится главный итог «Оранжевой революции» – Центральная Украина уже не может быть действительно Центром. «Днепровский хребет» украинской государственности, способный держать при себе все такие разные окраины, был тогда сломлен, и это та новая реальность, которая больше всего определяет значимость события пятилетней давности. Так, «оранжевый миф» развеялся, но созданная «Оранжевой революцией» новая реальность Украины как страны «без центра» сохраняется.

И эта реальность со всей очевидностью показывает, что главный миф, определяющий политическую жизнь на Украине – это совсем не «судьбоносный выбор между Востоком и Западом». Главный миф – это само существование «украинского народа», якобы делающего такой выбор. То есть того демоса, который в масштабах всей Украины может «выбрать себе демократию». В постсоветской политике не принято говорить, что не любая «электоральная масса» есть народ. Условно принято считать, что население созданных большевиками республик и является «народами», и вот в экс-УССР живёт такой «народ». Но ведь это далеко не всегда так, и украинская политика ярко о том свидетельствует.

Миф о едином украинском «демосе», тем не менее, действительно работает и определяет политические реалии Украины. У юго-восточных регионов, и у всей украинской государственности нет другой идентичности, кроме украинской, и нет другой национальной идеологии, кроме украинской. И любой человек у власти в Киеве, кто заинтересован в существовании общей государственности, будет в своей политике исходить из «украинских национальных интересов». Крушение «оранжевого мифа» выражается в том, что Западная Украина признала как факт существование Восточной: не как «оболваненных москальской пропагандой шахтёрских масс», а как части страны, с которой приходится считаться. Человек, бывший воплощением «всего плохого для Украины» побеждает – и даже Галичина не бунтует, не выходит на улицы, не едет спасать Украину в Киев. И вряд ли всё потому, что «Восток победил Запад»: просто никакой иной идентичности, иного геополитического позиционирования и принципиально новой политики приход Януковича в президентское кресло не обещает. И «бело-голубые» за последние пять лет сделали всё для того, чтобы объяснить это Центральной и Западной Украине.

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ