О Романе Шухевиче (оуновские клички «Тур», «Шуб», «Жар», «Степан», «Чернец», «Туча», «Билый», «Мамай», «Гриць», «Чумак», «Шух», «Борис Щука», «Щука», «Васыль», «Старый», «205», «171», «Роман Лозовский», «Тарас Чупринка», «Чупринка», литературный псевдоним «Чагар») писали многие оуновские авторы, «труды» которых, без излишней, ложной скромности, позволю себе считать скорее художественными панегириками, чем серьезными исследованиями, претендующими хотя бы на элементарную объективность.

Пожалуй, наиболее известными из этих «трудов» являются статья Степана Бандеры «Командир – провидник», впервые напечатанная в еженедельнике «Шлях перемоги» за март-апрель 1954 года; работа известного оуновского историка-дезинформатора общественного мнения Петра Мирчука «Роман Шухевич (ген. Тарас Чупринка) командир армії безсмертних» (Нью-Йорк – Торонто – Лондон, 1970 г); «научный труд» последнего командира УПА Василя Кука «Генерал Роман Шухевич – головний командир Української Повстанської Армії (УПА)», появившаяся в Киеве в 1997 г; а также книга-панегирик известного оуновца Петра Дужого «Роман Шухевич – политик, воїн, громадянин», изданная во Львове в 1998 году.

Общим для этих авторов принципом исследования проблемы можно считать безмерное возвеличивание личности Р. Шухевича, уход от серьезной полемики с оппонентами, отсутствие каких-либо попыток исследовать архивные материалы и труды наиболее известных ученых, не принадлежащих к лагерю ОУН.

По-видимому, это не случайно, т.к. подобные подходы, во-первых, вообще характерны для оуновских псевдоисториков, а, во-вторых, верить таким оуновским деятелям как Василь Кук и Петро Дужий любой осведомленный читатель вряд ли станет, поскольку в своей предыдущей жизни эти люди даже не пытались соблюсти идейную, моральную и научную добропорядочность, с легкостью куртизанок перелицовываясь и перебегая из одного политического лагеря в другой.

Василь Кук, будучи захваченным чекистами, сразу же охотно согласился оказывать содействие следствию, что помогло ему избежать не только сурового наказания за прежнюю террористическую деятельность, но и серьезно улучшило его материальное положение. Благодарный Василь Кук не остался в долгу. В 1960 году он обратился к украинскому народу с воззванием, в котором справедливо заклеймил позором вчерашних друзей и единомышленников из ОУН: «Активное сотрудничество ОУН с немецкими фашистами перед Великой Отечественной войной и во время ее привело к страшному опустошению нашего края, к огромным жертвам, которые украинский народ не сможет забыть».

Член и референт пропаганды центрального провода ОУН, издатель фашистских газет «Идея и чин», «Повстанець», «За українську державу» «Щоденнi вісти» и др. Петро Дужий 4 июня 1945 года был захвачен с оружием в руках в бандитском бункере и осужден за кровавые преступления к исключительной мере наказания – расстрелу. Спасло его, как и последнего командира УПА Василя Кука, «правильное» поведение. В 1947 году расстрел заменили 25-ю годами тюрьмы. Пришлось снова постараться. Узника Дужого, как и в оуновском подполье, выручила журналистская профессия и умение перевоплощаться, легко менять политический окрас. Он привычно строчит публикации, которые большими тиражами, с помощью друзей-чекистов и идеологического аппарата КПСС расходятся по всему свету. Но, сделаем скидку на то, что это был период сталинизма. Возможно, Дужого запугали или сломили пытками? Возможно, он изменился после смерти «вождя всех народов» и с приходом «оттепели», как некоторые другие узники сталинских лагерей?

Не тут то было. Напомним, о чем писал наш «узник совести» в 1961 году. В статье «Любіть Радянську Україну – батьківщину кожного українця» (газ. «Вістi з України», №73 за сентябрь 1961 года) он, как всегда с глубоким внутренним убеждением, витийствовал: «Путь, на который я вступил еще в юношеские годы, привел меня к огромному личному горю, потере здоровья и ценнейших лет моего зрелого сознания и творческих сил. В заявлении, с которым я обратился 31 мая 1961 года в Президиум Верховного Совета, указывалось, что «я и такие как я, – тогдашние поклонники националистической доктрины, – допустили огромнейшую ошибку, не найдя сил и способностей понять ее неправильную сущность». «Ошибочность базировалась, – продолжал Дужий, – не только в недостаточной осведомленности с советской действительностью, но и, прежде всего, на априорно враждебном отношении ко всему советскому – вплоть до отрицания самого существования Украинского советского государства. И это, несмотря на то, что его признали почти все правительства мира и приняли в ООН».

А дальше – о своем политическом выборе: «В день ареста я фактически вышел из националистических рядов, и с того периода не принадлежу и не имею наименьшего желания принадлежать к какой-либо политической группировке».

В то время, как такие известные деятели УПА как Данило Шумук практически не выходили из советских тюрем, за решеткой оказалась молодая генерация самостийников, вроде Л. Лукьяненко, «прозревший» Дужий был доволен своим материальным положением на свободе. Выслушаем его собственную оценку: «После освобождения, вместе со своей семьей (женой и маленькой дочерью) я проживаю в Запорожье, где работаю инженером на электровозоремонтном заводе. Мой заработок обеспечивает средний прожиточный минимум. Люди, с которыми мне приходится работать на производстве, приняли меня хорошо и хорошо ко мне относятся» (газ. «Магаданская правда», №60, 1962 г.).

"Украинцы воевали в разных мундирах, много было и тех, кто имел мужество начать освободительную борьбу под собственными флагами" (Виктор Ющенко)
“Они превзошли своими зверствами даже немецких садистов эсэсовцев. Они пытают наших людей, наших крестьян... Разве мы не знаем, что они режут маленьких детей, разбивают о каменные стены их головки так, что мозг из них вылетает. Страшные зверские убийства – вот действия этих бешеных волков” (украинский писатель Ярослав Галан)

"В аллее старых деревьев они “украсили” ствол каждого дерева трупом убитого перед этим ребенка... Эту аллею бандеровцы назвали “дорогой к самостийной Украине”.("Освободительная" борьба УПА "под собственными знаменами", с. Лозовая Тернопольского уезда)

"У меня нет совести! Мою совесть зовут Адольф Гитлер!" (Герман Геринг)

Лозунги заставляют холодеть кровь и по сей день, не правда ли?

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ