Видимо, не случайно, в своей довольно скандальной книге «За схiдним обрiєм» (Париж-Балтимор, 1974 г.) многолетний узник советских лагерей, бывший политвоспитатель бандеровской УПА Данило Шумук, вспоминая свои встречи с Петром Дужим в местах тюремного заключения, характеризует его как высокомерного, заносчивого хвастуна, не пользовавшегося авторитетом в среде политзаключенных, ставившего на первое место в жизни личные интересы.

Шумук приводит фрагмент своего разговора с одним из солагерников – оуновцем Марушко: «Вы же видите, что сейчас делается: члены Центрального Провода каются, пишут о помиловании, чтобы только выйти на свободу. Кук покаялся и написал об этом целую брошюру, Степанюк и Дужий написали о помиловании и также в прессе выступили с позорными статьями, а я же не член Центрального Провода и этого не делаю».

Я не преклоняюсь ни перед кем ради ОУН, а ради своего собственного достоинства. Дужий, Павлишин и Кук не имеют права оплевывать ОУН, поскольку все то, что было самым плохим в ОУН – это, как раз, были они сами и их преступные действия. Поэтому они имеют право плевать только на самих себя и только перед своим народом и больше ни перед кем».

Сегодня мы наблюдаем очередные политические кульбиты оуновских деятелей типа Кука и Дужого, которые не только в очередной раз «прозрели», но и занялись дезинформацией молодого поколения украинцев, рассказывая им легенды об «армии бессмертных» и ее главарях-террористах. Попытаемся восполнить сознательно допущенные указанными авторами пробелы, анализируя жизненный путь Романа Шухевича. Согласно данным из книги П. Дужого (приводим почти дословно), родился нынешний кумир галицийской элиты 30.06.1907 года во Львове, погиб 5.03.1950 года в селе Белогорща близ Львова. Сын уездного судьи. Жена – Н. Березинская была сестрой боевика из террористической группы Р. Шухевича Юрия Березинского (в честь его назвали своего сына супруги Шухевичи – Л. П.), погибшего 30.11.1932 г. во время нападения с целью ограбления на почтовое отделение Городка.

Член Пласта (1922-1930), член УВО (1923-1929), служил в польской армии (1928-1929). Член ОУН с 1929 года. Закончил Львовский политехнический институт. Боевой референт краевой экзекутивы ОУН на Западной Украине (1930-1934), узник польской тюрьмы в Березе Картузской, член штаба «Карпатской Сечи» (1938-1939). Краевой проводник ОУН на «западных окраинных землях» и главный референт связи с подпольем на украинских землях (1939-1941). Член революционного провода ОУН (ОУН-б – Л.П.). Политический руководитель Дружин украинских националистов (1941), заместитель министра обороны в правительстве Ярослава Стецько (1941). Военный референт провода ОУН с мая 1943 года, руководитель бюро провода ОУН, участник Третьего чрезвычайного Сбора ОУН, главнокомандующий УПА, председатель генерального секретариата УГВР (созданный бандеровцами в подполье «парламент» – Л. П.). Награжден Золотым крестом боевых заслуг 1 класса. Генерал-хорунжий УПА, автор статей на политические и военные темы.

Практически все авторы трудов и публикаций о Шухевиче отмечают, что на формирование взглядов будущего командира УПА сильное влияние оказала атмосфера, господствовавшая в среде галицийской элиты на рубеже 19-20 веков. Увлеченная германофильскими идеями, преклонявшаяся перед членами австрийского монаршего дома, любившими щеголять в украинских вышиванках, и, с далеко идущими целями, заигрывавшими с украинскими «патриотами», эта элита болезненно переживала поражение немецкой коалиции в 1-й мировой войне и результаты послевоенного устройства Европы.

Не случайно, в период «весны народов» – революционных событий 1848 года в Европе, когда на баррикадах Львова против австрийских карателей плечом к плечу сражались польские юноши и учащиеся российской духовной семинарии, галицийские вояки из легиона сечевых стрельцов (в просторечье, усусы – Л.П.) топили в крови восставшую европейскую демократию, став наиболее надежной опорой императорского дома Габсбургов. Уже в тот период четкая граница разделила галицийское общество на две противоборствующие части – приверженцев панславизма, с одной стороны, и германофилов, с другой. Иногда противостояние приобретало довольно радикальные формы. Так, в 1910 году в период проведения антипольской демонстрации погиб приятель и единомышленник Евгения Коновальца – Адам Коцко.

Многие бывшие офицеры-сечевики, в первую очередь, такие, как Евгений Коновалец, будущий кумир и покровитель Р. Шухевича, с самого начала стали не только пламенными сторонниками идеологического «творчества» Дмитрия Донцова, но и элементами, решительно воплощавшими это «творчество» в реальную политику. Именно Коновалец с апреля 1923 года инициировал создание во Львове двухнедельника «Заграва», редактирование которого поручил Донцову. «Заграва» стала любимым изданием Романа Шухевича, старавшегося не пропустить ни одного свежего номера. Редакторская статья «Наши цели», опубликованная в первом номере «Заграви» (1.04.1923 г.), не оставила никаких сомнений о приверженности ее автора нацистской, шовинистической идеологии. «Мертвым звуком», «фразой» названы в статье человеческие ценности: солидаризм, гуманизм, пацифизм, демократию: «фразой является для нас демократия. На ее место (фразы) поставим чистый национальный эгоизм и бескомпромиссность...».

Известный на Западе исследователь истории ОУН, украинский националист Петро Валей, который сейчас осуждает профашистскую доктрину Д. Донцова, ставшую краеугольным камнем программы ОУН со дня ее основания, не случайно подчеркивает: «В тридцатые годы Донцов был настоящим обладателем душ молодого поколения. «Десять заповедей украинского националиста» (т.н. «декалог» – Л.П.), это точный перевод политической философии Донцова на повседневный язык». Оуновские авторы хвалебных публикаций и «трудов» о Р. Шухевиче не скрывают, что на формирование его сознания, выбор им жизненного пути решающее значение оказали труды Донцова и знакомство с Коновальцем. Вот как об этом пишет Петро Дужий в упоминавшейся нами работе: «... четырнадцатилетний гимназист Роман Шухевич в 1921 году не раз имел возможность встречаться во Львове, в помещении своей бабушки Гермины Шухевич, с комендантом УВО полковником Евгением Коновальцем, который в том году прибыл из-за кордона... Роман Шухевич через четыре года после встреч с полковником Коновальцем стал членом УВО, одним из выдающихся ее боевиков, а военная профессия пленила хлопца и была особой в его наполненной глубоким содержанием жизни».

Позволю и себе предположить, что Коновалец – продукт австрийско-германской военной машины, помог заронить в душу Шухевича любовь не просто к военной профессии, а любовь к воспитавшим полковника немецким воякам. Тем более, что такому восприятию способствовало преклонение части галицийских полуинтеллигентов перед «арийской» расой.

Провинциальные галицийские юноши и барышни из состоятельных семей откровенно завидовали «арийскому» происхождению своих германских и австрийских сверстников и едва не падали в обморок от избытка положительных эмоций, читая газету «Діло», называвшую галичан «тирольцами востока». Впоследствии термин «мои тирольцы» будет часто использовать губернатор т.н. дистрикта Галичина, эсэсовский генерал Отто Вехтер, убеждая Адольфа Гитлера согласиться с предложением украинских националистов, умолявших оккупантов разрешить им создание «своей» дивизии в структуре немецких Ваффен СС.

В Галиции, оказавшейся в составе панской Польши, медленно, но уверенно зрели те же настроения, что и в других государствах, элита которых была не удовлетворена своим положением, и умело, использовала кризисные явления в экономике, социальную нищету основной массы населения для подготовки условий реванша. В воздухе буквально «носилась» фашистская идеология, вскоре воплотившаяся в основной работе Дмитрия Донцова «Национализм» (1926 г).

Мечтая о независимом государстве, единственной идеологией которого мог быть только фашизм донцовского разлива, украинские националисты, вопреки их официальным утверждениям, никогда не делали ставку на собственные силы. Почти сразу они поставили на Германию.

Уже в 1922 году Коновалец, незадолго перед этим утопивший в крови Киевское январское восстание рабочих (1918 г.), призвал членов Украинской войсковой организации (УВО), созданной им же в 1920 году, ориентироваться на Берлин, которому остался верен до конца своих дней (1938 г). Так все и началось...

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ