О деятельности ВО Свобода говорят много лишь тогда, когда ультраправые устраивают очередные побоища, мини-теракты или глумятся над святынями. Мы же попытаемся сегодня рассмотреть эту политическую силу под экономическо-социальным микроскопом и понять, кому же, на самом деле, выгодны фашисты в местных советах, а то и в Раде.

Председатель ГИ «Правое Дело» Дмитрий Снегирев – достаточно известный не только на родной Луганщине, но и в Украине общественный и политический деятель. Правда, многие его знают только как того самого экс-свободовца, которого облили дерьмом во время разговора на летней площадке в Тернополе. Мысли и высказывания Дмитрия всегда экстравагантны и провокативны.

Полемика попыталась детально разобраться, что из себя представляет этот человек и возглавляемая им политическая сила.

- Говорят, что украинская политика носит некий местечковый характер. Так ли это?
- Да. Фактически украинская политика – это трагедия. Действительно, моду в ней задавали долгое время западные регионы. И именно потому, что в Украине была местечковая галицкая политика, в которой видение дальше трех западных регионов не шло, Украина и не состоялась как государство. Еще с сороковых годов у жителей Запада Украины сформировалось отношение даже к житомирянам как к «схиднякам». А что уж говорить о жителях Луганщины и Донетчины – мы для них вообще москали. И поэтому очень трудно сломать их стереотип, что, к примеру, Луганщина – это не украинская земля. Для них мы чужие, сепаратисты, кто угодно, но не украинцы. Но при том, что нас на Донбассе упрекают в сепаратизме, – извините, в том же Львове ученые открыто обсуждают проблемы и возможности отсоединения западных областей. Существует миф о том, что западные области какими-то моментами – религиозными, языковыми, даже по мировосприятию отличаются от всей Украины. Все это выносится на публику и обсуждается на достаточно высоком уровне. Так что все эти демонстративные попытки доказать, что «восток и запад вместе”, – это искусственное и не приносит взаимопонимания.

- Есть ли из этой ситуации выход?

- Я считаю, что единственный выход, который спасет Украину от искусственного разделения, – это все-таки федеральное устройство. Наша политическая партия предлагает федерацию в тех пределах, которые исторически сложились в стране – Галичина, Волынь, Слобожанщина, Донбасс и Центр. Это единственное, что может спасти нас от раскола по религиозным или языковому принципу. Очень трудно за эти годы создать монолитную нацию, тем более, что нет видения, как ее создавать – то ли как политическую нацию, то ли как нацию по крови. Все попытки создать политическую нацию наткнулись на препятствия – сама идея была правильная, но не смогли поддержать ее экономически, не смогли предложить людям благосостояние. Создание нации по крови – это тупиковый вариант, потому что мы должны четко осознать, что сейчас 21 век, и даже галичане, когда говорят, что они являются стопроцентными украинцами, они лгут. Согласно переписи во Львове в 1900-м году было 85% неукраинского населения – поляки, евреи, – а 15% только украинский.

- Какая, на ваш взгляд, основная проблема украинского политикума?

- Мы не смогли за 20 лет найти лидера, который смог подняться выше региональных, клановых интересов. В этом можно упрекнуть как оранжевых, так и регионалов. К сожалению, я сейчас даже предпосылок появления такого лидера не вижу ни в националистическом лагере, ни в социал-демократическом, ни в том, который представлен БЮТ и Фронтом Змин.

Вообще, все в Украине зависит от того, какая команда пришла к власти. 12 лет мы жили при днепропетровском клане, теперь к власти пришел донецкий. Интегрироваться в эти кланы невозможно. И это очень печально, ведь клановая система перекрывает движение свежей крови в политикум. И сейчас – Верховная Рада снова будет формироваться по тем же закрытым партийным спискам. Даже Кличко и Королевская – тоже, к сожалению, очень старая кровь. В борьбу снова вступает фактически один клан – донецкий.

В России есть хороший пример, и мы это предлагали для Украины – двухпалатный парламент. Должны быть учтены интересы всех территориальных единиц, это не даст политике замкнуться в проблемах одного региона, одного клана.

- Есть такое мнение, что Янукович – больший националист, чем Ющенко. Так ли это?

- Прежде всего, Янукович является представителем определенного финансово-олигархического клана, для которого основная цель – не государственное строительство, а зарабатывание денег. Соответственно, все зависит от позиции тех людей, которые выдвигали Януковича на пост президента. И сказать о том, что там есть защита национальных интересов, – это значит просто соврать. Имеет место отстаивание чисто финансовых интересов в газовой, тяжелой и химической промышленности, которые контролирует определенный человек, Ринат Ахметов. Поэтому можно сказать, что вступил в силу так называемый экономический национализм. К сожалению или к счастью, мы видим, что Янукович уже занимает более жесткую позицию по отношению к России, чем даже Ющенко. Поэтому он не поддается на российский шантаж, он человек более волевой, целеустремленный, и за ним стоит соответствующий клан, который является монолитным – в отличие от оранжевого.

- В последнее время основная буча в украинском политикуме поднимается вокруг языкового закона. Так ли уж он страшен?

- Вот кстати, очень хитро большинство приняло языковой закон – фактически оставив в дураках не только русскоязычное население, но прежде всего саму Россию, которая требовала принятия закона о втором государственном языке. Наши депутаты фактически приняли закон, который не будет работать. Это такая предвыборная фишка, которую они бросили восточным регионам, своим избирателям. Поэтому эти все лозунги в защиту родного языка – это глупо. Это хитрая игра, красивый ход, тактическая победа Януковича, надо отдать ему должное – он переиграл всех. И мне приятно было смотреть, когда приехал Затулин, и понял, что его просто оболванили, но должен был выражать «одобрямс».

- Ваши прогнозы – что будет с Украиной после выборов в Верховную Раду?

- Я боюсь, что Украина после выборов в ноябре-декабре скатится к «белорусскому варианту», который характеризует внешняя изоляция и создание полицейского государства с тотальным контролем как СМИ, так и общественных организаций. Наши чиновники уже доказали, что им плевать на все упреки европейских демократий, их устраивает тот вариант, что они будут вариться в собственном соку. Уже сейчас можно сказать, что выборов как таковых не будет, будет фарс. Если уже сейчас в СМИ идут сообщения о том, что БЮТ согласился на какое-то количество депутатов, большинство будет сформировано недемократическими силами. А даже если и демократическими, то никто не застрахован от того, что в парламенте не будет тушкования и прочее.

Нельзя даже рассчитывать на путч, как это было при режиме Пиночета. В Украине мало военных – 240 тысяч насчитывает армия, а милиция 860тыс., в 4 раза больше. Милиции даны такие права, которых не было у них даже в советское время, и я не думаю, что эта каста будет противодействовать режиму, который создал ей тепличные условия. Сегодня лучше всех живут у нас именно представители фискальных и правоохранительныхорганов, это видно по домам и по авто. Во времена Руси был такой термин «отдать на кормление», т.е. на содержание. Государство сбросило с себя фактически момент содержание правоохранительных органов, отдав им страну на столование – дали пистолет и крутись, как знаешь. Не думаю, что в этой среде найдется генерал, который скажет, что его не удовлетворяет его дом на 6 этажей или сбережения на 20 миллионов, что он хотел бы жить на одну зарплату.

Здесь может быть такой социальной взрыв снизу, некая украинская Колиивщина, но ее должен все же кто-то возглавить. Должна быть какая-то инициатива, но сейчас любую инициативу подхватывают и пытаются загнать под партийные знамена. Поэтому у меня надежда только на то, что 2013 год будет еще хуже предыдущих, будет какой-то обвал после Евро-2012, который выплеснет недовольство народных масс. Недовольные все уже и сейчас, но как пел Высоцкий, «настоящих буйных мало, вот и нету вожаков».

- А вот «Свобода» позиционировала себя как «настоящих буйных» …

- Если вначале «Свобода» позиционировала себя как националистическая сила, то сейчас, вы видите, таких резких заявлений нет, она более склоняется к центризму, так называемому парламентскому национализму. Но их ошибка в том, что, если в Европе парламентский национализм – это нормальное явление, то говорить, что украинский национализм должен надеть белую рубашку и завязать галстук – это глупость. У нас совсем другая история национализма – это вооруженное противостояние, и все попытки Тягнибока придать национализму какой-то гражданский лоск не будет воспринят даже низовым членством, отсюда такие массовые выходы из организации. Когда ты поднимаешь на флаги Бандеру и Шухевича, то надо помнить, что они никогда не были демократами. То есть ты пробуешь соединить трепетную лань и ежа, а такого быть не может.

Последние «свободовские» акции – пикетирование таких фильмов, как «Матч» или «Война 08.08.08» – это заказная игра, люди выступили промоутерами, сделали рекламу этим фильмам, и у всех возник вопрос – что же там за такой фильм, почему бы не посмотреть. Люди делают рекламу фильма и сами пиарятся, подавая это как нациозащитную акцию. Но за всем этим фасадом скрывается очень интересная вещь – на Западную Украину вошел очень плотно российский бизнес. Именно в тех регионах, которые контролирует как будто националистическая «Свобода», где у нее есть все рычаги влияния. Во Львове россиянам продан хлебокомбинат, в Ивано-Франковске – объединение, которое занималось добычей каменной соли. В Тернополе на реконструкцию стадиона, который значительно меньше луганского «Авангарда», было использовано четыре раза больше денег, и заказчиками и исполнителями работ выступали почему-то донецкие фирмы. То есть, фактически людей используют как прикрытие для махинаций донецкого капитала.

Присутствие русской церкви усилилось – если мы в 2008 году выходили на советы всех западных регионов с предложением не давать московской церкви землю или давать в обмен на такую ​​же землю в Луганской области, то теперь мы видим спокойное выделение земли Московскому патриархату, блокировку Киевского патриархата.

Так, на Галичину именно благодаря «Свободе» вошел российский капитал, но надо создавать нациозащитную картинку. Отсюда все те дурацкие лозунги, пикетирования фильмов, спланированная провокация на 9 Мая 2011 года. В чем мы и обвинили «Свободу» – это искусственный проект, созданный не только нашими спецслужбами, но и спецслужбами Российской Федерации. Стоит вспомнить, когда в 2011 году пикетировалась выставка Колесниченко «Жертвы Волынской резни», и задержали «свободовцев», на камеру показывали, как они там кричат ​​и плюются в сторону Колесниченко, как те же самые «Фемен», только в штанах. Но, простите, через полчаса их отпустили из милиции по звонку того же Колесниченко – мне он сам подтвердил, при свидетелях, когда был здесь, в Луганске. В этих схватках пиарятся две стороны – как «Свобода» зарабатывает рейтинг, так и регионалы.

- Что вы скажете о той же Ирине Фарион, которая произносит ультранационалистические лозунги?

- У Фарион это не ультранационалистические лозунги, это глупость полная, от которой открещиваются даже сами националисты. Я разговаривал с жителями Галичины, они просто в шоке. Ну что это такое – прийти в детсад и рассказывать о том, что имя Лиза происходит от «лизать», то это, простите, оговорка по Фрейду. Что в голове у такого человека? Национализма здесь нет, а есть стопроцентная провокация, сделанная на камеры, опять же, с целью дискредитировать саму националистическую идею. Если ты приходишь и учишь других, а у тебя дочь – София-Мария, это имя, которое не имеет никакого отношения к украинским традициям…Почему ты Ирина, а не Ярина? Почему твоя фамилия – Фарион – древнееврейское, переводится как «воровка, мошенница»? Какое ты отношение вообще, еврейка по крови, имеешь к украинцам, чтобы поносить украинскую нацию?

Так же как и Олег Ярославович Тягнибок, чей дед в 1900-м году принял христианство, еврей-выкрест, а в 1909 и 1913 годах соответственно он выдвигался от сионистских партий в парламент, о каком украинском национализме можно говорить? 70% руководящего состава «Свободы» – это евреи по крови. Винницкую областную организацию возглавляет, например, Фурман, дед которого, будучи секретарем Винницкого обкома, сам подписывал расстрельные списки украинцев.

А вот, кстати, Михальчишин, отец которого – гражданин Словении. Этот отец в свое время обиделся на Украину за то, что ему не дали люксовый номер в гостинице. Как этот человек может воспитать своего сына в духе патриотизма, если она ставит Украину на один уровень с гостиничным номером?

Поэтому такие лозунги дискредитируют сами понятия национализма, украинской национальной идеи, загоняют их в эти самые моменты маргиналеза, чтобы показать – вот смотрите, люди неадекватные, они не могут воспринимать ничего, кроме лозунгов «Бандера придет – порядок наведет». Отвечая на вопросы, что такое национализм, я всегда цитирую классика украинского национализма, который говорил, что украинская – это тот, кто живет на этой земле, развивает страну и создает ее историю.

- Вот мы и подошли к вопросу о диаспоре…

- Я вообще критично отношусь к тому моменту, когда меня люди из диаспоры пытаются учить, как надо любить Украину. Человек, который сидит в тепле и сытости на расстоянии пяти тысяч километров, не чувствуя тех затруднений, которые есть здесь, будет меня учить, – я воспринимаю это критично. Когда приезжали эмиссары ОУН, я не пошел на встречу с ними. Они выросли в условиях Австралии или Канады и видели Украину в лучшем случае во время своих коротких визитов сюда, они не знают проблематику регионов, и говорить, что я буду прислушиваться к советам этих людей, – нет. Мы слишком носились с диаспорой. Извините, если вы так любите Украину, то можно предложить китайский вариант – 10% от заработной платы отдай своему народу, и тогда ты можешь считаться украинцем. Не хотите отдавать десятину – пожалуйста, есть целевые проекты – развитие украинской книги, строительство украинских храмов, создание украинских памятников.

Вот кстати, когда мы открывали здесь украинские библиотеки, и нам передали журналы за 1969 год и книгу «Параолимпийские игры в Канаде» – это вообще было уже за край. Потом мне предложили подписать бумагу, что пересылка этих журналов стоила 500 евро. Я сказал – ребята, Боже мой, вы мне лучше пришлите эти 500 евро, и я покажу вам те книги, которые я смогу за эти деньги купить. Мы самодостаточны, нам не надо присылать эти копейки, за которые мы должны потом отчитываться, чувствуя себя нищими. Когда мы строили летний лагерь в Макаровом, украинский храм в Луганске – получили от диаспоры аж 100 долларов.

- Расскажите о своей организации.

- Сейчас нам фактически год, а работали мы над созданием еще год до того, извлекая из «Свободы» адекватных людей. Когда мы подали документы в Минюст, то поняли, что сделали большую ошибку, потому что играть с шулерами некраплеными картами нельзя. Буквально за неделю после того, как мы анонсировали создание организации, в Львове появился клон с аналогичным названием, и возглавил его бывший «свободовец». Год ушел на создание костяка организации, мы создавали ее из тех людей, которые в свое время вышли из «Свободы». Уже накрыты у нас 12 областей, и сейчас подтягиваются незаангажированные определенной партийной символикой общественные организации, в том числе, и казачьи. Почему именно «Правое дело» – потому что у нас есть определенная идеология, мы исповедуем украинский солидаризм на этнической базе, поэтому понятно, что мы правого направления.

Мы отбросили момент галицкого сепаратизма, у нас нет вождей, наша организация построена на казацком обычном праве – есть общий круг, есть люди, отвечающие за конкретные регионы. Я, например, приехав с Луганщины, не буду учить жить львовян, это бессмысленно, т.е. мы строим свою структуру, учитывая ошибки «Свободы». У нас есть четкая программа, например, по выходу из экономического кризиса, и мы постараемся донести до избирателя. Кроме того, у нас есть план идти в Раду по мажоритарным спискам, потому что мажоритарные выборы покажут, насколько тот или иной человек авторитетный и насколько она может влиять на ситуацию. К сожалению, мы не нашли общего языка с тем же КОДом, потому что они рассматривали нас как соперников, хотя мы с самого начала говорили, что мы не заинтересованы идти по партийному списку и создавать очередную, 186-ю, партию, потому что многопартийность в Украине привела к руине. Мы четко говорим, что наш приход к власти положит конец этой партийной вакханалии.

- Националист с Востока Украины – это достаточно редкое явление. Как именно вы пришли к национализму?

- Я не сказал бы, что я как-то к нему «пришел». Для меня национальная идея – это свое, естественное. Родился я на Луганщине, но мама моя – умная женщина, сама она из Хмельницкой области, каждый год на лето отдавала меня к бабушке. Поэтому до 15 лет на мое мировоззрение влияло то, что я фактически вырос на Хмельнитчине. Я знал свои корни, свой казацкий род, который берет свое начало с 16 века, я прекрасно знал, что землю на Подолье мой род получил от Хмельницкого за участие во львовском походе. У меня не было момента неполноценности, я не искал себя, которого я рода, какой нации. Я – украинец.

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ