После того, как в результате давления западных стран, и в первую очередь, США, к власти на Украине пришел Виктор Ющенко, основными целями внутренней и внешней политики государства стали легализация коллаборантских формирований ОУН-УПА и утверждение голода 1932-33 годов в качестве геноцида-голодомора со стороны Москвы.

Смысл ведущих держав — в борьбе за геополитическое доминирование. И история их взаимоотношений - это история войн - горячих, дипломатических или информационных. Как ни печально это осознавать - история украинского националистического движения, это, главным образом, история по обслуживанию чужих геополитических интересов. Симон Петлюра в начале XX века писал: «Надо найти... среди влиятельных международных сил такие, которых можно было бы заинтересовать идеей украинской государственности и которые имели реальную пользу с этого для себя то ли политическую, то ли материальную» (цит. по кн.: В.Засанський, І.Петрів, «За чужим возом», К., 1967, стр.13). Основатель интегрального украинского национализма Дмитрий Донцов в своих «Підставах нашої політики» вторил ему: «Среди всех империализмов должны прислуживаться такому, который может быть нам полезен».

Еще не началась гражданская война, а бывшие союзники Российской империи, деятели Англии и Франции, встретились в Париже и тайно сговорились расчленить Советскую Россию. Этот тайный дипломатический договор, вернее заговор, назывался «Англо-французское соглашение от 23 декабря 1917 г., определяющее французские и английские зоны действия». Условия этого «соглашения» устанавливали, что Англия получает в России «зону влияния», дающую ей кавказскую нефть и контроль над Прибалтикой; Франция - тоже «зону», дающую ей железо и уголь Донбасса и контроль над Крымом». «Этот тайный англо-французский договор лег в основу политики, которую Франция и Англия проводили в отношении России в течение нескольких последующих лет» (Сейерс и Кан, Тайная война против Советской России, 1947, тр. 22). После поражения Германии в 1 Мировой войне союзники сохраняют кадры и организацию германского милитаризма, предоставляют германскому верховному командованию возможность субсидировать подпольные националистические лиги и террористические общества, Генерал Гофман, «повивальная мать» УНР, предлагает маршалу Фошу план похода немецкой армии на Москву «для уничтожения большевизма». На мирной конференции Фош предложил направить против Советской России поляков, снабдив их современными боевыми средствами, мобилизовать для этой же цели финнов, чехов, румын и др., чтобы «покончить с большевизмом уже в 1919 г.». Английский военный министр Черчилль заявлял, что удалось организовать против Советской России «поход 14 государств».

Тогда планы западных государств провалились. Но сразу же после прихода Гитлера к власти, его будущие акции против СССР не представляли большого секрета. «Из стран, наиболее обеспокоенных внешней политикой нацистов, - свидетельствует посол Германии в Москве (позднее в Токио и Лондоне) Герберт фон Дирксен, — Россия, вероятно, была самой первой... Гитлер, который и сам был ярым антибольшевиком, изложил свое намерение расчленить Россию и аннексировать Украину» (Дирксен Г. «Москва, Токио, Лондон». М., 2001, с.160.).

Еще 3 июня 1934 г. лондонская Sunday Times писала: «Не нужно иметь большое воображение, чтобы представить себе план германской кампании, которая, начавшись соединением с Австрией и Венгрией, сначала расправится с Чехословакией и... которая прорвется на Украину, направляясь к Черному морю». На это-то и надеялись украинские эмигрантско-националистические группировки. В начале 1934 г. их новые хозяева провели в Берлине конференцию с участием представителей Скоропадского и ОУН. Германская сторона была представлена фашистами высокого ранга — Герингом, Розенбергом и другими: «Не скажу, когда это наступит, — сказал, выступая, Розенберг, — но III Рейх хочет создать украинское государство» (Szczesniak A., Szota W. Droga do organizacji ukraińskich nacjonalistów I jej likwidacja w Polsce. Warszawa, 1973, c. 45). Эти планы после встреч Розенберга в 1933 г. с видными представителями английских деловых и правительственных кругов, нашли, как писал германский дипломат О.Бисмарк, отклик и в Великобритании (Дипломатические отношения между СССР и Англией (1926—1939 гг.). М/ 1965, с. 77.).

Следует напомнить, что западноукраинское население с большим интересом следило за событиями в советской Украине. Острый интерес общественности Западной Украины вызывала политика большевиков. Среди значительной части западноукраинского общества и украинской эмиграции существовало значительное распространение советофильских настроений. Украинизация на Надднепрянщине была подходящей почвой для распространения коммунистическо-советофильских настроений с помощью которых руководство СССР стремилось укрепить свое политическое влияние на Западной Украине."Не можна заперечити існування у Галичині так званого радянофільства, — писала в 1929 р. газета "Діло" (1929. - Ч. 6. 6 января, с. 3.). — Це явище є з психологічного боку природне на ґрунті загострення наших відносин з поляками. Маси оглядаються за поміччю у щораз гіршому положенню і гадають найти її по «теорії противники наших противників є нашими союзниками". Нинішнє т. зв. радянофільство у Галичині це лише одна з форм давнього галицького політичного москвофільства".

Советофильство получило себе сторонников в среде украинской эмиграции. Ориентацию на «советский Харьков» провозгласили в Вене и Праге левые эсеры во главе с Михаилом Грушевским, который издавал журнал "Борітеся —- Поборете", украинские социал-демократы под проводом Семена Витика, что объединяясь вокруг журнала "Нова Громада", а также Владимира Винниченко и его сторонников, которые издавали в Вене еженедельник "Нова Доба". Во Франции советофильские позиции отстаивала группа Илька Борщака, которая учредила Союз украинских граждан во Франции, а также издавала газету "Українські вісті". Среди украинцев Канады и США советофильство распространилось в форме так называемого прогрессистского движения. Поэтому различные группы украинских националистов и греко-католическая церковь были кровно заинтересованы в том, чтобы нейтрализовать не только социальную базу для симпатиков СССР, но и создать почву для своих экспансионистских намерений. В этом их планы совпадали с Гитлером.

Поэтому, когда на Украине, как и в остальной части СССР, в результате сочетания погодных условий и форсированной индустриализации наступил голод, тут же началась бурная информационная кампания.

Использование фашистских пропагандистских материалов современные проповедники «голодомора» и не скрывали. Джеймс Мейс писал: «Очевидно, наибольшую информацию имеет в своем распоряжении Италия, у которой было консульство в столице УССР. Эти документы с пометками знаменитым синим карандашом Бенито Муссолини, были найдены представителями Украинской католической церкви в Риме, и наша Комиссия опубликовала часть из них на английском языке в нашем «Докладе Конгрессу» 1988 г.» (Мейс Дж. Вибіркова пам'ять // «День» і вічність Джеймса Мейса. / За ред. Л. Івшиної. - К.: Українська прес-група, 2005 г., с. 60.). За исключением устных, главным образом анонимных свидетельств, остальные материалы - это в большинстве - донесения консула фашистской Италии Серджио Градениго и немецкого консула. Почти незамеченным до сих пор является массив националистической литературы о голоде 1932-33 годов.

Примечательно, что сами националисты были не хуже Эррио и европейских писателей знакомы с ситуацией в тот период на Украине. Один из ближайших помощников руководителя ОУН Коновальца Бачина-Бачинский в своем дневнике неоднократно упоминает о голоде на Украине. В частности, в записи от 30.10.33 г. он пишет: «На голод на Украине не следует смотреть слишком пессимистически - он не везде одинаков. Большая беда - если будут переселяться московские «общественные» отбросы, которые заражают наше сельское население».

Стоит также напомнить, что в 30-е гг. на западноукраинских землях только греко-католическая церковь издавала свыше 20 газет и журналов. А вместе с националистическими здесь насчитывалось более 120 периодических изданий. Националисты совместно с униатами установили диктат над всей культурной жизнью региона. А после того, как в 1925 г. был принят так называемый закон о предварительной цензуре, главное острие атак оуновских пропагандистов было направлено против русской литературы, православия, а также украинских писателей надднепрянской Украины.

Т.е., первичными поставщиками эксклюзивной информации о голоде были оуновцы и сотрудники диппредставительств фашистских государств, имевших геополитические виды на Украину. В сообщении итальянского консула в Харькове Сержио Градениго «О голоде и украинском вопросе» № 474/106 от 31 мая 1933 г. указывается: «Голод и дальше нeистoвcтвyeт и уничтожает людей, и просто невозможно понять, как может мир оставаться безразличным к такой беде и как международная пресса, которая так охотно и неотложно призывает к международному осуждению Германии за так называемое «жестокое преследование евреев», может спокойно наблюдать массовое убийство, которое организовало советское правительство и в котором евреи играют такую важную, хотя и не ведущую, роль. Потому что нет ни единого сомнения в том, что: 1) этот голод искусственен и специально создан для того, чтобы «проучить крестьян»; 2) среди жертв голода нет ни одного еврея, напротив, все они сыты, живя под братским крылом ГПУ».

Далее в этом донесении господин консул указывает на причину, по которой по его мнению московское руководство совершает массовое убийство украинского населения. «Этнографический» материал должен быть переиначен» — цинично заявил один еврей, который занимает высокую должность в местном ГПУ. Нетрудно предусмотреть, какая судьба ожидает этот «этнографический материал» — он обречен на истребление и замену другим. Такая политика продиктована, необходимостью или целесообразностью, провозглашаемой почти открыто, денационализации территории, где проснулось украинское или немецкое самосознание, которое может повлечь политические трудности в будущем, и где ради единства империи лучше было бы иметь преимущественно русскоязычное население».

В конце донесения консул Градениго делает вывод: «...следствием нынешней беды в Украине будет русская колонизация этой страны, которая приведет к изменению ее этнографического характера. В будущем, и вероятно, очень близком будущем, никто не будет говорить об Украине или об украинском народе, а, следовательно, и об украинской проблеме, потому что Украина станет de facto территорией с преимущественно русским населением».

Немецкие дипломаты также описывали ситуацию в Украине во время голода через призму геополитических интересов. В отчете за 1933 г. консульского представительства Германии в Киеве о политической ситуации на Украине от 15 января 1934 г. указывается: «О развитии украинского вопроса в течение отчетного года можно также судить лишь в связи с голодом. Через эту катастрофу, которую население ставит в вину политике Москвы, бездна между украинцами, которые добиваются независимости, и московским унитаризмом, углубились. Среди населения широко бытует мысль о том, что советское правительство способствовало распространению голода для того, чтобы поставить украинцев на колени. В Москве признали напряженность ситуации и искусственно еще больше усилили ее через якобы польские и немецкие усилия отделить Украину. В конечном итоге, это правда, что изменение власти в Германии вызвало у украинцев надежды на освобождение в ближайшем будущем». С одной стороны, немецкий дипломат обвинил в создании искусственного голода Москву, с другой, отметил, что «высшее партийное руководство (имеются в виду национал-коммунисты Украины, - Авт.) не без оснований видело в тяжелой экономической и продовольственной ситуации благоприятную почву для развития украинского национализма».

В своем донесении от 31 января 1934 г. консул Сержио Градениго докладывает, что после гибели миллионов украинцев (в донесении № 546/71 от 22.06.33 г. называется цифра 15-16 млн. человек; в донесении № 907/116 от 1.10.33 г. — 18 млн. человек; в донесении от 1.01.34 г. названа цифра 11,5 млн. человек, - Авт.) «заселение вымерших территорий происходит непрерывно и планово: из менее плодородных районов Сибири прибывают поезда с россиянами. Но их положению тоже нельзя позавидовать, потому что им в собственность предоставляются дома, в которых никто не жил в течение нескольких месяцев и которые заросли сорняками, несмотря на чудо урожайного украинского лета».

Сегодня бред представителей фашистских государств, которые использовали украинский голод в своих геополитических играх, преподают в украинских школах, как истину в последней инстанции: «Еще не развеялся трупный смрад в опустевших украинских домах, а из других республик СССР, в особенности из России, уже направлялись эшелоны с переселенцами. К концу 1933 г. в Донецкую, Днепропетровскую, Одесскую и Харьковскую области переселилось около 117,1 тыс. человек. Голодомор 1932-1933 гг. принадлежит к трагедиям, последствия которых ощущаются по сей день...» (История Украины: учебное пособие для 10 класса средн. общеобразоват. шк. Даниленко В.М., Гузенков С.Г., Колодяжний H.H., Запорожье, «Премьер», 2003. с.175).

Читая подобные дипломатические документы, трудно не согласиться с оценкой Постышева, «что Украина является объектом притязаний различных интервенционистских штабов и находится под их особо пристальным наблюдением», и ввиду этого «на Украине больше всего осело обломков разных контрреволюционных организаций и партий, тянущихся особенно на Украину в силу ее близости к западным границам» (Речь Постышева на XVII съезде ВКП(б)).

Далее эту информацию легализовали уже на Западе различные националистические организации и униатская церковь, подняв голодоморную волну по всему миру точно так же, как и сегодня. Одним из первых свой вклад в раскрутку темы голодомора внес митрополит Андрей Шептицкий. В июле 1933 г. он обратился урби ет орби: «Украина в предсмертных судорогах! Население вымирает голодовой смертью.. . Кровь рабочих, что в голоде пахали чернозем Украины, взывает местью к небу, а голос голодных жнецов дошел до Господа Саваот. Все радиостанции просим разнести наш голос целому миру; может дойдет он и к убогим хатам умирающим от голода крестьян» ("Діло", 27 липня 1933 р.).

Далее был создан Украинский общественный Комитет Помощи Страдающей Украине, в который вошли все религиозные и националистические организации западной Украины, Румынии, Чехословакии, Германии и Северной Америки. В декабре 1933 года кардинал Теодор Инницер, секретарь Муссолини Энрико Инсабато, депутат в совете национальных меньшинств от Польши при Лиге Наций и друг Коновальца Милена Рудницкая устроили «Международную межконфессиональную конференцию по вопросу помощи голодающим». Помощь заключалась в том, что призвали мир обратить внимание на «грубое мародерство людей является дьявольским делом теперь господствующей России, которая ненавистью и террором хочет построить новый мир». Многие материалы этой конференции «помощи» потом и легли в основу материалов американской комиссии по украинскому голоду.

В «голодоморной коллекции» СБУ, есть один документ, вызывающий изумление. Это «Сообщение Гетманской управы в Берлине по вопросу помощи голодающим на Украине» (февраль 1933 г., ГА СБУ. Коллекция документов "Голодомор 1932-1933 рр. в Україні"). В этом документе от 24 января 1934 г. (когда голод в Украине уже давно закончился) говорится: «Факт колоссальной голодной катастрофы, что в особую силу была отмечена в прошлую зиму, продолжается теперь и продолжится в эту зиму и будущей весной - надо считать верным, установленным и подтвержденным, как сведениями из частных источников, так и наиболее авторитетными официальными данными... и наконец, публичным заявлением рейхсканцлера Германии Адольфа Гитлера в его речи 24 дня пр. месяца». Дальше в документе говорится о создании по всему миру «Комитетов спасения Украины» с центральным штабом в Берлине под председательством дочки гетмана Скоропадского Елизаветы. Как же собиралась помогать украинская эмиграция голодающей Украине? Деньгами для закупки продовольствия и лекарств, посылкой зерна? Нет. «...Собранные деньги должны в первую очередь идти на пропагандную деятельность, на издание соответствующей пропагандной литературы, а также на пропагандные поездки соответствующих деятелей за границу».

Интересно, что сегодняшние «певцы голодомора» не стесняются уже называть Гитлера «спасителем от голодомора, устроенного Москвой». Так, историк Кудряченко, ссылаясь на политический архив МИД Германии, цитирует якобы направленное в 1938-м году от благодарных граждан Украины к немецкому фюреру письмо: «Как Божья благодать, поступила помощь фюрера и немецкого народа, которая здесь у нас была названа «гитлеровской помощью». Не только мы, немцы, но и большая часть россиян и украинцев благодарны немецкому народу за предоставленную в это ужасное время помощь. Надо особенно отметить, что «гитлеровскую помощь» получали не кулаки и некогда зажиточные крестьяне. Нет! Именно «опора большевистского правительства — малоимущие и середняки. Эта помощь спасла жизни тысячам, и заодно заметим, что, к великому позору коммунистической партии, коммунисты-большевики тоже получали помощь» («День», № 206, 25.11.06 г., № 208, 29.11.06 г.). Может, раз уж пошла мода устанавливать памятники тем зарубежным государственным деятелям, которые хотели «спасти Украину от Москвы», то следует воздвигнуть памятник не только Карлу XII, но спасителю от голодомора Гитлеру?

Созданная в 1930 г. ОУН организация «Европейская федерация украинцев за границей» в 1933 году распространила среди стран-членов Лиги Наций «Меморандум о голоде на Украине». Там, в частности, написано: «...мы имеем дело с хорошо продуманным планом ликвидации населения страны и колонизации ее с помощью русского населения, более послушного и более терпимого к коммунизму». Дальше оуновцы объясняют геополитические причины «искусственного голода»: «С политической точки зрения, уничтожение, или по крайней мере ослабление Украины россиянами устранит естественный барьер между Западной Европой и Московщиной, барьер, который являет собой украинская этническая группа, родственная с Европой своей ментальностью и традициями. Цивилизация и безопасность западных стран может пострадать от этого».

В книге «Рассекреченная память. Голодомор 1932-1933 годов в Украине в документах ГПУ-НКВД», изданной СБУ под редакцией Катрин Клер Ющенко и и.о. председателя СБУ Наливайченко, есть один примечательный документ, который пока не стал достоянием широкой читательской аудитории: «Оперативный приказ № 2 по государственному политическому управлению УСРР "Об очередных заданиях агентурно-оперативной работы органов ГПУ УСРР"(от 13.02.33 г. (ГА СБУ. - Ф. 42. - Спр. 666. - Арк. 56-60, 63 зв.). Этот документ заслуживает, чтобы его обильно процитировать. «Организованный саботаж хлебозаготовок, осеннего сева, организованное массовое воровство в "совхозах и колхозах; террор в отношении наиболее стойких коммунистов и активистов села; переброска на Украину осенью прошлого года десятков петлюровских эмиссаров, распространение к-р петлюровских листовок, в особенности на Правобережье и анализ агентурных материалов - говорили за безусловное существование на Украине организованного к-р повстанческого подполья, связанного с закордонном и иноразведками, главным образом польским Главштабом. Оперативным приказом от 5 декабря 1932 года перед органами ГПУ Украины была поставлена основная и главная задача – немедленного прорыва, вскрытия и разгрома к-р повстанческого подполья и нанесения решительного удара по всем к-р кулацко-петлюровским элементам, активно противодействующим и срывающим основные мероприятия советской власти и партии на селе.

С целью немедленного прорыва и вскрытия к-р подполья в ГПУ УССР была организована Ударно-Оперативная группа, которая за это время развернула ряд дел и вскрыла контрреволюционное повстанческое подполье на Украине, охватившее до 200 районов, около 20 жел.-дор.станций и депо и ряд пунктов пограничной полосы.

В процессе ликвидации установлена связь подполья с украинскими националистическими центрами (УНР, УВО и УНДО) и польским Главштабом. Вскрыта крупная шпионская сеть, внедрившаяся в Разведорганы, промпредприятия, транспорт и объекты оборонного строительства... Анализ ликвидированных за это время дел говорит за то, что в данном случае мы столкнулись с единым тщательно разработанным планом организации вооруженного восстания на Украине к весне 1933 года, с целью свержения советской власти и установления капиталистического государства, так называемой - «Украинской независимой республики»...

...только в течение декабря-января в Киевской, Черниговской областях и приграничной полосе было изъято 3500 единиц нарезного оружия».

О том, что на Западе были в курсе подготовки подобного восстания, свидетельствуют цитированные ранее Майкл Сейерс, Альберт Кан. Канадская газета «Ди Бор дер Сити Стар» в 1933 г. также сообщала, что русские и украинские эмигранты в Германии приступили к созданию «легиона», который должен будет выступить на стороне Гитлера в случае его интервенции в СССР. В газете указывалось, что записавшиеся 12 тыс. человек были размещены в специальный лагерь, а для штаба было выделено помещение бывшей гостиницы «Виктория» в Берлине. Финансовую сторону вопроса обязался обеспечивать английский нефтевый магнат Детеринг, тесно связанный с гитлеровцами и владевший до революции бакинскими нефтепромыслами (Трощинський В., Найманці фашизму, К., «Наукова думка», 1981 г., с. 79).

Весьма примечательно также одно свидетельство из книги «33-й: ГОЛОД» (под ред. В.Маняка, К., 1990 р.). Это Пуд Н.С. из Черниговской области. Он рассказывает о неизвестных людях, ходивших по селам и предупреждавших о грядущем голоде: «Люди были в отчаянии. Люди были напуганы. Люди не понимали, что такое колхоз. А по селу ходили какие-то никому не известные люди, одетые в ветошь нищенскую, находили себе где-то на краю села маленький, неприметный домик, собирали там напуганных колхозом, конфискацией и разными непонятными словами верующих бабушек, и нашептывали им на ухо разные кошмары. О конце света, о Страшном Суде, об отказе Господа от рабов своих, о вхождении на землю в образе человеческом самого сатаны. Будто ходит он по миру с книгой адской и зовет всех записываться в книгу ту. И будет он морить великим голодом, будет на пытки посылать, и кто не выдержит, запишется, «во веки веков в аду, в смоле кипящей эму и его детям быть». В тот же день новость такую понесли уже сотни таких бабушек, и каждая что-то добавляла, и уже рассказ тот страшный услышан был будто и не от нищенки, а от самого Бога, который прилетал на землю, чтобы предупредить грешный люд Черниговщини». Вот только откуда наперед эти старушки знали о грядущем голоде и внушали людям о неотвратимости его наступления?

Сегодняшние «украиноцентричные» историки пишут (бумага стерпит), что мол, украинцы рассчитывали, что они при поддержке немцев освободят Украину и будут вести диалог на равных. Хотя ни для кого не были секретом «восточные планы» Гитлера вообще, и в отношении Украины, в частности. О намерениях Германии вторгнуться в Советский Союз с целью отторжения Украины писала мировая пресса тогда достаточно подробно. Широко освещался визит Геринга 13 февраля 1933 года к французскому послу Франсуа-Понсе с предложением: если Франция окажет Германии помощь в вопросе «польского коридора», то Германия «поделится» с Францией «кусочком» отторгнутой в результате интервенции Украины. 5 мая 1933 года в английской газете «Дейли телеграф» вышло интервью с Гитлером, в котором говорилось, что Германия будет целиком занята планами поиска «жизненного пространства» на Востоке. Планы отторжения Украины так громко обсуждались на европейской политической кухне и на страницах немецкой прессы, что 26 сентября 1933 года Советский Союз обратился к Германии с нотой: «Впливові німеькі органи, такі як «Фольк унд Рейх», що видаються не без урядових дотацій, знову вміщують статті про відторгнення України від СРСР».

В июне 1933 года в Лондоне была созвана международная конференция, посвященная экономическим и финансовым вопросам. Во главе германской делегации был министр хозяйства гитлеровского правительства Гугенберг. Там он от имени правительства зачитал меморандум. В меморандуме содержался призыв общими усилиями добиться ликвидации «революции и внутренней разрухи, которые нашли свою исходную точку в России», и заявление претензии на захват русских земель для расселения на них немцев. В частности Гугенберг потребовал передать нацистам Украину «для более рационального использования этих плодородных земель».

УКРАИНСКИЕ НАЦИОНАЛИСТЫ И ГОЛОД 1932-33 ГОДОВ


Такое наглое публичное требование на Лондонской конференции (такие дела ведь обсуждаются только в тиши кабинетов, а потом хранятся под грифом "Секретно") вызвало сдержанную реакцию западных кругов. Зато восторг от речи Гугенберга, в которой декларировалось желание превратить Украину в свою колонию высказала... оуновская газета «Наш клич». В номере за 25 июня 1933 года она написала: «Одним із важливих питань, що вимагають для добра Німеччини негайної розв'язки, є справа колоній. Ці слова гітлеризму у своє історичне післанництво, завдяки якому він самопевно домагається і виборює права для Німеччини». (Трощинський В. «Найманці фашизму», к, «Наукова думка», 1981 р.) А газета «Діло», комментируя речь Гитлера на нацистском съезде в Нюрнберге в 1936 году, где снова прозвучали претензии на превращение европейской части СССР, включая и Украину в колонию, в редакционной статье под названием «Пісумки Нюрнбергу» открыто солидаризировалась с требованием Гитлера о колонизации советских (и украинских) земель, поскольку в Германии существует проблема «перенаселенности» и отсутствуют «ринки збуту і сирівців».

УКРАИНСКИЕ НАЦИОНАЛИСТЫ И ГОЛОД 1932-33 ГОДОВ


Сегодня, наконец, появился доступ к изданиям 30-х голов, освещавших голод. Процитирую только некоторые из них, наиболее выразительные. "Поможем жертвам большевистского зверства" (22 мая 1932р. газета "Народна сила" № 18, с. 1) говорится про то, как "параллельно с пятилеткой Советская власть проводит замену украинского населения "кацапами из центральных губерний. Делается это просто". ГПУшники "ночью нападают на село, хватают всех мужиков и куда-то уводят. А на место высланных селят москалей-коммунистов. Эти коммунисты занимают хаты сосланных, насилуют женщин и девушек, а потом их выгоняют из хаты..." В заметке "Станем единым фронтом против красных палачей" ( 20 августа 1933 р. газета "Народна сила" № 58, с.1)говорится как "женщины опухшими от голода руками жнут серпами уродившую как никогда пшеницу. Но не придётся им его есть. Русско-жидовские опришки конницей обставили границы и забирают хлеб. гос. пошлину подняли втрое..." В газете «Czernowitzer Allgemeine Zeitung» №8524, с.1 за 25 августа 1933 г. говорится о восстании в связи с искусственнім голодом 500 тыс. вооруженных голодных украинских крестьян, которые штурмуют большие склады с продовольствием в Киеве, с целью захватить продовольствие, одежду и боеприпасы, и потом распространить пламя восстания на оставшуюся империю: «Волна восстания, начавшаяся в голодающих районах Украины, затронула теперь всю территорию. Количество вооруженных из голодных человек составило 500 тысяч. Вооруженные крестьяне - на пути к Киеву и уже часть их окружила Киев. Основной район наступающих - между Харьковом и Киевом. Цель восставших - штурмовать склады с продовольствием, захватить еду, одежду и боеприпасы и охватить восстанием всю страну. Между восставшими и советскими войсками, призванными на защиту города, были уже кровопролитные бои. Военные подразделения стреляют из пулеметов при каждой попытке восстания крестьянских масс...»». В газете «Фигаро» от 16 июля 1933 г. говорится о гибели 10 милионов украинцев. Отдел международной прессы МИД фашистской Италии распространил в июне 1932 г. сообщение о вооруженном восстании в Киеве рабочих завода "Арсенал" и о том, что только после интенсивной бомбардировки завода сопротивление рабочих ГПУ удалось сломить.

УКРАИНСКИЕ НАЦИОНАЛИСТЫ И ГОЛОД 1932-33 ГОДОВ


Изучая материалы националистических источников, посвященные теме голода 1932—33 гг., я обратила внимание на любопытную деталь: кем и в какие периоды инициировалась тема голода как геноцида, временно затем сходя на нет.

Впервые большой массив литературы на тему голода был опубликован в украинской эмигрантской печати в 1953 году. Как известно, это был год смерти Сталина, т. е. год смены власти и появления возможности идеологически воздействовать на преемников. Среди наиболее известных можно назвать: The Black deeds of the Kremlin: a white book. Vol. 1: Book of testimonies. Vol.2: The Great Famine in Ukraine in 1932—33 под ред. С.Пидгайного (Торонто, 1953), О.Воропай. В дев'ятім крузі (Лондон, 1953), Д.Соловей. The Golgotha of Ukraine: eyewitness accounts of the famine in Ukraine (Нью-Йорк, 1953), First Victims of Communism: White Book on the Religious Persecution in Ukraine: Transl. from the Ital(Rome, 1953) и многие Другие.

Следующая раскрутка этой темы началась в странах Северной Америки в связи с 50-летней годовщиной голода в Украине и снова в период очередной смены власти в СССР. Против кремлевского руководства Союза было выдвинуто обвинение, что голод спровоцирован был для уничтожения крестьянства как базы украинского национализма (The Great Famine in Ukraine 1932—33 // The Ukrainian Weekly. Vol. LI. 1983. №12; The Great Famine in Ukraine: the unknown holocaust. In solemn observance of the 50th anniversary of the Ukrainian famine of 1932—33. Jersey City; N. J., 1983; П.Макогон. Свідок: спогади про голод 33-го (Торонто, 1983); М.Долот. Execution by Hunger (Нью-Йорк, 1985) и др. В это же время возникает серия так называемых «усних історичних проектів». Среди них «Український усний історичний проект по голоду» Леонида Гереца (серия LH), аналогичный проект Сью Эллен Вебер (серия SW), устный исторический проект Украинского центра исследования голода в Торонто (серия UFRC), проект «Кливлендського осередку Української національної жіночої ліги» (серия ОН), другие такие же (серия Mies). Все они влились в «Устный исторический проект» комиссии конгресса США (Oral History Project of the Commission on the Ukraine Famine /CUF/). Разработал и возглавил этот проект известный сейчас в Украине, наверное, каждому школьнику Джеймс Мейс.

Именно ему приписывается «заслуга» введения в массовое сознание украинцев и в международную политическую лексику термина «голодомор». Так, он писал: «Питання голодомору є центральним питанням не лише історії України, воно має універсальне значення для всіх істориків світу... воно підпадає під категорію злочинів проти людяності і людства» (Мейс Дж. Політичні причину голодомору в Україні (1932—1933 pp.) // Укр. іст. журн. — 1995. — №1. — С.35.). Хотя, как показано выше, этот термин применялся националистическими эмигрантскими кругами за несколько десятилетий до г-на Мейса.

21 марта 1984 г. в сенат США был внесен законопроект о создании комиссии конгресса по расследованию украинского голода. Убеждая сенаторов голосовать за законопроект, конгрессмен Д.Рот утверждал, что украинцы «уничтожались по политическим причинам и только за то, что они были теми, кем были». 12 октября 1984 г. Рональд Рейган подписал закон о создании комиссии, призванной «осуществить изучение украинского голода 1932—1933 гг., чтобы распространить по всему миру знания о голоде и обеспечить лучшее понимание американской общественностью советской системы с целью выявления в ней роли Советов в создании голода на Украине».

В комиссии конгресса США по украинскому голоду были представлены два сенатора, четыре конгрессмена, три представителя исполнительной власти. Но по ходатайству Украинского Конгрессового Комитета Америки (УККА) и организации «Американцы в охране человеческих прав в Украине» ее руководителем был назначен мало кому тогда известный Джеймс Мейс. Деятельность последнего в этой комиссии была, по словам профессора Кульчицкого, его «звездным часом». «Власне кажучи, комісія складалася із сенаторів, конгресменів, представників президента і громадськості. Вони фактично нічого не робили, тільки іноді сходилися й заслуховували, що зробив Мейс. А він і його шість співробітників працювали й зібрали такий доказовий матеріал, що ця Комісія стала серйозним фактором в очах американського уряду, міжнародної громадськості і в очах Щербицького» («УМ», №214,16.11.05).

Примечательно, что именно в то время в УККА работала Катрин-Клэр Чумаченко (сейчас Екатерина Ющенко). В 1985 г. она перешла из УККА на госслужбу. Работала, в частности, в офисе по связям с общественностью Белого дома, т. е. готовила темы для бесед с общественностью президента США. В перечне файлов за этот период, которые хранятся в ЦРУ (разрешение на доступ к ним дает (или не дает) один из отделов ЦРУ.— Авт.), есть тема для президента под названием Ukrainian Famine Commission — Public Delegates («Украинская комиссия по голоду — общественные делегаты»). I Результаты работы комиссии конгресса США были опубликованы в 1988 г. (Investigation of the Ukrainian Famine 1932—1933. Report to Congress. Washington D. C: Comission on the Ukrainian Famine, 1988). В 1990-м вышел трехтомник материалов «Устного исторического проекта». В СССР как раз грянула перестройка, «Голос Америки» стал alter ego многих компартийных деятелей как Союза, так и Украины, и изучение этой темы в разрезе «украинской катастрофы» перешло на украинскую половину поля. Историки Кульчицкий, Шаповал, переехавший в Украину Джеймс Мейс и другие писали малотиражные научные труды. Так продолжалось до 2002—2003 гг., затем последовал всплеск публикаций и их международная PR-раскрутка.

Произошло это, видимо, потому, что преемник Ельцина Путин оказался не очередным разрушителем России, а наоборот — сумел остановить дезинтеграционные процессы, запущенные в стране предшественником, с намерением вернуть ей статус мировой державы. Тема «уничтожения Кремлем украинцев как этноса» превратилась в средство давления на Россию и превращения ее в глазах мирового сообщества в основного врага.

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ