На бурно прошедших и тихо завершившихся 28-го октября украинских выборах 10,5% голосов избирателей получила радикально-националистическая партия «Свобода». Несмотря на то, что радикальный национализм является одним из определений фашизма (хотя и не исчерпывающим), представители данной партии периодически (хоть и не всегда) обижаются, когда их называют фашистами.

Они даже «видят» «огромную разницу» между социал-национализмом – официальной идеологией своей партии и национал-социализмом – официальной идеологией НСДАП Гитлера.

Не вижу необходимости спорить об очевидном, поэтому, чтобы не углубляться в бесплодные дискуссии о названиях, буду в дальнейшем использовать термин «радикальный национализм». Тем более, что, с моей точки зрения, идеология и взгляды украинских (и не только украинских) радикальных националистов в контексте проблемы, которую предполагается рассмотреть, носят второстепенный характер. На самом деле желание радикальных националистов (не только на Украине) откреститься от термина фашизм – вещь положительная. Во-первых, фашист, стесняющийся назвать себя фашистом уже неполноценный фашист. Хотел бы я посмотреть на Гитлера, отрицающего кровное родство своего режима с режимом Муссолини на основании некоторых терминологических различий, а также на его адептов, утверждающих, что жидами они называют евреев не потому, что антисемиты, а потому, что так в их местности всегда говорили. Неполноценные какие-то получились бы фашисты. Нельзя с полной отдачей бороться за идею, в приверженности которой стесняешься публично признаться.

Во-вторых, отказ признавать себя фашистами, который, как упоминалось выше, свойственен не только украинским ультра наци, снижает темпы интернационального объединения фашизма. Разница в названиях партий разных стран, терминологические различия в формулировании по сути одной и той же идеологии – всё это мешает признать своё кровное родство и активизировать международные связи радикальных националистов. Отсутствие полноценного международного сотрудничества их ослабляет. Пока ослабляет.

Конечно, отдельные партии и группы активно сотрудничают. Но пока это локальное сотрудничество, не успевшее приобрести системный характер. В общем, фашисты, в том числе и украинские, находятся в начале пути, который можно пробежать в считанные месяцы, а можно никогда не преодолеть. И результат будет зависеть не только от их желания/не желания, но и от реакции общества на сам факт их существования.

Реакция украинского общества и европейских политиков на поствыборную ситуацию на Украине не обнадёживает. Европа предпочла не заметить резкое увеличение веса радикальных националистов в украинской политике. Более того, она предпочла не заметить союз цивилизованных националистов с нецивилизованными, с дикарями-боевиками. Таким образом, этот союз получил молчаливую внешнюю легитимацию.

Ещё хуже, что и этот союз, и сам факт присутствия в политике радикально-националистической политической силы получил внутреннюю легитимацию. Я в данном случаю имею в виду не амбициозных, но политически безграмотных олигархов, уверенных, что боевики всегда были, есть и будут у них под контролем и не до смешного неадекватных политиков из Партии регионов, стремящихся вывести в 2015-м году Тягныбока во второй тур с Януковичем, в уверенности, что Тягныбок проиграет (пусть Янукович вначале выйдет во второй тур).

С моей точки зрения, гораздо опаснее уверенность образованной части общества, как украинофильской, так и русофильской, проголосовавшей за «Свободу», в том, что наци допустимо использовать как таран против регионалов, а потом можно будет либо переодеть их из камуфляжа во фраки, либо вновь списать в маргиналы.

Самые недалёкие из тех, кто считает себя интеллектуалом сегодня хвастаются тем, что голосовали за «Свободу», прекрасно зная её суть, только потому, что «они набьют морду регионалам». Самые продвинутые говорят о том, что «Свободе» надо «забыть свои ксенофобские заявления» и прекратить публично поклоняться слишком уж откровенным гитлеровцам образца 1939-1945 гг. «Уйти с улицы в парламент».

С какой стати? С какой стати партия, достигшая успеха благодаря радикализму и, несмотря на ксенофобские лозунги, должна менять линию поведения и подстраиваться под политические взгляды кучки продажных журналистов и неадекватных интеллигентов. Тягныбок абсолютно прав, когда говорит, что уже сейчас «Свобода» набрала бы на выборах в 1,5-2 раза больше, чем в октябре. А через год её результат может достичь и 30-35%. Ведь экономический кризис и неадекватные регионалы никуда не денутся. Так же, как никуда не денется ни на что (кроме решения своих личных финансовых проблем) не способная оппозиция.

Значит радикализм «Свободы» вновь будет востребован. Значит, набирая очки за счёт тех, то надеется, что штурмовики умнеют, приходя в парламент, радикалы вполне могут взять не только 5%-ный барьер, но и власть в стране.

Но фашизация Украины может отразиться и на всей Европе. Там тоже неспокойно. Там тоже разваливается экономика. Там тоже цветут пышным цветом социальные конфликты и националистические движения.

В интересах «единства» оппозиции Европа признала «Свободу» рукопожатой. Не признала бы – подвергла бы остракизму Яценюка, вступившему с ней в открытый союз. Значит теперь, по европейским меркам, союз демократов с фашистами вполне допустим. Значит он возможен и в Хорватии, Германии, во Франции и т.д.

Это только кажется, что Украина от Европы далеко и политические процессы совершенно несопоставимы. Мубараку тоже казалось, что с ним не могут поступить как с Хуссейном. Оказалось могут и это даже проще. Если Вы признаёте рукопожатыми чужих радикалов, то завтра придётся признать и своих.

А послезавтра уже сами радикалы будут решать, кто имеет право остаться в европейской политике, а кому место в европейском концлагере.

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ