В националистической «Энциклопедии украинознавства» зафиксировано: «Национализм — в украинской политической терминологии конца XIX столетия — понятие равнозначное с национальным сознанием и патриотизмом, однако со временем оно приобрело более узкий смысл. Перед первой мировой войной и в период освободительных войн (во время I мировой войны. — В. П.) под национализмом понималось освободительное движение». (Энциклопедія українознавства, 1955, с. 1723).

А когда в 1920-х годах возникло идеологическое течение, которое получило название «националистического», и когда сформировалось организованное политическое движение, понятие «национализм» приобрело партийную окраску и таким оно остается до настоящего времени. «Для лучшего понимания отличий национализма как политического движения от национализма в широком смысле ... в отношении первого используется известное в мировой политической и социологической литературе название «интегральный национализм».

Понятие возникшего в 1920-х годах украинского интегрального национализма формируется из: а) идеологии украинского национализма; б) украинского (организованного и стихийного) националистического движения с его политической программой и стратегической целью; в) практики украинского националистического движения, на основе двух первых составляющих.
Идеологические основы украинского национализма

Создателем идеологии украинского национализма был Дмитро Донцов, который в своей работе «Национализм» (см.: Донцов, 1926) более всех поспособствовал определению националистической идеологии (Там же). В доктрине национализма (украинского. — В.П.) обнаруживаются иррациональные реминисценции волюнтаристских и виталистичных теорий (Ф.Ницше, А.Бергсона, Г.Сореля, Г.Лебона, О.Шпенглера и др.) (см.: там же, с. 1724). Вместо объективного познавания национализм часто обращался к мифологии и предпочитал идеологически переработанный образ украинского прошлого. Украинский национализм подпадает под понятие тоталитарного движения (см.: там же).

Д.Донцов исходит из неисторической предпосылки, что нация вечна (см.: Донцов, 1966, с. 325). Исходя из принципов общественного дарвинизма, Донцов утверждает, что нация является видом в природе (Там же, с. 82). Как вид в природе, нация находится в постоянной борьбе с другими нациями за существование и пространство. «У здоровых видов (наций. — В.П.) фактор воли ничем не ограничен. Подтверждение права на жизнь, продолжение рода имеют для них самоочевидный характер и занимают первое место. Это вечное иррациональное право нации на жизнь превыше всего земного, феноменального, рационального: выше жизни данной личности, крови и смерти тысяч, выше благосостояния данного поколения, выше абстрактного умственного расчета, выше общечеловеческой этики, выше воображаемого понятия добра и зла» (Там же, с. 41). Донцов утверждает, что существуют «нации-завоеватели, которое творят историю ... главной целью наций-завоевателей является царствование, устроение жизни согласно собственным представлениям, невзирая на то, сколько усилий народа понадобится в это вложить, не считаясь со связанными с этим жертвами» (Там же, с. 62).

По мнению Донцова, «тот, кто представляет себе народы как определенные виды, которые, как и в органическом мире, обречены на вечную конкуренцию между собой, — тот ясно видит, что даже два из них не поместятся на одном клочке земли под солнцем ... более слабый (в данный момент) будет вынужден уступить место более сильному ... Теория Дарвина объясняет прогресс победой сильного над слабым в непрерывной борьбе за существование ... Природе не ведом гуманизм и справедливость...» (Там же, с. 82, 112, 188, 262, 281). Исходя из вышеуказанных принципов, Донцов утверждает: «То, что мы называем выносливостью в борьбе за существование, просто монополия сильного — означает уничтожение слабого ... Тот же процесс, какой мы наблюдаем в органическом мире, мы видим также в отношениях между высшими и низшими расами людей ... Право природы — это право силы (The right of might)» (Там же, с. 235).

Донцов термин «раса» часто употреблял в качестве синонима понятия «нация». Следствием этого должны быть постоянные войны между нациями, о чем Донцов пишет: «Стремление к жизни и власти превращается в стремление к войне ... Стремление к войне между нациями вечно. Война вечна ... Международная жизнь построена на борьбе, на постоянном движении, которое сменяет мир на войну и войну на мир ... Война существует между видами, а из-за этого между людьми, народами, нациями и т. д.» (Там же, с. 243, 244). Донцов призывает: «Будьте агрессорами и захватчиками, прежде чем сможете стать властителями и обладателями ... Общечеловеческая правда не существует» (Там же, с. 233, 341).

Будет неправ тот, кто попытается возразить, и будет заявлять, что доктрина Донцова подразумевает эгоистическое добро (естественное желание) всей украинской нации, ведущей постоянную борьбу за существование и пространство с другими нациями, в первую очередь с ее соседями. Согласно этой его доктрине, отношения внутри нации определяются тем, что нация поделена на касты (см.: Донцов, 1967, с. 131). Иерархическую структуру нации возглавляет инициативное меньшинство (Донцов, 1966, с. 286). Это инициативное меньшинство Донцов называет «аристократией», «орденом», тогда как остальную часть народа (нации), по его мнению, составляет «масса» (см.: Там же; Донцов, 1967, с. 130). Эту «массу» украинской нации Донцов часто, в том числе в статье «Дух нашего времени», называл «толпой», «плебсом», «упряжным скотом», «который шел туда, куда ему было указано, и выполнял то, в чем заключалось его задание» (Донцов, 1951, с. 154). Согласно Донцову, «нацию должна представлять не “трудовая интеллигенция”, не “класс крестьян”, не “монопартия”, а особый слой “лучших людей”, задачей которых является применение “творческого насилия” над основной массой народа» (Донцов, 1926, с. 290; 1951, с. 6).

Этим инициативным меньшинством в практике украинского националистического движения была и остается Организация Украинских Националистов, Донцов называет ее орденом, говоря: «Будучи своего рода “штурмовой бригадой”, отрядом избранников, орден должен лепить своих членов из особого теста. Он фильтрует их более тщательно, нежели это делают со своими членами партии, в которые можно вступить и выйти, как из кабака, когда кто вздумает, даже не заплатив по счету» (Донцов, 1967, с. 184). Он утверждает: «Правящая каста ... должна составлять особую группу, вылепленную, во-первых, из другой глины, выкованную из другого металла, нежели покорная, равнодушная, неустойчивая масса ... эта каста должна демонстрировать совершенно особые свойства духа и души, принадлежащий к этой касте член не знает ни милосердия, ни человечности в отношении личности, руководствуется исключительно пламенной жаждой сохранения целостности, такому человеку свойственна нетерпимость ко всему, что противоречит идеалу, ибо нельзя быть апостолом, не испытывая желания решительно расправиться с кем-либо или что-то разрушить» (Донцов, 1951, с. 118).

Во главе «ордена» и всей нации Донцов ставит «вождя» с неограниченной властью. В 1938 г. он скажет: «Вождь фашизма не устраивал партию (партия была недовольна вождем фашизма) ... он бросил свою идею, собрал вокруг нее чернорубашечников» (Донцов, 1967, с. 117). И далее: «Мировоззрение вместо партийных параграфов; вера вместо знания; непогрешимость, а также исключительность вместо компромиссов; культ личности и активного меньшинства вместо подчинения “воле народа”; суровость как в отношении себя, так и к другим вместо человечности» (Там же, с. 185). «Вождя» Донцов наделял неограниченной властью, говоря, что «не является пороком предводителя, если порою он будет вынужден спустить гнилую кровь ... чтобы заставить разбушевавшуюся стихию смиренно склонить голову ... Именно потому, что эти ордены стремятся к созданию нового авторитета, существует в них, как в никакой другой партии, развитый культ предводителя: “вождь мирового пролетариата”— Владимир Ленин; дуче — Бенито Муссолини; фюрер — Адольф Гитлер» (Там же, с. 137, 182, 183). II Великий Собор Украинских Националистов (ВЗУН), который состоялся в Риме 27 августа 1939 г., в принятом постановлении подтверждает: «Председатель ПУН (Проводу Українських Націоналістів. — В. П.), как предводитель и представитель освободительной борьбы Украинской Нации, является ее Вождем» ( цит. по: Мирчук, 1968, с. 577).

Донцов выдает следующий рецепт «консолидации» нации: «Все разлагающие факторы общества — общественная и интеллигентская свора, подняли головы ... в такие переломные моменты ... основная задача: не допустить разложения общества, не допустить, чтобы ядовитые бациллы (демократии. — В. П.) прогрызли его. Необходимо сцементировать его снова в цельный, мощный и устойчивый ударный организм огромной силы ... прежде всего путем установления ряда догм, правил ... путем утверждения своей истины, единственной и непогрешимой ... наконец ... безжалостно расправляясь с сомневающимися» (Донцов, 1967, с. 128, 129). Именно это поучение Донцова подтверждает вывод об интегральности украинского национализма, ибо единственное политическое движение, каким была и остается Организация Украинских Националистов, принимало за основу сосредоточение в одном движении всей совокупности политической, общественной, культурной и т. п. жизни украинского народа, избавляясь от сомневающихся, что означает — тех, кто с этим движением не согласен. Это является обоснованием интегральности украинского национализма в сфере его идеологии.


Движущие силы украинского национализма

Нация не является статичной категорией, она живет, порою развивается, порою приходит в упадок. Для украинской нации Донцов сформулировал задачу постоянного развития, в частности, задачу неограниченного расширения ее территории путем неустанной борьбы с другими нациями за пространство, прежде всего с соседями. Силой, ориентирующей нацию в этом направлении, является инициативное меньшинство, применяющее в отношении якобы пассивной массы народа творческое насилие. Инициативное меньшинство, в данном конкретном случае это организованное украинское националистическое движение в облике ОУН, является силой, побуждающей нацию к действию, но и самому инициативному меньшинству тоже необходимо привести в действие силы, с помощью которых можно направлять действия этой избранной группы людей. Идеология украинского национализма в форме доктрины Донцова сформулировала те силы, которые мы назовем движущими силами украинского национализма. Ими являются следующие факторы.

1. Воля, понимаемая как ничем не ограниченное желание. Донцов пишет: «Воля (которую Шопенгауэр называет тоже “слепой деятельностью”, “желанием”, “тоской”, “порывом”, “жаждой”, “злобой”, “ненавистью”) — это первая ветвь древа жизни ... В этой воле не существует никакого картезианского “Cogito, ergo sum” ... Эта воля жизни является тем, что дальше уже невозможно объяснить ... Она не есть следствием познания жизни ... ни чем-то второстепенным ... но первобытным и безусловным» (Донцов, 1966, с. 225). Ссылаясь на Спенсера, Донцов пишет: «Интеллект не есть сила (power,) а инструмент ... Тезис, что разум управляет человеком, так же глуп, как и тезис, что им управляют глаза ... Единственно очевидная психическая сила — это желание» (Там же).

По Донцову, воля — «это стремление, вечная безустанная гонка, которое может удовлетворяться лишь на миг, чтобы затем снова устремляться вперед. Это стремление абстрактное, иррациональное, оно представляет счастье само в себе, в нем заключена человеческая жизнь, и только в нем, в переходе от желания к удовлетворению, а от него снова к новому желанию ... В этой жажде жизни, экспансии, борьбы и заключается существо жизни, а не в его результатах; в слепом динамизме, который не имеет ни названия, ни облика ... Главным двигателем действия является слепая деятельность ... Мотивы приходят потом (Донцов, 1926, с. 160, 161). Понимаемая таким образом воля порождает политический волюнтаризм, и наилучшим ее примером было провозглашение 30 июня 1941 г. во Львове «украинского государства», — волюнтаризм этого акта Донцов обосновывал после войны, находясь в Канаде. * Донцов выдает рецепт: «На этой воле (не на разуме), на догме (не на доказанной истине), на самобытном, не производном постулате, на немотивированном порыве должна быть построена наша национальная идея» (Донцов, 1966, с. 220, 221).
* Статья Д. Донцова от 30 июня 1941 г. была напечатана в бандеровском органе (см.: Шлях перемоги, 1997).

2. Сила. Ссылаясь на П. Кулиша, Донцов говорит, что «сила в истории является единственным критерием значения ... сильнейший всегда прав» (Там же, с. 218). Речь здесь идет о физической и духовной силе в смысле воли, желания, в противоположность силе культуры, экономики и т. п. Донцов особо отмечает это, говоря, что «переоценка роли экономики в проблемах нации ошибочна, как и недооценка в них духовных моментов» (Там же, с. 214). Донцов учит: «Теория Дарвина объясняет прогресс победой сильного над слабым в неустанной борьбе за существование ... Падающее следует еще и подтолкнуть(...) Слабый должен погибнуть, чтобы мог выжить сильнейший» (Там же, с. 113, 187, 196).

3. Насилие. Эта движущая сила украинского национализма играет роль не только вне нации, но и внутри нации. Донцов говорит: «Без насилия и железной беспощадности ничего в истории не было создано ... Насилие, железная беспощадность и война — вот методы, при помощи которых избранные народы шли путем прогресса ... Насилие — это единственный способ, остающийся в распоряжении ... народов, оскотинившихся благодаря гуманизму ... Никакие принципы не могут воспрепятствовать тому, чтобы слабый уступил насилию сильного ... Поэтому только обыватели могут абсолютно отвергать и морально осуждать войны, убийства, насилие, — обыватели, а также люди с отмершим инстинктом жизни» (Там же, с. 283, 270).

Имея в виду консолидацию нации, Донцов пишет: «Никакое механическое соглашение ничего не даст, а только увеличит маразм и разложение ... Обязательно должно произойти столкновение, должны появиться носители новой, объединяющей, привносящей дисциплину идеи, должна появиться их целая группа, чтобы увлечь одних, увести других и — убрать третьих. Других путей сплочения не существует» (Донцов, 1967, с. 123). Вышеуказанные поучения Донцова в очередной раз подтверждают правильность классификации украинского национализма как интегрального национализма, где нет места не только для организованной оппозиции, но даже для каких бы то ни было противников этого политического движения.

4. К движущим силам украинского национализма следует отнести его стратегическую цель и определение врага. Донцов говорит: «Украинская идея состоит из двух частей: из ясно определенной цели и образа идеала, к которому она стремится ... Желание властвовать над кем-то ... украинская идея желает вступить в борьбу с другими за властвование, идеалом является экспансия» (Там же, с. 301, 305, 311, 328). Донцов говорит об экспансии: «Жажда величия своей страны равнозначна жажде упадка своим соседям ... От экспансии своей страны отрекается только тот, у кого полностью отмерло чувство патриотизма ... Ибо овладение — это, прежде всего, жажда покорения» (Донцов, 1926, с. 284).

5. Расизм. По Донцову, эта движущая сила нации опирается на тезис, что украинский народ является избранным народом, ибо «они созданы из той глины, из какой Господь создает избранные народы» (Донцов, 1967, с. 153).

6. Фанатизм, беспощадность и ненависть, как движущие силы украинского национализма, играют в нем огромную роль. Донцов говорит: «Непоколебимая вера в лозунги, которые провозглашает фанатик ... глубокая ненависть ко всему, что является препятствием ... вот гамма чувств, которые обуревают каждого революционера, фанатика» (Донцов, 1926, с. 263). Адаптированный к поучениям Донцова, «Декалог» («Десять заповедей украинского националиста»), разработанный Степаном Ленкавским с воззванием Дмитра Донцова, говорит: «Ненавистью и обманом ты будешь встречать врага Твоей Нации» (Мирчук, 1968, с. 126).

7. Аморальность, как движущая сила украинского национализма, играет важную роль в сфере самоуспокоения совести украинских националистов, она допускает и даже побуждает к релятивизму в сфере оценок поведения. Донцов говорит: «Мораль, о которой здесь идет речь, отвергает “человечность”, которая не позволяла вредить другим ... Ее цель — “сильный человек”, а не “человек вообще”, который распространяет свою любовь на своих и на чужих ... Идеалом является “твердый человек”» (Донцов, 1926, с. 268).

И дальше: «Борьбе за существование чуждо моральное понятие справедливости ... хорошо все, что укрепляет силу, способность и полноту жизни данного вида; плохое же — что его (вид. — В.П.) ослабляет (Там же, с. 269). Донцов, ссылаясь на Макиавелли, говорит: «Если речь идет о делах родины, то гражданина не должны останавливать размышления о справедливости или несправедливости, о человечности или жестокости» (Там же, с. 329, 330).

8. Наиболее пагубная для украинской нации движущая сила украинского национализма представляет собой отождествление национализма с украинским патриотизмом. Донцов пишет: «Украинскость должна отдавать себе отчет, что если ее идея желает победы, то она должна быть идеей яркой, исключающей всякие другие идеи, основывающейся ... на полном отрицании чужой идеи. Поэтому эта идея должна (выделено мной. — В. П.) быть всеобъемлющей» (Там же, с. 317).

Самое краткое представление здесь главных принципов идеологии украинского национализма было необходимо, ибо до сих пор ни польская, ни украинская, ни западная наука никак не связывали практическую, преступную деятельность украинского националистического движения с его идеологическими принципами. Принявшее форму Организации Украинских Националистов (ОУН), украинское националистическое движение взяло на свое идеологическое вооружение доктрину Донцова, сделав это после обсуждения в 1929 г., во время 1-го Конгресса Украинских Националистов в Вене (Мирчук, 1968, с. 91).

Кроме Дмитрия Донцова, не было других создателей идеологии украинского национализма, были только теоретики этой идеологии, например Володимир Мартынец или Микола Сциборский, которые эту идеологию комментировали и исследовали. Например, М.Сциборский писал: «Украинский национализм стремится к созданию мощного и крупного государства ... в этом стремлении он руководствуется, прежде всего, принципами здоровой, эгоистичной народной морали, которая не ограничена никакими “принципиальными” условиями; исключительность национального интереса для него превыше любой “общечеловеческой доктрины”» (Сциборский, 1938, с. 81). «Хорошо все, что хорошо для счастья, силы и развития нашей нации; плохое все то, что ослабляет эти силы и развитие — вот главная заповедь идеологии украинского национализма» (Там же, с. 78). «Ни одна здоровая нация не пойдет на самоограничение; она стремится к своему расширению за пределы своих границ ... Так возникает явление, которое мы называем империализмом» (Там же, с. 75).

Украинский национализм следует рассматривать во всей его совокупности, с учетом всех его составных частей: а) идеологией украинского национализма; б) программными принципами украинского организованного националистического движения, в том числе его стратегическими целями; в) практической деятельностью этого движения, в особенности воплощенной в жизнь организацией ОУН ее военными формированиями.

Описанный здесь украинский национализм в западной политологической и исторической литературе по данной тематике характеризуется как «интегральный национализм» (Integral Nationalism), следовательно, как национализм фашистского типа, который не признает политического плюрализма и базируется на принципе «кто не с нами — тот против нас». С подобным определением украинского национализма согласен украинский историк националистической ориентации из Торонто Орест Субтельный (см.: Субтельный, 1994, с. 555).

Украинское организованное националистическое движение, руководствующееся идеологией в виде доктрины Д.Донцова, от момента возникновения ОУН и до наших дней стремящееся к смене существующего международного порядка, особенно к пересмотру существующих государственных границ, должно быть квалифицировано как преступное политическое движение; в связи с этим деятельность его структур должна быть запрещена и преследоваться законом.

Образованные этим движением военные и полувоенные структуры (Легион Украинских Националистов под командованием Г.Сушко, Отряды Украинских Националистов в виде батальонов «Нахтигаль» и «Роланд», 201-й батальон «Шутцманншафт», УПА, дивизия «СС-Галичина», в особенности ее полицейские полки, вспомогательная украинская полиция, СКВ–Отряды Местной Самообороны), как и те, которые совершили преступления геноцида или военные преступления, должны быть признаны преступными формированиями. Ввиду отсутствия срока давности для этих преступлений их виновники должны преследоваться во всех государствах их пребывания.

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ