Преступления украинских националистов навсегда запечатлелись кровавым пятном в истории Восточной Европы. В несколько лет, несмотря на информационный поток массовой и повсеместной глорификации украинских националистов все-таки начали появляться научные и публицистические работы, раскрывающие фашистскую сущность украинских националистов и службу их различных структур Третьему рейху.



Но пока остается малоизученной работа формирований украинских националистов на спецслужбы западных разведок после Великой отечественной войны. А также роль сотрудничавших с западными спецслужбами эмигрантов в формировании сегодняшнего быстро скатывающегося к фашизму облика современной Украины.

Наши союзники по антигитлеровской коалиции своих собственных коллаборационистов выявляли и судили достаточно скоро. Но очень быстро было забыто обещание Уинстона Черчилля, данное им 22 июня 1941 г. в день нападения Гитлера на Советский Союз: "Всякий человек или государство, которые борются против нацизма, получит от нас помощь. Всякий человек или государство, которые идут с Гитлером, - наши враги. Это относится не только к государствам, но и ко всем представителям той гнусной расы квислингов, которые становятся орудием и агентурой нацистского режима Они, эти квислинги, подобно нацистским вожакам будут отданы нами на следующий же день после победы на справедливый суд трибуналов союзников".

Но не успел еще не успел завершить свою работу Нюрнбергский международный трибунал, как начала коваться антисоветская стратегия американской внешней политики. Одну из значимых ролей в ней играли восточноевропейские, в том числе украинские, подручные нацистов. Профессор Нью-йоркского университета Джеймс Берхнем рассуждал: «Понятно… какую пользу могут принести эмигранты в области шпионской деятельности. С точки зрения борьбы с коммунизмом они являются богатой рудной жилой, которая уже эксплуатируется, но которая могла бы давать еще больше, если бы разрабатывалась более системно. К тому же нельзя рассматривать эмигрантов, только как человеческий материал, предназначенный для пассивного использования органами разведки, — они могут стать активными участниками нашей работы» (Рено де Жувенель, Армия наемников, Изд. иностранной литературы, М., 1952 г., с. 65).

Сегодня старательно замалчивается, что после разгрома фашистской Германии украинские националисты быстро переориентировались на новых хозяев – английскую, американскую, итальянскую и западногерманскую разведки. Они были одним из орудий западных стран в арсенале «холодной войны» против Советского Союза и УССР. Стоит отметить, что если после капитуляции Германии оуновское подполье смогло продержаться до средины 50-х годов, то только потому, что его взяли на свое содержание разведывательные службы США и Великобритании, и уже самим этим фактом подпитывали надежду у вчерашних гитлеровских пособников на перерастание «холодной войны» в третью мировую. Соратник Бандеры и лидер АБН Ярослав Стецько заявлял: «Пусть две трети украинской территории будут уничтожены атомными бомбами, лишь бы на одной трети воцарилась украинская держава» (Ю.Рымаренко, Буржуазный национализм и клерикализм, Политиздат Украины, К., 1986 г., с. 112).

В архивах СБУ хранится справка о деятельности ОУН-УПА (№113, 30.07.93 г.), подготовленная в соответствии с постановлением Президиума Верховной Рады от 01.02.93 г. №2964-ХП «О проверке деятельности ОУН-УПА». В ней указывается, что «еще в 1944 г. представители английской разведки «Сикрет интелидженс сервис» (СИС) установили контакт с командованием УПА, поскольку будущую конфронтацию с союзником по антигитлеровской коалиции (относительно перераспределения сфер влияния в Европе) предвидеть было нетрудно». Поэтому руководство ОУН «зробило ставку на третю світову війну між Англією і США з одного боку та СРСР – з іншого, як умову виконання своїх планів. Так, в документе «Як розуміти концепцію власних сил у нашій національно-визвольній боротьбі» указано: «Мы расцениваем третью мировую войну как возможность возникновения благоприятного случая получить освобождение, а не как вспомогательный фактор, который облегчит нам нашу освободительную борьбу» (ГДА СБУ, Арх. спр., № 372, т. 11, арк. 14).

В феврале 1945-го совещание центрального провода ОУН-Б в Вене постановляет: не порывая окончательно связи с немцами, войти в контакт с англо-американскими заинтересованными органами. Летом того же года эмигранты Мудрый, Ильницкий и Гриньох договариваются с командующим американскими войсками в Европе Д.Эйзенхауэром о сотрудничестве. Руководителя разведки ЗЧ Б. Пидгайного «аккредитуют» при СИС (ГДА СБУ, арх. спр. №372, т. 42, стр. 326). Лебедь в начале 1946 г. в Ватикане устанавливает связи с сотрудником американской политической разведки Новаком. Ему были переданы некоторые шпионские материалы, пересланные осенью 1945 г. руководителями некоторых бандбоёвок, действовавших в западных районах УССР (Лесь Топольчук, «За фальшивим мандптом», Политиздат, К., 1972, стр. 16). Еще один главарь УГВР Врецьона для этой цели выезжает в Швейцарию.

В 1945 году в Вене состоялась конференция проводников ОУН-б при участии Бандеры, Лебедя, Стецько, Льва и Дарки Ребетов, Прокопа, Ленкавского и других, на которой явственно проявилось стремление Бандеры игнорировать решения III ВЗ ОУН. К началу 1946 года создаются подконтрольные Бандере ЗЧ ОУН (Заграничные части ОУН). В том же году в феврале на совещании в Мюнхене было создано Закордонное представительство УГВР (ЗП УГВР). Лебедь, Гриньох, Ребет и другие вопреки возражениям Бандеры и Стецько объявили о создании «Закордонного представительства» УГВР во главе с Лебедем.

Между Бандерой и руководством УГВР, созданной трезвомыслящими людьми, которые понимали, что Бандера себя слишком скомпрометировал сотрудничеством с немцами и массовым террором, возник острый конфликт, в основе которого лежала борьба за руководящее положение в ОУН. Самостоятельно, в обход провода ЗЧ ОУН главари УГВР установили контакт с американской разведкой и пытались доказать новым хозяевам, что именно они представляют «борющуюся Украину». Члены ЗП УГВР Врецьона и Прокоп, действуя от имени УПА, установили связи с американской разведкой и просили оказать финансовую помощь «для борьбы с московским большевизмом» (А. Ткачук, Перед судом истории, К, 2000 г., с. 145-146).

Сепаратистские действия Лебедя вызвали бурное противодействие Бандеры и его окружения, которые считали, что только ЗЧ ОУН является единственным законным центром националистов во главе с «провідником» Бандерой. Лебедь же и его единомышленники на первое место в националистическом движении ставили УГВР, обвиняя Бандеру и Стецько в «вождизме» и отходе от решений III Сбора ОУН о демократизации деятельности организации и коллегиальности в руководстве. В ответ на это Бандера исключил Лебедя, Гриньоха, Ребета и других членов УГВР из состава ОУН. Те, в свою очередь, исключили из ОУН «Бийлихо» (Бандеру).

И каждая из этих расколовшихся фракций попробовала выставить себя в роли настоящего репрезентанта» украинского народа, организацией, которая получила «полномочия» на «представительство» от «воюющего украинского народа».

Связи с разведками США и Англии оуновцы установили еще в начале 30-х годов. Эпизодически они поддерживались и во время войны. Так в июле 1943 года в Западную Украину прибыл эмиссар в Англии еще Коновальца и по совместительству английский разведчик – украинский националист Яков Макогон с целью изучить деятельность оуновцев на оккупированной немцами территории. Он неоднократно встречался с предстоятелем УГКЦ Андреем Шептицким и информировал его о заинтересованности западных стран в создании «самостийной Украины» под их протекторатом (А. Ткачук, Перед судом истории, К, 2000 г., с. 141).

А в спецдонесении наркома госбезопасности УССР Савченко о деятельности украинских националистов от 24 мая 1943 года цитируется доклад начальника гестапо г. Харькова за декабрь 1942 од., в котором отмечалось наличие у украинских националистов проанглийских настроений: «… Высказывания националистов об исходе войны, вызванные в результате антигерманской агитации, преследуют мысль о том, что Англия и Америка будут одинаково довольны как поражением большевизма, так и поражением национал-социализма и после победы над тем и другим даруют Украине свободу» (ЦДАГОУ, ф. 62.-Оп. 1- спр. 227.-арк. 22-34//Цит. по изд.: В.Сергийчук, Десять буремних літ, К., 1998 г.).

В подготовленной СБУ для Верховной Рады Украины справке о деятельности ОУН и УПА № 113 указывается: «В архивных материалах есть данные о том, что английская и американская разведки стремились перестроить националистическое подполье, сориентировав все низовые звенья на сбор разведывательных данных о военный – политическом потенциале СССР.

Так, арестованный в 1948 г. один из эмиссаров Центрального Провода ОУН, агент американской разведки, на следствии показал: «С американской разведкой я сотрудничал с согласия Центрального Провода ОУН с конца 1946 г. Основное задание, данное мне американской разведкой и Центральным Проводом ОУН, сводилось к перестройке всей работы ОУН на Украине, к коренному изменению и дальнейшему продолжению ее в контакте с американскими разведорганами в их интересах. В этих целях я должен был передать установки Шухевичу о необходимости создания новых центров и пунктов проведения широкой разведывательной и подрывной работы внутри Советского Союза, организации переправ и легализации засылаемых из-за кордона эмисаров и агентов американской разведки, для чего необходимо приступить к приобретению документов, паспортов, разных справок и т.д. В моей подготовке для этой миссии приняли активное участие, кроме представителя американской разведки майора Маккольма, также Степан Бандера, Ярослав Стецько и референт пропаганды Центрального Провода Антонович» (ГДА СБУ, Арх. спр. № 372, т. 42, арк. 334-335. Документ віддрукований російською мовою).

Перед информационной службой СБ в Украине ставилось задание собирать сведения о промышленно-транспортном комплексе и войсках в регионе. В мае 1947 г. у убитого референта СБ закарпатского КРП «Армянина» обнаружили инструкцию по сбору разведданных о вооруженных силах, мобилизационных ресурсах и военно-промышленном потенциале СССР. В бункере боивки «Дубка» (Львовщина) была обнаружена информация о Забайкальском (!) военном округе. Захваченный в июле 1951-го эмиссар-парашютист М.Яремко свидетельствовал, что в английской разведшколе в Миттенвальде (Германия) ему поручали собирать данные о войсках, промышленных объектах, железных дорогах, урановых приисках, шахтах Донбасса и системе противовоздушной обороны Одесского порта. Вместе с тем предписывалось скрывать от рядовых подпольщиков, что разведка ведется в интересах США и Англии.

Исследователи деятельности ОУН и УПА из академии СБУ Д.Веденеев и Г.Быструхин в своей монографии, посвященной послевоенной деятельности этих формирований «Двобій без компромісів» (К., 2007 р.) рассказывают, что в 1952 году в структуре Министерства обороны США возникает Управление по вопросам особенных методов ведения войны, которое начинает формировать военные части специального назначения для ведения боевых действий в тылу войск СССР и его союзников, а также на других потенциальных ТВД. Каждую из таких частей или «групп» считали способной развернуть на своей базе у тыла противника до 100 тыс. повстанцев среди местного населения. За планами американского командования лишь в европейской части СССР определяли до 30 «оперативных районов» для действий «партизанских» войск, или «зеленых беретов».

Президент США Г. Трумен таким образом сформулировал задание этих войск: «Организовывать, учить, управлять и обеспечивать всем необходимым неудовлетворенные лица в зарубежных странах для ведения партизанской войны, осложнения деятельности и свержения правительств, враждебных США».

Далее эти авторы указывают, что в том же году в Бад Тельце (ФРГ) разворачивается первая из групп войск специального назначения (10—а, силой до 1,5 тыс. штыков), предназначенная для действий против СССР и его европейских союзников. Подавляющее большинство ее личного состава комплектовали выходцами из народов СССР и Восточной Европы (группа имела и «украинское» подразделение). В составе каждого основного подразделения группы (команды «Альфа») из 12 солдат 2-3 обязательно должны были быть представителями коренных народов территории боевого приложения. Характеризуя эти подразделения американский журнал «Арми дайджест» в феврале 1970 г. писал: «в 10-й группе войск специального назначения было много солдат из людей, которые удрали от коммунистов… Эти люди имели для нас величайшую ценность» (Цит. по: «К. Дмитрук, «Безбатченки», каменяр, Л., 1972, с. 184).

В Инструкции Центрального провода ОУН на Украине (1950 г.) указывалось, что с началом войны США и Англии против СССР подполье активизирует деятельность, разворачивает широкую диверсионную активность на коммуникациях, террор против представителей власти, захватывает административные центры, разлагает войска, склоняя их к капитуояции, создавая условия, чтобы англосаксы впоследствии считались с подпольем как реальной силой (ГДА СБУ, Ф. 13, спр. 490, арк. 140-141//Цит. по: Веденеев, Быструхин, «Двобій без компромісів» К., 2007 р.).

Один из руководителей ЦРУ Г.Розицкий вспоминал: «Весной 1948 г. Белый Дом считал, что война с Советским Союзом на пороге… Сотрудники управления специальных операций ЦРУ не имели в отношении этого никаких сомнений… Холодная война стала горячей для наших оперативников, на карту была поставлена жизнь агентов», в т.ч. и завербованных украинцев» (Трощинський В., Агенті гестапо і абверну на новій службі//Безчестя, К., Політвидав України, 1983, с. 123).

Начиная с 1949 г. концептуальные документы военно-политических кругов США особую роль начали отводить «специальным подрывным операциям», в организации которых серьезную роль отводили организации повстанческо-подпольных движений на территории СССР. В этом же году в составе ЦРУ создается для проведения таких операций «служба Донована-Даллеса» (впоследствии Управление планирования), и принимается закон США «О взаимном обеспечении безопасности», который предусмотрел выделение на подрывную деятельность около 100 млн. долларов ежегодно.

В системе ЦРУ создан специальный отдел зарубежных операций с филиалом во Франкфурте-на-Майне. Именно он непосредственно работал с украинскими националистами по подготовке агентуры и забрасыванию ее в УССР. Там же находилась и объемная картотека не только на бывшую украинскую агентуру немецких спецслужб, но и на коллаборантов – представителей других народов, которые могли бы быть использованы в разведдеятельности (Веденеев, Быструхин, «Двобій без компромісів» К., 2007 р., с. 177).

Разведывательно-диверсионную подготовку представители украинских эмигрантских кругов проходили в следующих заведениях:

- Американская разведшкола в Кауфберейне (ФРГ). Преподаватели – кадровые работники спецслужб США. Учебные группы по 5-7 человек проходили 6-7 месячную подготовку по радиоделу, минно-подрвыным наыкам, стрельбе и рукопашному бою;

- Спецшкола 7712 Европейского командования США. С 1946 г. функционировала в западнонемецких городах Миттенвальд и Обер-Амемергау. Ее начальник – бывший генерал армии УНР М. Омелянович-Павленко, совместно с митрополитом Шептицким и руководителем одной из ОУН Андреем Мельником в октябре 1942 г. писал в письме Адольфу Гитлеру: «Недопущение украинцев к участию в вооруженной борьбе против своих исконных врагов плечом к плечу с германскими и союзными армиями, нанесло серьезный ущерб антибольшевистскому лагерю, так как лишило его важного морально-политического фактора, который несомненно облегчил бы решение военных задач на территории Украины и помог бы победоносным армиям удержать свои позиции в этой стране»;

- Американская разведшкола в Регенсбурге (ФРГ). Начальник – руководитель отдела контрразведки Си-Ай-Си в г. Регенсбург капитан Дублов;

- Американская спецшкола в Штарнберге (ФРГ). Готовила разведчиков-радистов. Начальник – бывший офицер дивизии СС «Галичина» Варцеба;

- Американская разведывательно-диверсионная школа в Мадриде. Преподавали здесь, г.о. бывшие офицеры Абвера, которые готовили кадры их членов ОУН (б). Они обучались под прикрытием студентов мадридского университета. Изучали организацию повстанческих движений, подрывную пропаганду, диверсии и саботаж в городах и на транспорте;

- Английская разведшкола в Ганновере, в которой члены ЗЧ ОУН овладевали шифрами, тайнописью, топографией, стрелковым оружием под видом военнослужащих вооруженных сил Великобритании;

- Американская разведшкола в Лондоне, где из членов ОУН (б) под прикрытием польских документов готовили разведчиков-парашютистов;

- Американская разведшкола в Мюнхене. Обучала членов ОУН (м) (Бурдин Л., Хамазюк И., Подрывная деятельность украинских буржуазных националистов против СССР и борьба с ними органов государственной безопасности», М., 1955, С. 104-106).

Американцы и англичане в качестве инструкторов и преподавателей привлекали лиц, имевших большой опыт оперативной и оперативно-боевой подготовки прошедших спецобучение у немцев во время войны. Например, шеф СБ ЗЧ ОУН Матвиейко, заброшенный к нам в годы войны сотрудничал с контрразведкой Абвера, один из руководителей СБ Мудрик-«Мечник» сотрудничал с Абвером с 1940 г., исполнял деликатные поручения бандеры.Референт СБ в Мюнхене П.Ковальский был следователем немецкой криминальной полиции. Пойманный советскими спецорганами и впоследствии расстрелянный по приговору суда эмиссар ЗП УГВР и агент американской разведки Чепиль («Орест») служил сначала в дивизии СС «Галичина», а затем в военно-полевой жандармерии УПА. Среди преподавателей школы в Миттенвальде был Тарас Бульба-Боровец, подполковник дивизии СС «Галичина» Валийский и т.д.

По подсчетам советских спецслужб в 1945-1950 гг. закордонные центры при помощи западных разведок нелегально или по каналам репатриации направили в СССР около 500 агентов со специальными заданиями.

Свою и значимую роль в антисоветской подрывной деятельности играл и созданный при ОУН (б) Антибольшевистский фронт народов. Возглавлял его заместитель Бандеры Ярослав Стецько. Сейчас официальной датой создания АБН считается ноябрь 1943 г., когда в Волынских лесах, да еще якобы втайне от немцев он и был провозглашен на «первой конференции порабощенных народов Восточной Европы и Азии». На этой конференции участвующие от имени порабощенных народов анонимные их представители-члены УПА призывали, что для того, чтобы построить справедливое устройство мира, необходимо ликвидировать «порабощение одного народа другим», для чего создать устройство, построенное «на системе независимых государств, каждое на своей этнографической территории». После «фултонской речи» Черчилля в марте 1946 г. с изложением «холодной войны» против СССР спешно возродили невостребованную во время Гитлера идею антироссийского объединения «порабощенных народов». Срочно в Мюнхене был созван и 16 апреля прошел Первый конгресс АБН.

В первые годы кроме Ярослава Стецько в состав руководства АБН входили также другие немецкие коллаборационисты. Пот так называемого «Совета народов АБН» занимал Альфред Берзиньш, руководитель бывшего шюцкора – военизированной фашистской организации «айсаргов», министр во время фашистской диктатуры Ульманиса, белорусский коллаборационист Владимир Томащик – создававший оккупационные органы власти в г. Белосток. Генеральный секретарь АБН Нико Накашидзе, бывший офицер СС в роте кавалерийского полка, сформированного по указанию Гиммлера. Членом руководства АБН был Михаил Алшибая – лейтенант СС, награжденный «Железными крестами» 1-й и 2-й степени. Туда также входили создатель «Идель-Урал» Гарин Султан, организатор Туркестанского легиона Вали Каюм Хан и многие другие помощники нацистов, перешедшие потом на службу западным разведкам. При АБН в Мюнхене был создан «Европейский совет свободы» во главе с Ярославом Стецько и бывшим шефом Шухевича по батальону «Нахтигаль» Теодором Оберлендером (Пост им. Я. Галана, № 11, Каменяр, Л., 1983 г., с. 49).

20 сентября 1983 года в зале Европарламента проходила конференция Всемирной антикоммунистической лиги, членом-организатором которой бвл АБН "Мир, свобода и безопасность". От Германии был представлен профессор Теодор Оберлендер, от США - майор Шикглауб, генерал разведки Грехэм и член Американского комитета порабощенных народов мисс Катрин Чумаченко. Присутствовали также Ярослав Стецько и Ганна Музыка-Стецько.

После разгром вооруженных бандеровских формирований и перехода оставшихся в живых руководителей в подполье, одним из основных способов противоборства компетентных органов с закордонными центрами ОУН и их кураторами – спецслужбами Англии и США стали радио- и оперативные игры, которые должны были ввести собственную агентуру в среду противника, вывести на территорию Украины как можно больше эмиссаров националистов и зарубежных спецслужб. Наиболее значимыми были оперативные игры с английской, американской, итальянской разведками «Звено» (1951-60 гг.), «Тропа» (1951-60 гг), «Западня» (1951-53 гг.), «Капкан» (1953-54 гг., «Траса» (1952-56 гг.), «Бумеранг» (конец 60-88 гг.).

После потери актуальности радиоигр были устроены «сеансы разоблачения». Выступили с громкими покаянными заявлениями и обращениями к своим находящимся в ОУН и в услужении зарубежных спецслужб соотечественников Кука, Матвиейко, Галасы, а также еще более 200 человек, которых обезвредили, а потом перевербовали советские контрразведчики.

Значительные результаты принесла оперативная игра, известная под кодовым названием «Бумеранг». Ее вели 1-е и 5-е управления КГБ УССР и МВД Польши с конца 60-х, когда лидерам бандеровской ОУН и ее СБ подставили легендированную группу квалифицированных агентов, как представителей «локальної ланки націоналістичного підпілля». Подробности этой операции описаны в книге бывшего зам. начальника разведки КГБ УССР В. Цуркана «Холостий хід ОУН» (Л., Каменяр, 1989 г.).

Операция продолжалась до 1988-го года. В ходе нее советские спецслужбы установили контроль над стратегией и тактикой разведывательно-подрывной деятельности ЗЧ ОУН и их хозяев в отношении Украины, проводили их дезинформацию, выявили и нейтрализовали более 20 эмиссаров из США, Англии, Франции ФРГ и т.д. Существование подполья имитировалось настолько квалифицированно, что С. Панчишин вырос до члена Центрального провода ЗЧ ОУН и председателя «верховного суда ОУН в Украине». Но в 1988 году операция была свернута в связи с перестройкой и появлением горбачевского «нового мышления», чтобы показать, как силен в Советском Союзе «дух перемен» и желание наладить с Западом дружественные отношения. Естественно, эти ожидания оказались наивными, если не преступными.

Примечательно, что как раз в период проведения многолетней оперативной игры «Бумеранг» работал у Ярослава Стецько один из известных сегодня на Украине политиков Роман Зварич. Роман Михайлович сегодня не скрывает некоторых белых пятен в биографии. Свою деятельность на поприще национализма он начал с молодежной бандеровской организации СУМ, еще в конце 70-х годы в сумовских изданиях печатались его публикации идеологического характера. В интервью газете «Факты и комментарии» (25.03.2005 г.) он с гордостью рассказал, что после войны его отца, члена ОУН, «представители британских спецслужб готовили к выполнению обязанностей связного», «планировали забросить с группой парашютистов на территорию Украины». Что им, семнадцатилетним юношей, в 1969 году заинтересовался сам Збигнев Бжезинский, лекции которого он посещал. О том, что после получения диплома магистра философии (?!,- Авт.) он работал в Мюнхене личным секретарем главы Организации украинских националистов Ярослава Стецько — отвечал за международное направление и курировал совершенно закрытое, засекреченное -- так называемое краевое направление, готовя агентуру «для связи с подпольем». Для современника названия этих должностей мало о чем говорят. Для того, чтобы показать реальный вес юного Зварыча в оуновской среде, стоит напомнить об этом подразделении. Оно называлось «референтурою Крайового зв’язку» ( «К-З» или «Катруся», как его еще шутя называли). На него возлагались контакты с подпольем в Украине, вербовка и подготовка эмиссаров-разведчиков во взаимодействии с иностранными разведками, организация опросов граждан УССР за границей и т.д.

Глава известного сейчас на Украине публикацией националистических изданий издательстве «Смолоскип» Осип Зинкевич успел побывать в СС «Галичине», потом попасть во Францию, где, будучи студентом-химиком, и организовал при благословении одного из руководителей ОУН мельниковского толка Плавьюка, в свое время передавшего полномочия первому президенту Украины Леониду Кравчуку, издание журнала «Смолоскип». Перенес, превратив в издательство, в США. При этом сумел под фамилией Богдан Ясень побывать представителем США в Комиссии ООН по окружающей среде, а также руководителем Американского украинского комитета по выполнению хельсинкских соглашений.

Из разных источников становятся известны некоторые детали биографии и жены Президента Катрин-Клер Чумаченко-Ющенко. В 15 лет она вступила в Союз украинской молодежи (СУМ) — это радикальная ультраправая националистическая молодежная организация, созданная под эгидой Организации украинских националистов Степана Бандеры (ОУН-б). Он является своеобразным инкубатором для кадров бандеровской ОУН. Создателями, «провидныками» и «виховниками» у воспитанников СУМа были эсесманы Дерименда, Побигущий. В «Правильнике юнацтва СУМ» от воспитанников требуется безоглядно «повинуватися наказам і виконувати доручення своїх керівників», «заправлятися до твердого життя».

Ячейки СУМа милитаризованы и согласно структуре УПА поделены на кущи, рои, курени, коши, отделы. Именно в таких лагерях проходили курс обучения многие потом задержанные в СССР эмиссары западных спецслужб, такие как Климчук, Добош и другие. После окончания Джорджтаунского университета в 1982—1984 гг. Катрин-Клер была уполномоченным представителем Украинского конгрессового комитета (УККА), тесно сотрудничавшего с Ярославом Стецько, руководителем АБН и ОУН-б. Являлась членом Американского комитета порабощенных народов.

Дальше она работает в государственном аппарате США. В период с 1985 по 1988 г. она — специальный помощник помощника госсекретаря по правам человека и гуманитарным проблемам. В 1988—1991гг. пани Чумаченко попеременно служила в офисе Белого дома по связям с общественностью, казначействе, совместном комитете конгресса и фонде Украина — США. Для президентов Рейгана и Буша-старшего госпожа Чумаченко готовила, к примеру, документы на темы: «Украинская Комиссия по Голоду – общественные делегаты», «Американские друзья антибольшевистского блока народов», «Восточная Европа», «Балтийские диссиденты», «Международные стратегические связи», «Контроль над вооружениями — ОСВ-2», «Реформирование экспорта вооружений», «Московский саммит», «Украинские католики», «Религия в СССР», «Украинский миллениум», «Порабощенные нации», и т. д. До настоящего времени все эти файлы составляют информацию, закрытую для общего доступа.

Сегодня многие удивляются иррационально русофобскому поведению Ющенко и его окружения. Но дело в том, в идеологию ОУН изначально была заложена не столько идея построения своего государства, сколько на первый план выдвигалась мечта разрушить Россию. Еще в начале 30-х годов Коновалец совместно с эмигрантским «уполномоченным» от Грузии при Лиге Наций придумали идею создания Козакии – отрезанных от России земель между Грузией и Украиной, чтобы лишить ее выхода к морю и заселить украинцами. Идеи Коновальца были развиты в последующих документах ОУН. В Манифест ОУН за декабрь 1940 г. говорится: «Зовем все народы, порабощенные Москвой, восстать к борьбе за свою волю и самостоятельность. Лишь полное отделение от Москвы и полная государственная самостийность порабощенных Москвой народов Европы и Азии и свободное сотрудничество между ними приведет их к всестороннему развитию». О необходимости разрушения Росси и создания на ее руинах говорилось и в решениях 2 Великого сбора ОУН. Стецько во время войны повторял: «Для Німеччини рятунок тільки у спільному марші з поневоленими Москвою народами аж до перемоги над Москвою, і до цього фактора вона повинна пристосувати свою політику» (Стецько Я. Твори Ч. 2. – Мюнхен: Видання ОУН, 1987,1991, с. 338).

Бандера ему вторил уже во время «холодной войны»: «Полной и наивысшей победой украинского национализма будет состояние, когда российская империя перестанет существовать и все народы, ею порабощенные, достанут национально государственную волю. Без того полной победы Украина иметь не может, или эта победа будет частичной и сомнительной» (Степан Бандера (Фронт поневолених народів, «Сурма», Мюнхен, 1950 г.).

Свой заряд иррациональной ненависти они со временем донести и до американского руководства. В концептуальном плане начался постепенный отход американских политологов от великорусской схемы истории СССР. Постепенно украинская все тема шире проникают в американские государственные круги. Показательным стало создание в 1954 г. при непосредственном участии госсекретаря Дж.Ф.Даллaса, которому идея украинских националистов о «порабощенных народах» пришлась по душе, Ассамблеи порабощенных европейских наций, а в дальнейшем и Американского комитета порабощенных наций во главе с прежним президентом Г.Гувером. Летом в 1959 г. Полковник разведки США, отец подруги Екатерины Ющенко Полы Добрянски, Лео Добрянский передает подготовленный им законопроект о порабощенных нациях сенаторам П.Дугласу и Дж.Джавитсу. В июле почти единодушно обеими палатами конгресса был принят публичный закон 86–90 о «неделе порабощенных наций». К числу последних под «четвертым номером» попала Украина. Главную миссию закон призван был выполнить через «войну нервов» с Советским Союзом. Его декларируемая цель — распад СССР — должна была реализовываться путем «демонстрации инициативы, настороженности и проницательности. Шла речь о постепенной эрозии советской системы. Многолетние усилия все-таки привели к тому, что проблема Украины перерастала рамки сугубо психологической войны против СССР. Лишь в 1970–1979 гг. количество законодательных инициатив на украинскую тематику превысили 150. Среди них стала подыматься проблема голода 1932-33 гг., и после подписания Хельсинкских соглашений – проблема украинских диссидентов, возникновению которой поспособствовали неуклюжие действия 5 управления КГБ.

Уже через месяц после путча в Москве в Вашингтоне Р. Чейни заговорил о необходимости признания независимости Украины. За быстрое признание выступал и конгресс. Резолюция Сената от 20 ноября призывала президента признать независимость Украины, если в ходе референдума 1 декабря будет подтвержден Акт о независимости. Во время встречи с представителями украинской диаспоры в Белом доме 28 ноября Буш отметил, что США признают независимость Украины после референдума 1 декабря. Признание независимости Украины Горбачевом не рассматривалось как необходимо условие для этого шага. Так что грядущую независимость Украины еще задолго до Беловежских соглашений де-факто была признана руководством США.

Сегодня независимая Украина существует. Но существует и великая Россия. Поэтому настолько иррациональны действия националистических деятелей. Они мечтают не о возрождении Украины. Их подсознательная мечта – разрушить Россию.

Редакция сайта Антифашист совместно с ресурсом Русский мир

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ