Хорошо подобранный слоган партии или сообщества - 50% успеха. Об этом когда-то писал Энгельс. ВО Свобода на этом сыграла, как нельзя лучше. Вот только ничего общего со настоящей свободой политическая сила не имеет. Скорее ей бы подошло название "мировое Гетто". Почему? Попытаемся объяснить в довольно объективном материале приведенном ниже.



На основе анализа выступлений лидера и активистов Всеукраинского объединения "Свобода" на митингах и ток-шоу, изучения программных документов партии, Интернет-форума ВО "Свобода" и партийных групп в социальных сетях, а также – прежде всего – посредством личного общения с рядовыми партийцами и представителями среднего руководящего звена организации мы сделали попытку составить общий психологический портрет "свободовца". В своём анализе мы по возможности постарались избежать крайностей, будь то "патологизация" украинских националистов или же, напротив, восхваление их как "последних героев Украины", которых политические оппоненты незаслуженно обвиняют во всех смертных грехах. Наш подход предполагал выявление общих, наиболее типичных черт, присущих той части "свободовцев", которые попали в поле зрения исследования. Исследование не претендует на полноту и учёт мелких нюансов, в дальнейшем оно, возможно, будет продолжено и расширено.

Люди среди руин

Распад СССР для большинства его обитателей стал серьёзным морально-психологическим потрясением, не говоря о резком снижении качества жизни граждан. Миллионы людей, воспринявших единую, хорошую или плохую, картину мира, создававшуюся на протяжении 70 лет советским строем, оказались у разбитого корыта. В настоящее время много говорят о радикальной антицерковной политике ранних большевиков, символизируемой известными кадрами разрушения Храма Христа Спасителя в Москве. Разрушение советской идеологии для выходцев из республик бывшего Союза стало не меньшим потрясением.

Один из основных страхов, присущих малышам, которые едва учатся ходить, - это страх потери опоры. Для людей Античности и Средневековья такой опорой, в психологическом смысле, была религия, охватывавшая все сферы их жизни, как частной, так и общественной. На смену религии пришла идеология, произраставшая из идей философов-гуманистов. Они ставили во главу мироздания не божественное, но человеческое в разных его проявлениях. Лозунг Великой Французской революции "Свобода! Равенство! Братство!" породил три базовые идеологии эпохи модерна: либерализм, коммунизм и национализм соответственно.

После Второй Мировой войны идеология национализма стала в Европе вне закона. В конце 80-х годов XX века сдал почти все свои позиции европейский коммунизм. Осталась одна либеральная "свобода", которая, однако, не удовлетворяла и не удовлетворяет потребностей человечества в высшем оправдании жизни. Либерализм в политике и атеизм в духовной сфере порождают у людей душевный вакуум, ощущение внутренней пустоты и бессмысленности существования, которое нельзя "забить" внешним благополучием и материальным достатком – категориями физического порядка.

Начало XXI века, эпоха постмодерна, характеризуется, с одной стороны, массовой культурно-экономической и политической глобализацией, а, с другой, обратным процессом – возрождением регионализма и центробежных политических тенденций. Казалось бы, в эру Интернета и мгновенных электронных платежей является ли для кого-то принципиальным вопросом независимость Шотландии от Великобритании или Каталонии от Испании? Парадоксально, но ответ утвердительный.

Победившая в "цивилизованном" мире либеральная идеология способствует тотальной атомизации общества на отдельных индивидов, не связанных друг с другом иными связями, помимо экономических. Атомизация общества закономерно приводит к снижению доверия между индивидами, ведь доверие основывается на опыте и разделяемых всеми ценностях и единых нормах поведения, которых в условиях понятой в либеральном ключе свободы быть не может.

Вместе с тем состояние постоянной, пусть даже "вытесненной" из сознания, тревоги вместе с недоверием к окружающим крайне болезненно воспринимается "атомизированными" индивидами. Они начинают искать (или же конструировать) те общности, которые они могут назвать "своими" и в рамках которых они смогут чувствовать себя комфортно. В этом причина появления в современности множества новых субкультур и философско-религиозных течений. Так люди постмодерна, лишённые корней в условиях "свободного" общества, ищут себя.

Кто-то "находит себя" в ассоциировании с таким конструктом из эпохи модерна, как "нация", в истории или же мифологии своей большой или малой Родины, в своём языке и культурных корнях. На этом фоне повсеместно в Европе снимается "бан" на национализм вместе с признанием краха попытки построения "мультикультурного" общества в Англии и Германии. В данном контексте резкий скачок популярности националистической партии "Свобода" и победные выборы в Верховную Раду Украины соответствует общему тренду современной европейской политики.

Свободно плавающая тревога

Нестабильная экономическая и политическая ситуация в стране, неуверенность в завтрашнем дне способствуют формированию тревожных и тревожно-мнительных черт характера. Особенно ярко эти черты проявляются у людей, чей подростковый возраст пришёлся на конец 80-х и начало 90-х гг. XX века, период распада Советского Союза и разгула "бандитского капитализма".

У граждан более старшего возраста сохранились положительные воспоминания о "старых добрых временах", со спокойной и размеренной жизнью в стабильном, без потрясений, социуме. Старшее поколение, традиционно более консервативное, имеет перед глазами образ того, "как должно быть". Молодые же украинцы, чья личность формировалась в "смутное время", лишены таких положительных воспоминаний о стране. Им знакомы ощущения дискомфорта и "тонкого льда", необходимости постоянной борьбы за "место под солнцем".

Психологически ощущение "свободно плавающей тревоги", как её называют психоаналитики, гораздо труднее переносимо, чем те или иные сфокусированные на чём-то конкретном страхи и фобии. Если, по известному определению, ожидание смерти хуже самой смерти, то свободно плавающая тревога хуже страха того или иного человека, события или ситуации.

Свободно плавающая тревога не может долго находиться в сознании личности. Она либо временно "вытесняется" в подсознательное и затем постоянно "всплывает" в повторяющихся ночных кошмарах или навязчивых состояниях, либо "прилепляется" к тем или иным "внешним" объектам, будь то животные, конкретные люди, представители целых субкультур или этносов, ситуации, места, транспортные средства.

В случае, если тревожный человек идёт в политику, рационализация тревожно-фобических страхов может идти через историческую мифологию и тенденциозно рассматриваемые факты. Рационализация – свойство психики искать рациональное (то есть разумное) объяснение любым своим симпатиям и антипатиям, настроениям, предпочтениям, радостям или страхам. Вместе с тем это объяснение вовсе не обязательно будет отражать реальные причинно-следственные связи. Реальные связи зачастую скрыты, "вытеснены" из сознания.

Признать нерациональность собственных страхов или фобий для взрослого человека трудно, а указать их (как бы) рациональную вешнюю причину – вполне приемлемо. А вот мушкетёр Портос был открытым человеком, не искавшим рационализаций, поэтому прямо заявлял: "Я дерусь… просто потому, что я дерусь". Но в реальной жизни, а там более в политике, бывает, как правило, совсем не так. Не "я дерусь, потому что я дерусь", но "я дерусь, потому что враги внушают мне страх и я должен бить первым, моё поведение обусловлено внешней реальностью, а не моими внутренними, скрытыми мотивами". И "внешние" враги, истинные или, чаще, мнимые, всегда успешно находятся.

Ритуализм

Один из способов справиться с тревожным состоянием, с неуверенностью в завтрашнем дне, с ощущением недифференцированного потока, всё смывающего на своём пути, - это строгое соблюдение ритуала. Ритуал структурирует реальность в условиях постоянно меняющегося мира. В первобытной общине, в эпохи Античности и Средневековья жизнь человечества, полная войн, эпидемий, голода, в значительной степени поддерживалась именно ритуалами, связанными с солнцестоянием и равноденствием, со сменой сезонов и сбором урожаев, с половой или профессиональной инициацией, с религиозными праздниками.

В современном же мире формально оставшиеся ритуалы (например, военная присяга или получение аттестата о среднем образовании) больше не имеют сколько-нибудь существенного влияния на жизнь общества. Современность индивидуалистична, здесь каждый живёт по своему расписанию и поступает по своему произволу. Обретение человеком индивидуальной свободы, о чём так мечтали философы эпохи Просвещения, не сделало его счастливее. Человек XXI века остался один на один с внешним миром. Чтобы выстоять в этой "очной ставке", человеку вновь потребовалось ритуализировать свою жизнь.

Привлекательность германского национал-социализма, на который, как бы они от этого официально не открещивались (впрочем, в личных беседах некоторые это признают), во многом ориентируются представители ВО "Свобода", в известной степени строится именно на восхищении ритуалом. Ночные факельные шествия свастичным строем, величественные парады "белокурых бестий" в чёрной форме от Hugo Boss, торжественные ритуалы принятия в НСДАП или СС с клятвами и освящением "знаменем крови" – важные элементы, позволяющие людям ощущать свою общность с соратниками и единомышленниками и, одновременно, свою причастность к идеям и делам высшего порядка.

Ритуалы у ВО "Свобода", конечно, скромнее, чем у НСДАП, однако задачу сплочения рядов и идеологически-эмоциональной "зарядки" активистов они выполняют полностью. "Свободовцы" разных возрастов и социальных статусов с горящими глазами рассказывают о проведённом ими в октябре 2012 года марше памяти УПА, о символике партии и о процедуре принятия в ВО "Свобода". Кстати, испытательный срок партийца занимает целый год, в течение которого кандидат проходит ряд "инициатических" испытаний: от заполнения анкеты и собеседования до дежурств в штабе, работы в агитбригадах и участия в митингах.

Традиционные украинские рубашки-вышиванки, не всегда хорошо сочетающиеся с другими элементами одежды, стали одной из главных составляющих партийного дресс-кода, хотя широкую "моду" на них ввели в период "Оранжевой революции" Виктор Ющенко и Юлия Тимошенко. Партийцы всячески подчёркивают собственную национально-культурную идентичность и, одновременно, свою особость, отличие от стандартных политических клерков в галстуках и однотонных рубашках.

"Что такое хорошо и что такое плохо?"

Ирина Фарион, центральный идеолог ВО "Свобода" и новоизбранный депутат Верховной Рады Украины, известна даже за пределами Украины своими откровенно русофобскими заявлениями, экстравагантными поступками и истерическими формами поведения. У наблюдателя создаётся впечатление, что пани Фарион всегда находится в возбуждённо-агрессивном состоянии, граничащим с дисфорией (противоположность эйфории). Однако "свободовцы" весьма ценят свою коллегу, на официальном уровне всячески превозносят её компетентность в исторических и филологических вопросах (она кандидат филологических наук), регулярно выставляя в качестве спикера на митингах и популярных ток-шоу.

"Почему во Львове и в Украине в целом издается и продается столько книг, переведенных не на украинский, а на русский язык? Почему в наших маршрутках звучит москальская попса и москальская реклама? Чтобы бороться с этим мы должны прибегнуть к агрессивному сопротивлению. И я прошу вас об этом агрессивном сопротивлении против всего москальского", - призывает партийцев Ирина Фарион. По её словам, такая радикально негативистская риторика не есть проявление русофобии, но лишь призыв к защите украинского языка и культуры, украинского этноса от размывания волной глобализации и унификации.

Поскольку, исходя из "официальной" партийной историографии, на протяжении последних 400 лет Украина находилась под гнётом России, то именно со всем российским (точнее, конечно же, русским) и следует бороться противникам мировой глобализации. При этом идея украинизации традиционно русскоязычного Киева или тем более русскоязычного Харькова не кажется "свободовцам" проявлением той же самой насильственной глобализации и унификации, только в масштабах одной страны. "Двуязычие не исторически сложилось, а стало наследием московской оккупации, репрессий, геноцида, смешанных браков, запрета украинского языка, спланированную и естественную миграцию", - открывает однопартийцам глаза на окружающую действительность пани Фарион.

Теории заговора

Склонность к образованию сверхценных идей и к переоценке значимости своей личности – основные признаки параноидной (иногда говорят: паранойяльной) акцентуации личности. Акцентуация личности – состояние не патологическое, это лишь "заострение", чрезвычайная выраженность тех или иных черт характера. Сверхценная идея, которая завладевает сознанием параноидной личности, не поддаётся коррекции, любая критика "отскакивает" от неё, а тот человек, который пытается указать на несостыковки в рассуждениях и выводах параноика, тут же записывается им во "враги".

В националистических организациях, а ВО "Свобода" здесь является ярким примером, число параноидных личностей значимо выше, чем в среднем по обществу. Сама идеология притягивает людей, склонных к чёрно-белому восприятию мира, или же способствует формированию бинарной системы мышления в духе "друзья" – "враги". Причём "врагов" всегда гораздо больше. Они есть и внутри нации, и вне её, и внутри страны, и за границей.

В чёрно-белом мире, где нас окружают полчища врагов, только одна идеология и только одна партия способны противостоять наступлению кромешной "тьмы внешней". И если для риторики оппозиционных политических сил в принципе характерны лозунги в духе "только мы можем спасти страну от [вставить, от чего именно]", являющиеся лишь фрагментом продуманной рекламной кампании, то "свободовцы" по-настоящему верят в свою высокую миссию, называя коллег по оппозиции "попутчиками на одну станцию". (Напомним, перед выборами в Верховную Раду 2012 года "Свобода", "Батькивщина" и "УДАР" заключили соглашение о совместных действиях.)

Несмотря на декларируемую нейтральность в отношении этнических русских и/или русскоязычных граждан, молодые "свободовцы", даже представители традиционно русскоязычных регионов Украины, при обращении к ним на русском языке отвечают исключительно по-украински. Правда, они мотивируют это тем, что по-русски они говорят плохо, однако это представляется весьма сомнительным. (Отметим, что подобный же тренд на "забывание" русского языка имеет место и в среде либеральной оппозиции, в частности у Объединённой оппозиции "Батькивщина", функционеры которой порой всё-таки переходят с украинского на "забытый" русский язык, на котором прекрасно говорят "не под запись".)

"Свободовцы" склонны интерпретировать любые факты, связанные с историей или современностью российско-украинских отношений, сугубо с точки зрения желания "русского империализма" захватить, закабалить, подмять под себя маленькую, но столетиями стремящуюся к независимости Украину. У партийцев, например, в настоящее время (осень-зима 2012 года) муссируется слух о том, что президент России Путин, недовольный партией "Единая Россия", решил создать новый политический проект на базе идеологии "реваншизма и неосталинизма" (!), деятельность которого будет распространяться не только на территорию России, но и на сопредельные государства, прежде всего – правильно! – на Украину.

Если в российской политике всего лишь несколько лет назад, с подачи Кремля, было модно обвинять оппонентов в "работе на Госдеп США", то в тренде современной украинской политики – обвинения противников в "работе на Кремль" и "получении инструкций с Лубянки". Например, предвыборный слоган партии бывшего президента Виктора Ющенко "Наша Украина" гласил: "Единственный, неподконтрольный Кремлю". (Напомним, в 2004 году Тягнибок агитировал за Ющенко жителей Западной Украины.)

Несмотря на все заявления о "самостийности", по факту украинская политика, в том числе украинский политический национализм в интерпретации ВО "Свобода", не может или не желает отделиться от образа "Большого брата" в лице России, всегда действуя "с оглядкой" на неё. Россия для них – не только и не столько реально существующее государство, сколько сплетение мифов и объект постоянных проекций страхов и, реже, надежд.

Коллективизм как преодоление индивидуализма

Значительную долю активистов ВО "Свобода" составляют студенты вузов, в том числе и самых престижных. Среди киевских студентов-"свободовцев", с которыми нам удалось пообщаться, большинство живут в общежитиях, так как приехали из других регионов страны. Характерно, что многие из них всерьёз заинтересовались политикой и вступили в партию уже в Киеве, тогда как, находясь на своей малой Родине, они были вполне аполитичными. Попав из тихой провинции в современный европейский мегаполис, легко потеряться. Здесь больше стрессов и поводов для тревоги. У ВО "Свобода" же есть наработанный имидж реального братства, своего рода современного "маннербунда", где тебя всегда поддержат, подставят дружеское плечо, не оставят в беде.

Среди причин, побудивших их присоединиться к "Свободе", молодые люди, называли и "культурный расизм" русскоязычных киевлян. То, что в Москве или Петербурге называют снобизмом коренных жителей по отношению к приезжим из "замкадья", украинцами-провинциалами, оказавшимися в Киеве, воспринимается достаточно болезненно. Отсюда, очевидно, проистекает и желание "украинизировать" даже традиционно русскоязычную столицу Украины.

Подростковая обида на русскоязычных киевлян, пусть они будут хоть трижды "этническими украинцами", проецируется на русских, которые, исходя из официальной партийной (да и государственной, отчасти, тоже) мифологии, "насильно русифицировали украинцев". Иными словами, согласно "свободовской" мифологии, столичные жители выражают своё превосходство по отношению к провинциалам не в силу самого факта своей "столичности", но из-за столетий угнетения и русификации со стороны Российской Империи.

Приведённая выше цепочка квазилогических рассуждений, кажущаяся абсурдной и совершенно невероятной рядовому жителю, например, России, некритично воспринимается молодыми украинскими хлопцами, понимающими, что окружающий мир устроен как-то не так, и желающими изменить его к лучшему. Из добрых намерений, из сплетения реальных, злободневных и всем понятных проблем и исторических мифов рождается идеология "Свободы", завоёвывающая всё больше и больше симпатизантов в украинском обществе и за его пределами. (Так, российские демократы из партии "Демократический выбор" и представители "Национал-демократической партии" с энтузиазмом восприняли прохождение "Свободы" в Верховную Раду.)

Функционеры "Свободы" не похожи на функционеров других парламентских политических партий Украины и всего постсоветского пространства. Побывав на XXVI съезде ВО "Свобода", посвящённом подведению итогов победной для партии кампании по выборам в Верховную Раду Украины, автор видел не стандартное бюрократическое действо при полном зале людей-статистов в одинаковых деловых костюмах. На съезде комфортно себя чувствовали, выходя на сцену и получая почётные награды из рук лидера партии Тягнибока, мужчины и женщины разных возрастов, одетые кто в традиционную украинскую рубаху-вышиванку, кто в растянутый свитер и синие джинсы, кто в военную форму со множеством наград на груди.

По итогам выборов награждались и поощрялись рядовые активисты партии. Такими активистами, не являющимися купленной массовкой, сегодня не могут похвастаться ни коллеги "Свободы" по оппозиционному лагерю, ни оппоненты из партии власти. "Свободовцы", не имея больших финансовых ресурсов для материального мотивирования своих активистов, смогли грамотно наладить работу с партактивом, показывая рядовым партийцам их нужность, значимость и важность для общего дела. В этом – один из главных секретов успеха, к которому партия шла долгие годы.

Насилие и культ сильной личности

Культивирование насилия и преклонение перед сильной личностью часто называются в числе характерных составляющих "картины мира" активиста ВО "Свобода". С добродушной улыбкой партиец может рассказать, как они с соратниками отняли и уничтожили листовки у агитатора конкурирующей партии или сорвали выступление "идеологически чуждого" историка или музыкального коллектива.

Сама милитаристская эстетика партии, с прославлением "сечевых стрельцов" (формировавшихся из жителей Западной Украины части австро-венгерской армии, сражавшиеся против русских императорских войск в Первую Мировую войну), воинов Украинской повстанческой армии и 14-й дивизии ваффен-СС "Галичина", предполагает склонность к силовому решению политических проблем. Это не может не вызвать симпатии к "Свободе" со стороны молодых людей, видящих слабость руководства страны как во вешней, так и во внутренней политике. Насилие – асимметричный ответ украинской молодёжи на бессилие центральной власти.

"Слава Украине!" – с митинговой трибуны приветствует своих соратников лидер ВО "Свобода" Олег Тягнибок, поднимая вверх правую руку с соединёнными большим пальцем и мизинцем (образуется фигура из трёх пальцев, символизирующая традиционный символ Киевской Руси, присутствующий и на гербе современной Украины, – тризуб). "Героям слава!" – хором отвечают однопартийцы и сочувствующие. (Другой вопросно-ответный лозунг партии носит более агрессивный характер: "Слава нации!" – "Смерть врагам!".)

"Родина – это не территория, Родина – это набор подвигов", - говорил один из создателей УНА-УНСО Дмитрий Корчинский. При этом "в зачёт" идут подвиги только тех украинцев, которые воевали против Российской Империи, как "сечевые стрельцы", против или Советского Союза, как УПА и галицийские эсэсовцы. Подвиги же подавляющего большинства украинцев, которые, не будучи ангажированы австро-венгерской монархией или немецкими нацистами, воевали в обеих мировых войнах за Россию и СССР, умаляются.

"Те украинцы находились под влиянием имперско-московской пропаганды, поэтому шли воевать не за свою страну, а за оккупантов", - не моргнув глазом, объясняют мне молодые адепты ВО "Свобода". Если бы это заявили ребята из Львова или Ивано-Франковска, их можно было бы в какой-то степени понять, однако это заявляют студенты из Киева и Черкасс, абсолютно "небандеровских" регионов Украины.

Несмотря на то, что "Свобода" в ходе выборов в Верховную Раду в октябре 2012 года успешно "перешла Днепр" и из региональной (Львовская, Ивано-Франковская и Тернопольская области) стала общенациональной партией, её идеологическая интерпретация истории страны, как нетрудно заметить, носит ярко выраженный "местечковый" характер. Взгляды, переживания и фобии, свойственные малой части украинского народа, в течение длительного времени находившегося под властью Польши и Австро-Венгрии, навязываются всему украинскому народу в целом.

Таким образом, вместо общенациональной украинской идеи получается скорее региональная идея бывших провинций католических королевств Восточной и Центральной Европы. Партия национального большинства оказывается основанной на местечковой, узконаправленной и шовинистической идеологии. Несмотря на то, что "свободовцы" отрицают реальность деления Украины на Запад и Восток, утверждая, что это разделение выдумано врагами украинского народа (кем именно, нетрудно догадаться), с точки зрения разности, зачастую диаметральной противоположности восприятия истории единой - на настоящий момент – страны, деление это вполне реально.

Мифология

Всякий национализм опирается на ту или иную историческую мифологию. Националистическая мифология любого народа включает в себя три основных составляющих:

1. Наш народ был великим и могучим.

2. Враги оккупировали наши земли и лишили наш народ величия и могущества.

3. Сейчас наш народ расправляет (должен расправить) плечи, чтобы свергнуть ярмо оккупантов и снова стать великим и могучим, как раньше.

Вместо "великого и могучего" народ может быть процветающим, красивым, богатым и каким угодно ещё. Любые исторические события, начиная с былинных времён, в националистическом дискурсе имеют свойство трактоваться, исходя их трёх мифологических составляющих. Ввиду того, что народная история – это всегда история войн, порой войн всех против всех, в которых можно и потерпеть сокрушительное поражение, найти претендента на роль "самого главного оккупанта" не составляет труда.

Современный человек, исторически преодолевший стадию "первобытного сознания" и формально являющийся существом рациональным, на самом деле весьма неустойчив перед очарованием тех или иных мифов. Особенно привлекательны мифы, апеллирующие к глубокой древности, позволяющие ощутить себя частью великой цивилизации, наследником благородной культуры, сыном героических пращуров. (Кстати, сюда же относятся современное увлечение городских жителей "традиционной медициной" и "старинными рецептами".)

Также сильны и отрицательные мифы, своего рода античные трагедии, связанные с такими понятиями, как оккупация, геноцид, массовое насилие, депортации. Именно на эти мифы делает упор ВО "Свобода", причём способствует ей в этом и сама современная мейнстримовая политическая украинская историография (и либерального, и националистического толка), воспринимающая Россию и русских не в качестве освободителей братской Украины от польских, татарских и иных захватчиков и строителей фактически всей инфраструктуры страны, но в качестве сугубо отрицательных и злонамеренных персонажей, пришедших грабить, убивать и проводить насильственную коллективизацию. В чёрно-белом мировосприятии не бывает "немного плохих" действующих лиц.

В качестве возможного объяснения бесчеловечных сербо-хорватских войн ХХ века, войн между народами, разделёнными по политическим и религиозным мотивам, но при этом говорящими на одном языке и столетиями живущими вместе, психоаналитики выдвинули теорию "нарциссизма малых различий". Суть её сводится к тому, что взаимная неприязнь, перерастающая в абсолютно слепую и всепоглощающую ненависть, с большей вероятностью может вспыхнуть между близкими, очень похожими друг на друга людьми или целыми народами. В этой связи можно вспомнить грустный, по большому счёту, анекдот про украинца, который "поубивал бы москалей" за то, что они говорят не "пыво", а "пиво". Этот анекдот – тонко схваченное понимание "нарциссизма малых различий".

Именно мифологическое сознание могло породить идеи о том, что русские – это не братья украинцам, что постулировалось ещё идеологами панславизма, но "смесь угро-финнов и татаро-монголов, укравшая у настоящих русов (т.е. теперешних украинцев) и имя, и название страны". Такие фантастические, с точки зрения русских, темы регулярно появляются не только на форуме ВО "Свобода" (который сам по себе представляет психологический интерес), но и в речах центральных спикеров партии. И если антисемитских высказываний от них слышится всё меньше, то антироссийская и антирусская риторика только усиливается. Действительно, "интегрироваться в цивилизованную Европу" антисемитам трудно, а вот русофобам – гораздо проще.

В романе "1984" Оруэлла герой после долгих и изощрённых пыток был вынужден признать, что "2 + 2 = 5", а "мир – это война". Страшно представить, через какое насилие над сознанием и здравым смыслом нужно пройти, чтобы начать считать русских, которых этнические украинцы каждый день видят на улицах, с которыми ежедневно общаются и которые внешне абсолютно ничем не отличаются от украинцев и других представителей Восточной Европы, - "татаро-монголами"! Другое объяснение этого мифологического "превращения" русских – запрос на миф об "извечном враге". Как писал великий русский поэт Пушкин: "Ах, обмануть меня нетрудно, я сам обманываться рад".

Неофитам "Свободы" русофобские и иные идеологические мифы поначалу наверняка кажутся не выдерживающим никакой критики. Но затем, постепенно втягиваясь в круговорот партийной деятельности, со своими особыми ритуалами, сленгом и перманентной русофобией (например, фактическим запретом на русский язык во внутрипартийном общении), новооглашенный украинский националист начинает перенимать принятые в партии формы мышления, воспринимая их всё менее и менее критично. Сами партийцы, кстати, в личном общении признают, что внутри ВО "Свобода" не поощряются дискуссии по идеологическим вопросам. В атмосфере умолчания исторические и русофобские мифы обретают благоприятную почву для роста. Этому, повторимся, способствует и официальный украинский мейнстрим.

В подтверждение русофобского мейнстрима вспоминается услышанный автором осенью 2012 года рассказ одного российского дипломата о его дочке-младшекласснице, которая ходит в обычную киевскую школу. "Папа, а ведь мы, русские, - хорошие?" – как-то спросила она, вернувшись с урока истории. "Конечно, хорошие. А почему ты спрашиваешь?" – удивился папа-дипломат. "Если мы хорошие, то почему мы всё время угнетали Украину? – отозвалась дочка. Что это – государственная политика навязывания русским жителям Украины комплекса вины? Рассмотрение данного вопроса, разрешение которого трудно переоценить, выходит за рамки нашего исследования.

Стокгольмский синдром по-украински

Расхожее мнение о том, что от любви до ненависти – один шаг, вполне подтверждается идеологией украинского национализма в трактовке ВО "Свобода". Если русский национализм традиционно "широкий", панславистский, обычно государственнический, то вариант украинского национализма "свободовцев" представляет практически полную его противоположность.

"Свободовский" национализм не признаёт панславизма, так как не считает самый большой славянский народ – русских – полноценными славянами, для него русские – "смесь финно-угров с татарами". При этом, парадоксальным образом, на международном уровне представители ВО "Свобода" состоят в дружеских контактах и с венгерскими (угорскими), и с финскими националистами, а с меджлисом крымско-татарского народа объединённая украинская оппозиция, вместе с которой ВО "Свобода" шла на выборы по мажоритарным округам, ещё летом 2012 года подписала соглашение о сотрудничестве. Одному из вождей Белого движения приписывается фраза: "Хоть с чёртом, но против большевиков". Так и ВО "Свобода", очевидно, будет дружить хоть с финно-уграми, хоть с татарами, лишь бы против русских.

Официально "свободовцы" всячески открещиваются от ярлыка русофобов, вновь и вновь подчёркивая, что они "не против русских, но против московско-большевистских оккупантов". Вместе с тем в понятие "оккупации" входит фактически вся история сосуществования русских и украинцев в рамках единого государства, начиная с освобождения Новороссии и Крыма русскими имперскими войсками от владычества татар в XVIII века. К "оккупационным" относятся и русский язык, и русская культура. (Известен скандальный случай, когда в июне 2012 года по инициативе идеолога ВО "Свобода" Ирины Фарион был уволен водитель львовской маршрутки, который отказался выключить музыку на русском языке по её требованию.)

Напомним, кстати, что большевики первой трети ХХ века, на которых указывают новые украинские националисты как на врагов, мало ассоциировали себя с русской культурой и русским государством, а часто и не были русскими этнически. Большевики ушли с исторической сцены Украины, а русские и русскоязычные, несмотря на политику насильственной украинизации, проводившуюся как в советское время, так и в период "незалежности" Украины, остались. Именно они, наряду с коммунистами и евреями, становятся главными врагами для новых украинских националистов.

Парадоксальным образом, само название этноса "русские" ("руськие", "русы"), которое, согласно националистической украинской мифологии, было "украдено" жителями Московии у предков нынешних украинцев (что само по себе неправдоподобно, но в рамка мифологического, сказочного мышления вполне допустимо), у "свободовцев" входит в число запретных. Активисты партии рассказывают, как в период становления киевского городского отделения ВО "Свобода" к ним присоединилась достаточно большая группировка скинхедов, называвших себя "Русской дружиной". Скинхедов, конечно, приняли, но настоятельно порекомендовали… нет, не сменить причёску и не свести с тел татуировки со свастиками, но – переименовать группировку с "Русской" в "Славянскую дружину". Комментарии излишни.

Членов партии "Свобода" нельзя назвать маргиналами, неудачниками или обозлёнными на мир "периферийного капитализма" подростками, лишёнными амбиций и возможностей карьерного и личностного роста. Напротив, среди симпатизантов и функционеров партии много людей с высшим образованием, состоявшихся предпринимателей, юристов, деятелей искусства, депутатов всех уровней. По словам Олега Тягнибока, которые подтверждаются независимыми социологами, партия опирается на средний класс, как и все националистические партии Европы.

Трудно усомниться в доброй воле тех, кто вступал в партию до 28 октября 2012 года (то есть до момента победного для "Свободы" голосования на выборах народных депутатов Украины). Они хотят видеть свою страну сильной, гордой, процветающей и побеждающей. Они желают видеть молодое поколение спортивным и успешным, знающим историю Украины и любящим свою Родину. Они хотят, чтобы "Свобода" стала лидирующей политической и идейной силой в стране, формирующей новую украинскую нацию.

Вместе с тем в чёрно-белой картине мира "свободовцев" много чистой мифологии. Базисная личная тревожность вместе с паранойяльно-мнительным восприятием окружающей действительности приводит к нахождению всё новых и новых внешних и внутренних врагов. Любое несогласие с официальной мифологией партии, например по причинам и сущности Голодомора (1932-1933 гг.) или по статусу русского языка в стране, трактуется как откровенно враждебное по отношению к Украине и украинцам поведение, после чего следует обвинение в приверженности коммунистической идеологии и/или работе на Кремль.

Подростковый "поиск врагов" весьма успешен в условиях нестабильной социально-экономической ситуации в стране, в политическом пространстве которой идёт перманентная война всех против всех. Впрочем, "постоянных" врагов "свободовцы" успешно определили – это историческая Россия во всех её проявлениях. Даже Польша, к которой, по идее, западноукраинские националисты должны иметь гораздо больше претензий, не называется в числе первостепенных противников.

Руководство ВО "Свобода", прежде всего лидер Олег Тягнибок, обладает безусловными менеджерскими качествами. Партия сумела направить традиционные протестные настроения среднего класса страны в необходимое для неё русло, чётко определив "друзей" и "врагов", переведя "свободно плавающую тревогу" в конкретные фобии относительно конкретных государств, идеологий, народов. Сможет ли народ Украины объединиться на основе такого рода идеологии, культивирующей исторические мифы и соответствующие страхи одной, не самой многочисленной, части этноса, остаётся вопросом. У "оранжевых" в середине 2000-х это не получилось. Впрочем, теперь вопрос стоит ребром - поддастся ли Украина неофашистским настроениям или нет?

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ