Галиция у всех на устах. Перед парламентскими выборами в Украине этот регион многие называют взрывоопасным и несущим стране одни неприятности. На самом деле, Галиция - обманутый регион, жестоко обманутый местными князьками, псевдо-историками и самопровозглашенными лидерами.

МОГЛА ЛИ ГАЛИЧИНА НЕ ВСТРЕЧАТЬ В 1939г КРАСНУЮ АРМИЮ ХЛЕБОМ – СОЛЬЮ?

Еще не так давно вопрос показался бы риторическим. На этот счет существует достаточно свидетельств. Однако, чем дальше Украина углубляется в независимость, отдаляясь от того эпохального события, тем более масштабной и бессовестной становится фальсификация ее истории.

Прошлое Галичины подается в искаженном виде, а то и просто надуманном. Неудобные факты и целые периоды замалчиваются, взамен вытаскиваются и лакируются малозначительные эпизоды.

Статья постарается показать социально-экономическую, культурную и политическую жизнь этого края такой, какой ее зафиксировали очевидцы, либо изложили историки, стремившиеся к объективности. Особое внимание будет уделено периодам так называемого «австрийского рая» и межвоенного польского, накануне воссоединения с УССР. Параллельно будут сравнения с ситуацией на Большой Украине и вкратце изменения, произошедшие здесь в первые два года Советской власти.

ОТ ВЕЛИКОГО КНЯЖЕСТВА ДО ПОЛЬСКОЙ ПРОВИНЦИИ.

Наибольшую известность Галицкая Русь получила во время княжения Данила Галицкого, основавшего в средине ХIII века Галицко-Волынское княжество. (Кое-кто нынче считает более престижным величать великого князя на европейский манер королем. Имея в виду его коронацию в конце жизни после долгого и настойчивого обхаживания Ватиканом на предмет перехода в католическую веру. В угаре подобострастия они забывают (или не знают), что в пору могущества Руси европейские короли считали за честь породниться с русскими князьями. Имело место такое родство и у князя Данила. По летописным сообщениям, великий князь не придавал королевской короне и доли того значения, что наблюдается у его потомков. Не величали себя королями и его наследники. Сама корона, за ненадобностью, затерялась в веках.)

К сожалению, история отвела первому государственному образованию на Западной Украине короткую жизнь. Наследники основателя не обладали ни державными, ни военными качествами. После смерти Данила его детище распалось на удельные владения. А вскоре и вовсе прекратило свое существование. Галицкие земли без битв и кровопролитий прибрала к рукам Польша. Население приняло перемену сдержанно, настрадавшись от своих бояр. К тому же край и до того захватывали соседние державы, та же Польша, Венгрия. Сами бояре, некогда всесильные, поднимавшие мятежи против неугодных князей и приводившие иноземцев, тоже не помышляли о сопротивлении – они получили уравнение в правах с польской шляхтой.

Галицкую Русь наводнили поляки, немцы. С ними пришли произвол и упадок. Она первая из русских земель ощутила наступление на православие. Пока умеренное – Польша еще уважала свободу вероисповедания. Однако, уже тогда считалось, что нахождение иноверцев (некатоликов) на государственных и выборных должностях может быть вредным для ее целостности и спокойствия. Промыслы и торговля также изымались из сферы деятельности русинов. Их число резко ограничивалось в городах. В частности, в Львове разрешалось жить не больше, чем 30 семьям и только на маленькой и тесной улице Русской. (1) Для русинов города превратились в чужие, запретные территории вплоть до соединения с Большой Украиной.

Чтобы обезопасить собственность, владетельные слои массово переходили в католичество, ополячивались задолго до появления иезуитов и возникновения унии.

Русское княжество превращалось в польскую провинцию. С этого времени Галичина фактически исчезла из европейской истории вплоть до ХХ в.

Польский период стал для нее настолько тяжелым, что можно говорить об апартеиде. Иезуит П. Скарга, гонитель православия, отмечал, что «на земле не найдется государства, в котором бы так обходились с земледельцами, как в Польше». «Владелец или королевский староста не только отнимает у бедного хлопа все, что он зарабатывает, но и убивает его самого, когда захочет и как захочет и никто не скажет ему за это дурного слова». (2) Польское право передало селянина в полное распоряжение его пана, т.е. закрепостило уже в конце ХV в. На 200 лет раньше, чем это произошло в Малороссии. « Из поколения в поколение хлоп терпел, свыкался со своей участью до такой степени, что переставал помышлять о лучшем» (2) Быть русином считалось проклятием судьбы.

Не разбудила Галичину и Хмельниччина. Спорадические бунты опришков легко подавлялись властью.

Единственной отрадой была корчма, неотъемлемый атрибут села. Часто не одна.

На этом фоне относительно легко укоренилась уния. Будь польские ксендзы настойчивее. Галичина приняла бы и католичество. Но, видимо, в ту пору такой цели не ставили. Все усилия Польша направляла на уничтожение «схизмы» в Украине.

«Там народ не был доведен до рабского состояния. Он имел оружие для защиты от постоянных татарских набегов и паны не могли его запретить. Рядом находилось вольное казачество, не скрывавшее ненависти к панству. Сдерживающим фактором против произвола были днепровские острова, куда хлоп всегда мог убежать и вернуться с купой удальцов». (2) По этой причине уния трудно пускала корни: реестровые казаки ее не принимали вовсе, а самовольные и земледельцы сопротивлялись, как могли.

ПОД АВСТРИЙСКОЙ КОРОНОЙ.

Присоединение Галичины к Австрии несколько утешило польское панство. Императорский указ повелевал им вести себя с русинами «по людски». В остальном все сохранилось практически без изменений.

К этому времени Галичина пребывала в упадочном состоянии. (3) Наиболее процветающей отраслью являлось производство водки и пива.

После посещения в 1773г приобретенных русских земель император Иосиф II писал: «Селянин – это несчастное создание, которое, физически существуя, ничего, кроме образа человека не имеет». (3)

Его жилище представляло собой сложенную из неотесанного дерева халупу, покрытую соломой, через которую дым сам находил себе выход. Освещалась она через маленькие отверстия с наглухо замазанным стеклом. Часто в таких курных избах семьи теснились вместе с животными и птицами. (3) Рацион его составляли, в основном, капуста и картофель. Когда наступал голод, а это случалось часто, многие умирали через хроническое истощение. Так, между 1830 -1855гг, смертность превысила рождаемость более, чем в 2 раза. (3)

Следующий сильный голод произошел в 1865-66гг. «Дождливое лето 1864 да сухое 1865 – и неурожай, и голод. Голод был такой, что даже евреи осунулись в лице, сами ничего не ели, чтобы найти денег – дать в долг на вексель бедным хлопам. Голод произвел тиф.… Уменьшить подати правительство не может, потому что оно все еще хочет играть роль великой державы. Недоимки страшные.…Идет хлоп до жидка, кланяется, просит дать ему в долг; жид дает рейнский, велит через месяц два принести.… Прошел срок – хлопу заплатить нечем, жид забирает у него скотину, хату, землю. (4)

«Ходит хлоп, пьет, кланяется и ненавидит молча своих мучителей – поляков и евреев… В холеру мерли они как мухи и радовались, как только ненавидящий может радоваться, что и евреи умирают так же сильно».(4)

Закономерно, что продолжительность жизни селянина была короткой, в среднем 30-40 лет. (1)

Галицкой шляхте, отрекшейся от своего народа, не приходило в голову облегчить долю селянства. В их понятии хлоп являл собою низшую форму человеческого существа, что не поддается какому-либо улучшению. По этой причине, а также ввиду фактического отсутствия интеллигенции, роль «элиты» досталась духовенству. Оно пользовалось в народе большим влиянием и властью, хотя в материальном и культурном отношении священники стояли не намного выше прихожан. А сельские священники так же отрабатывали панщину и так же заглядывали в корчму. Неграмотные, в лучшем случае наполовину грамотные, они с грехом пополам проводили службу, мало что понимая в ней. О поучении народа, разъяснении сути веры не могло быть и речи. Фактически до конца ХIХ в галицкое общество состояло из двух социальных слоев: сельской массы и небольшой касты духовенства. Что давало полякам повод шутить: «Русины - это попы и хлопы».

Отмена панщины в 1848г мало что изменила. Значительную часть селянства освободили совсем без земли. «Освобождение не дало им ни лесов, ни выгонов; хату затопить нечем, скотину некуда выгнать – и приходится работать на пана». (4) Грабительский характер освобождения привел к дальнейшему обнищанию селян, вызвал селянские волнения.

Зато вовсю работала пропагандистская машина, трубившая, что «скасування» панщины это цесарский подарок, что цесарь – «батько», защитник галичан. Среди русинов сеялись зерна австрофильства.(5) По инициативе греко-католической церкви массово устанавливались благодарственные «кресты свободы».(5)

Конституция, гарантировавшая русинам равные права с поляками, так и осталась декларацией. «Поляки прямо пренебрегают нами… Конституция есть для нас только мертвой буквой. И мы сегодня не имеем ни народных, ни природных прав» (6) Сказано было в 1912г, на самом пике «австрийского рая».

Экономический бум конца ХIХ-начала ХХ вв, захлестнувший Европу, никак не коснулся Галичины. Она продолжала оставаться бедной провинцией, «полуазией» или по выражению И.Франко – «Африкой в центре Европы». Господствующим было сельское хозяйство. В 1900г им занималось около 95% населения, из которых 80% считались бедняками. 54% сельских дворов были безлошадными, по определению И.Франко – «карликовыми», не обеспечивавшими прожиточного минимума. (1)

Нужда и безысходность выталкивали на заробитчанство, в эмиграцию, способствовали распространению пьянства. К примеру. В том же 1900г один шинок приходился на 220 душ, а одно больничное место – на 1200, одна школа одногодичная – на 1500 душ. (1) Средняя школа в 1914г приходилась на 700 тыс. (6) Фактически имела место массовая неграмотность.

Серьезной проблемой оставались хронические заболевания и частые эпидемии, вызванные постоянным недоеданием и антисанитарией. Наиболее распространенной болезнью являлся туберкулез; из всех городов Австро-Венгрии Львов был больше других поражен им. (1) Еще в 1890-х годах неизлечимо больных выставляли из больниц на улицу – не хватало мест для тех, кого еще можно было спасти. (6)

От голода ежегодно умирало до 50 тыс. человек, больше половины детей не доживали до пятилетнего возраста. (1)

Пьянство принимало настолько угрожающий характер, что вызвало к жизни антиалкогольную кампанию: поощрялись публичные отказы от употребления водки на определенный срок и даже до конца жизни; торжественные присяги на трезвость с вкапыванием и освящением «крестов трезвости»; пропагандировались безалкогольные свадьбы. (7)

Неподкрепленная экономическими стимулами, а также ввиду устоявшегося мнения, что пьянство и лень селянства неисправимы, как и их убожество, борьба затихла к концу века. Возобновилась в 1920-х, но уже не в том масштабе.

Немногочисленная интеллигенция (от 5 до 12 тыс, включая духовенство), в большинстве малообеспеченная, консервативная и, по определению Драгоманова, «лакейско – карьерная», не имела возможности и не ставила задачу повлиять каким-либо образом на улучшение социального положения села. Ширившиеся Европой и Россией идеи социализма, классовой борьбы не воспринимала. Свое назначение видела в просвещении народа, но через недостаток средств и противодействие поляков мало чего добилась на этом поприще. Малоросса Драгоманова, впервые посетившего Галичину, поразил низкий культурный уровень, провинциализм и мелочность галичан, абсолютное влияние духовенства, по природе косного, на народную жизнь. (1)

Появившиеся в коне века политические партии были, фактически, на одно лицо и стояли на проавстрийской позиции, кто в большей, кто в меньшей мере.

После голодного 1913г, с началом первой мировой войны, австрийская власть ввергла Галичину в террор, развязав преследование сторонников русско-православного единства – москвофилов. Жертвами стали около 60 тыс. русинов. (19) Что не менее прискорбно, возвратилось со времен унии противостояние в народе по принципу «свой – чужой».

С этого часа Галичина ступила на трагический путь.

В ВОЗРОЖДЕННОЙ ПОЛЬШЕ. ПУТЬ НА ГОЛГОФУ.

Вслед за развалом Австро-Венгрии в 1918г история дала ей шанс побороться за независимость и освободиться от польско – еврейского засилья. Шанс остался неиспользованным: связывавшая свое будущее исключительно с австрийской короной, она оказалась неподготовленной и неспособной к самостоятельному плаванию ни в экономическом, ни в военном отношении. Закономерно, что после короткого военного противостояния с энергично возрождавшейся Польшей была оккупирована и очутилась в ее составе.

Польская власть действовала репрессивно, подавляла любое сопротивление. «Вследствие военных репрессий 36 тыс. украинцев были расстреляны или повешены». (8) Пока представители Галичины обивали пороги миссий стран Антанты, апеллируя к справедливости и продолжая выпрашивать автономию, поляки загнали в концлагеря и тюрьмы до четверти млн. галичан, в т.ч. женщин, детей. (8) В антисанитарных условиях, в переполненных камерах, полуголодные, страдая от издевательств, люди гибли от тифа и истощения. За период 1919-1922 умерло более 30 тыс. узников. (8)

Польша как бы мстила за свое прошлое зависимое положение, желая вернуть ситуацию в доавстрийскую эпоху.

«Пережив 6 лет войны, а за последние два года террор и страшную эпидемию тифа, Галичина представлялась как одно большое кладбище. Куда ни глянь, где ни поедешь, везде видишь руины, гробы, кресты. Много сел сожжено, разрушено и ограблено; много церквей закрыто, потому что священники арестованы, интернированы, другие сбежали». (9) «В лагерях оказались около 700 священников, в т. ч. и высокие церковные сановники. В некоторых епархиях с 30-40 священников осталось 2-3. Церковные поместья грабились или реквизировались». (8) «Поляки беспощадно уничтожают украинскую интеллигенцию и украинское духовенство. Греко-католические церкви превращают в конюшни, казино; закрывают семинарии.…В Галичине поляки поступали как в каком-то африканском крае, население которого нужно уничтожить.…Во время войны любой поляк мог безнаказанно лишить жизни украинца, не взирая на пол, возраст… Бывшие монголы, гунны и татары не могли сравниться по дикости и зверствам с польскими завоевателями». (9)

«Слово «украинец» стало настолько ненавистным, что его не позволяли употреблять ни устно, ни письменно, принуждая пользоваться термином «русин», «русский». За украинскую книгу, документы, вышиванку могли арестовать. (9)

Вот почему вышиванка является здесь символом украинства и патриотизма.

Украинцев массово увольняли, в первую очередь из государственных учреждений; вытесняли из городов, отнимали землю. Украинские школы переводились на польский язык обучения; преподавателями в них назначались поляки. За 20 лет количество украинских школ уменьшилось с 3662 до 144, в львовском университете ликвидировались украинские кафедры. Доля студентов – украинцев не достигала 10%. (9) «Поляки просто не допускали украинцев в школы, в органы государственного управления, связи, транспорта, торговли; держали в закрепощении украинское учительство и даже духовенство». (9)

«Нет никакого украинского народа, - заявлял польский министр С. Грабский, - украинский народ – выдумка большевиков с пропагандистской целью» (10)

Использовав украинцев, чтобы оторвать Галичину от русского мира, поляки теперь изменили точку зрения на прямо противоположную: есть только Россия и Польша, русские и поляки.

История в очередной раз посмеялась: недавняя волна австрийского террора против москвофилов, в котором активное участие приняли радикально настроенные украинцы-униаты, вернулась и ударила, в том числе и по ним. Бездумное прислужничество, нагнетание нетерпимости, в том числе и антипольских настроений, не подкрепленных возможностью защититься, обернулись трагедией. «Провидению было угодно, чтобы и они почувствовали дыхание ада». (19)

Пришла пора публично отказываться от прошлых заблуждений, становиться русинами и принимать присягу на верность польскому государству. Еще выгоднее было переходить в католицизм, что обозначало принятие польской национальности. Особенно принуждали к такому действу греко-католическое духовенство, оплот украинцев. Характерно, что Ватикан не вступался за свою младшую дочь, как не вступался никогда ранее.

Какой церкви следовало бы добиваться независимости, так это греко-католической.

Экономическая жизнь Галичины замерла. На долгие годы воцарилось полуголодное существование. Вместе с ним периодически вспыхивали эпидемические заболевания. Смертность вырастала до 25%, в горных местностях до 50%. (8) «Власть делала все, чтобы способствовать смерти как можно большего числа украинцев» (8)

Английский наблюдатель Геннет отмечал в 1927г, что нищета индийского крестьянства ничто по сравнению с нищетой крестьянства Западной Украины. (11)

Разразившийся экономический кризис породил около 2 млн. безработных, или 33% самодеятельного населения. (8) Это вызвало стихийные волнения, протесты. Власть отвечала репрессиями, расстрелами. Свою лепту в репрессии внесли националисты, их экстремистское крыло, совершая ограбления банков, убийства чиновников.

Карательные меры власти были жестокими и демонстративными. Проводя облавы и обыски, полиция не утруждала себя законностью, разрушала хаты, портила имущество и инвентарь, разбивала церковные образа. Нередко заставляла это делать хозяев. Имевшие деньги могли откупиться и избежать погрома. Обычным явлением были физические расправы – до 100 ударов нагайками. Не спасали ни пол, ни священническая ряса. Кооперативы, магазины, отделения «Просвиты» подвергались грабежу и разорению. Напоследок пострадавших принуждали петь «Еще Польска не згинела». (20)

Жалобы, в том числе в Лигу Наций, оставались без рассмотрения. Заступиться за Галичину было некому.

«Пацификация Западной Украины 1930г лишила после себя руину более 800 сел, тысячи покалеченных селян, женщин, детей; полное уничтожение сельских читален, кооперативов… Селяне бросали работу в поле, оставляли хозяйства и бежали в леса, как во времена татарского лихолетья» (12)

Политическая нестабильность растянулась почти до 1939г, сопровождаясь попытками достичь примирения и насилием, которое со второй половины 1930-х годов стало фактически сплошным.

Роль ОУН в политической жизни Польши неоднозначна. Даже в диаспоре есть авторы, которые в своих работах оценивают ее как провокационную, развязывавшую властям руки для ответного террора. (13) Общественность и партии, выступавшие за примирение, характеризовали деятельность националистов как «безответственную, преступную и вредную интересам украинского народа» (8)

В таких условиях не могли не расти просоветские настроения. Известия о НЭПе, всеобуче, украинизации на Большой Украине доходили до населения, несмотря на дезинформацию и запреты. Коммунистическая партия Западной Украины (КПЗУ), запрещенная и наиболее преследуемая, была и наиболее популярной.

Голод 1932-1933гг не отразился на симпатиях к СССР, как пытаются убедить нас последнее время. Западная Украина периодически сама погружалась в голодные годы и значительно чаще.

Как раз в это время имел место голод на Полесье. «Есть села, где население задушено голодным тифом … Десятки тысяч сельских хозяйств от Рождества не имеют хлеба и живут исключительно картошкой». (12)

Уместными будут выдержки из польских газет 1932-1939гг о положении западно-украинского села:

«Коробка спичек стала недоступной роскошью. Перестали покупать даже соль, вместо этого покупали сгнившие бочки из-под селедки, вываривали их, а полученный рассол употребляли в пищу». 1932г

« Поденная плата рабочего составляла лишь 40% поденной ставки 1928г.…На селе создаются отношения, которые хуже крепостнических. Рабочие в течение нескольких лет не получают зарплату…». 1933г

«Даже в более зажиточных хозяйствах потребление муки и хлеба было на 62% ниже, чем в среднем за 1928-30гг, картофеля – на 25%, молока и молочных продуктов – на 67%, мяса и жиров – на 64%, яиц – на 50%. В деревнях многие питаются отваром древесной коры». 1935г.

«Три четверти детей больны туберкулезом, большая часть еще и рахитом». 1936г (14)

«Нужда заставляет крестьянина переходить на соху… Деревня возвращается в средневековье…». «Уровень сельских школ чрезвычайно низок. Нередко в классе – тесном и грязном помещении в крестьянской избе – скучено по 50-100 детей. Такие школы выпускают, главным образом, полуграмотных детей.…Нет денег на одежду, книги, тетради». «Один врач приходится на 9 тыс. особ, на 100 тыс. – 20 больничных коек. Не существует консультационных пунктов, родильных домов…Польская деревня осталась без врача. В этом отношении мы чудовищно отстали, находимся далеко позади даже по сравнению с царской Россией, в которой имелись земские врачи и сеть земских больниц». «Недоступным стало мыло. Мыльная пена стала многоразовой». 1937г.

«Неурожай 1937г вызвал голод.…Для крестьянского ребенка картофель становится единственной пищей. Даже сухой хлеб является роскошью. Вследствие такого питания, ужасающей грязи и кошмарных жилищных условий среди деревенской детворы распространяются туберкулез, трахома, скарлатина, тиф». 1938г

«Из 7250 крестьян, подвергнутых медосмотру, свыше 76% больны туберкулезом». 1939г (14)

В это время Украина развивала экономику. В частности, в год т.н. голодомора:

В Запорожье запущен наибольший в мире прокатный стан.

Луганский паровозостроительный завод ввел 6 цехов; производство паровозов увеличилось до 1000 шт. в год.

Харьковский тракторный завод выпустил 25-тыс. трактор.

В Краматорске вступил в строй машиностроительный завод.

В Николаеве приступили к массовому производству сельскохозяйственных комбайнов.

Начались работы по электрификации железных дорог.

Открылись 4государственных университета в Харькове, Киеве, Одессе, Днепропетровске.

В селах открывались ясли, школы, библиотеки. В крупных селах – больницы. (12)

В 1937г западно-украинские земли в 7 раз отставали от УССР по производству продукции на душу населения. (15) Галичина почти не выделялась среди прочих земель.

Доля галицких украинцев среди государственных служащих составляла лишь 10%. (8) В основном невысокой квалификации. Интеллигенция насчитывала около 15 тыс. человек, преимущественно учителей и служащих кооперативов. (1) Отличие от интеллигенции Украины и ее интеллекта – разительное. Жителями городов являлись не более 15%. Больше половины из них были чернорабочими, прислугой, сторожами и ютились на окраинах в мазанках и бараках.

На всей Западной Украине фактически не существовало ни одного украинского театра.

Здесь самое время повторить вопрос: могла ли Галичина не встречать Красную Армию хлебом-солью?

Только в первый год Советской власти 474 тыс. безземельных и малоземельных крестьян Западной Украины получили более 1 млн. га помещичьей земли. Оказывалась помощь в обеспечении лошадьми, коровами, инвентарем, удобрениями. (16)

За два года (1939-41) было выделено на образование в 25 раз больше средств, чем в 1938г. В 1941г работало около 7 тыс. общеобразовательных школ, в т.ч. 313 средних, в которых обучалось 1,2 млн. детей. Число вузов увеличилось с 5 до 15, количество студентов возросло до 10 тыс. (16)

Открылось 340 больниц с 17 тыс. кроватей, более 700 поликлиник и амбулаторий, где были заняты 5 тыс. врачей. (16)

Работало почти 4 тыс. клубов, 450 библиотек. Расширялась сеть библиотек. (16)

Украинцы получали рабочие места, переселялись в города, занимали руководящие должности на производстве, в учреждениях, вузах, партийных и общественных организациях.

Советская власть положила конец польскому шовинизму, когда украинцам едва ли не на каждом шагу указывалось на их неполноценность, когда привычными были ярлыки «хлоп», «быдло», «свиня».

«Это был глубокий поворот …от социального и экономического угнетения, бесправия и отсталости к прогрессу». (17)

В годы войны «западенці» не могли не защищать Советскую власть. 750 тыс. их воевали в составе Красной Армии, в партизанских отрядах. Десятки тысяч отмечены наградами, больше 20 стали Героями Советского Союза. (16)

Сейчас тот период воспринимается людьми с короткой памятью как нечто несущественное и даже вредное. Нередко можно услышать: «Навіщо ви сюди прийшли?».

Что могло произойти, если бы не пришли, наглядно продемонстрировала послевоенная Польша, решившая «украинский вопрос» традиционным способом. Украинцев изгнали из родных мест, рассеяли по стране, подселяя малыми партиями по несколько семей в польские деревни. С постоянным административным контролем; запретом на проживание в городах; без доступа к украинским книгам и газетам, с лишением права заниматься какой-либо культурной и образовательной деятельностью, обучения детей украинскому языку. (18)

«Заподозренных в связях с ОУН-УПА, подвергали аресту и заключению без суда. За возврат на старые места предусматривались трудовые лагеря. За попытки отстаивать свои права поляки забрасывали каменьями». (18)

«Мрачной памяти центральный лагерь труда в Яворно, бывший филиал концлагеря Аушвиц – символ издевательства наподобие Талергофа, Березы Картузской». (18)

Снова голод, тиф, пытки по типу 1919-1922гг. (18)

Украинцы Польши оказались на грани исчезновения: из депортированных 400 тыс. в 1947г при переписи 2011г заявили себя украинцами всего 25 тыс. Большинство из них плохо владеют родным языком. Среди них нет ни одного члена парламента, кабинета министров, высокопоставленного чиновника. Об украинских школах говорить излишне.

Трагикомично выглядит декларация этих вымирающих «могикан» о примирении и согласии с поляками: «Прощаем и просим нас простить». За что просите прощения? За свое долготерпение? За продажных политиков, заботящихся только о личном интересе и недалекое духовенство? За садистов - бандеровцев, спровоцировавших депортацию и насильственную ассимиляцию украинцев?

Сколько было в истории Галичины примирений с поляками? Каждое из них заканчивалось проигрышем. Вот и сейчас она лишь согласно поддакивает, не выдвигая никаких условий, не требуя компенсаций. Непримиримая и бескомпромиссная в сторону России и советского прошлого, она фактически хоронит земляков.

Но не только она. «Независимая Украина, ее государственные учреждения, политики, общественные организации, националисты рабски замалчивают геноцид Галичины». (18)

Какую же низкую душу надо иметь, чтобы охаивать СССР, подстрекать малоразвитую часть населения орать «Ганьба!» стране, где с их отцами и дедами впервые стали обращаться как с равными.

Список использованной литературы:

1 – О.Субтельний. «Історія України»

2 – Н.Костомаров «Исторические произведения»

3 –М. Герасименко «Аграрні відносини в Галичині»

4 – В.Кельсиев «Галичина и Молдавия: хлопы»

5 – І.Франко «Панщина та її скасування 1848р в Галичині»

6 – В.Кульчицький «Галицький крайовий сейм»

7 – В.Лаба «Географія та хронологія боротьби галичан за тверезість»

8 – І.Васюта «Політична історія Західної України»

9 – О.Мегас «Трагедія Галицької України»

10- О.Бойко «Історія України»

11- В.Лесков «Сталин и заговор Тухаческого»

12 - «Вільна трибуна. Огляд господарського, політично-культурного життя Західної України»

13 – В.Нич «Провокатори УВО-ОУН»

14 – И.Гольдштейн «Аграрные отношения в бывшей Польше»

15 – И.Маланчук «У братній радянській сімї»

16 – А.Мартинюк «Воззєднання»

17 – І.Васюта «Соціально-економічні відносини на селі Західної України до возз’єднання (1918-1939рр)

18 – В.Процюк «Книга памяті»

19 – «Военные преступления Габсбургской монархии 1914-1917гг. Галицкая Голгофа.

20 - «На вічну ганьбу Польщі» .

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ