Литва остается основной угрозой для Европейского Союза в отношении открытой пропаганды фашистских идей. 17 мая из США в Литву были доставлены останки Юозаса Бразайтиса. На летном поле вильнюсского международного аэропорта воздушное судно встречали представители официальной власти, парламентарии, чиновники из министерства обороны. Рота Почетного караула приняла ковчег с останками усопшего и с воинскими почестями доставила их в Каунас - довоенную столицу Литвы. Здесь Бразайтис будет перезахоронен на погосте храма Воскресения Господня по католическому обряду.

В Литве ценят заслуги Бразайтиса перед литовской литературой, его научную и педагогическую деятельность. В межвоенный период он преподавал в каунасском университете имени Витаутаса Великого, работал журналистом, написал несколько биографических книг.

Однако, например, Федерация еврейских общин России недовольна происходящим в Вильнюсе и Каунасе: "спустя всего неделю после празднования 67-летия Победы в Великой Отечественной войне особенно кощунственно выглядит акция, которую планируют провести в Литве". Казалось бы, чем может возмутить еврейское сообщество перезахоронение литовского литератора? Ответ находится в том же заявлении ФЕОР, возмущенной "решением литовских властей перезахоронить со всеми почестями в Каунасе печально известного коллаборациониста Юозаса Амбразявичюса". Россиян и представителей еврейских общин других демократических государств поддерживает еврейская община Литвы. Ее председатель Симонас Альперавичюс сказал, что "позиция ЕОЛ выражена в специальном заявлении".Конкретно, евреи Литвы полагают, что "Литва имеет полное право проводить перезахоронения любых граждан. Но в случае с Юозасом Амбразявичюсом-Бразайтисом в Литве присутствует большой, но ненужный ажиотаж". "Репутация Амбразявичюса-Бразайтиса достойна критики. Возглавляемый им в 1941 году Фронт литовских активистов - LAF, - был антиеврейской организацией. Глава Временного правительства Литвы 1941 года Юозас Амбразявичюс написал и подписал приветственное письмо Адольфу Гитлеру, в котором выразил самые верноподданнические настроения", - напомнил Альперавичюс. "Единственный положительный момент этого ненужного ажиотажа в том, что правительство Литвы отказалось участвовать в церемонии перезахоронения, хотя и поддержало материально", - резюмировал председатель еврейской общины Литвы Симонас Альперавичюс.

Однако отказ членов кабинета принимать участие в перезахоронении останков известного коллаборациониста и откровенного пособника нацистов не стал знаковым для некоторых литовских политиков. Так депутат парламента Литвы историк Арвидас Анушаускас считает, что, "перезахоранивая останки главы Временного правительства Литвы 1941-года Юозаса Бразайтиса, Литва не прячется от истории, но хочет, чтобы оценивалась вся полнота истории". Этот тезис Анушаускаса приводит сетевой портал ru.15min.lt.

Однако даже факт, что историк приводит не двойную фамилию покойного, а лишь ее вторую часть - Юозас Бразайтис, - заставляет сомневаться в искренности депутата Сейма. Анушаускас утверждает, что "Бразайтис во время нацистской оккупации активно действовал в антинацистском подполье, а четыре других члена литовского Временного правительства 1941 года попали в немецкие концлагеря. Чтобы избежать ареста, Амбразявичюс сменил фамилию на Бразайтис, а в 1944 году уехал в Германию. В 1951 году он переехал в США, где участвовал в деятельности литовской эмиграции".

ИА REGNUM обращает внимание читателей на деталь. Официальный Вильнюс не стесняется, когда речь заходит о коллаборационистах, говорить: "в 1944 году уехал в Германию". Между тем, Германия 1944 года - это та Германия, во главе которой стоял Адольф Гитлер. "Уехать в Германию" в 1944 году мог только совершенно лояльный фюреру и официальному Берлину человек. Иначе он автоматически становился бы клиентом мясников Мюллера из гестапо.

Председатель парламентского комитета по национальной безопасности и обороне консерватор Анушаускас утверждает, что Бразайтис, который возглавлял просуществовавший шесть недель кабинет министров, заслуживает позитивных оценок за усилия по восстановлению длившейся год брутальной советской оккупацией государственности Литвы. Мол, не следует забывать, что "самый трагический период еврейского геноцида в Литве начался тогда, когда Временное правительство уже не работало".

Следует отметить, что политика двойных стандартов как раз и ведет к нагнетанию в обществе неонацистских, расистских, экстремистских настроений, провоцирующих проявления национализма, ксенофобии и антисемитизма, расовой и религиозной нетерпимости. В нашем случае налицо именно двойной стандарт, которым пользуется официальная власть в лице парламентария Анушаускаса.

Историк и лидер социалистического народного фронта Литвы Альгирдас Палецкис, член президиума международной организации "Мир без нацизма", отсылает любопытствующих к книге Людаса Труски и Вигантаса Варейкиса The Preconditions for the Holocaust: Anti-Semitism in Lithuania. Палецкис утверждает, что "паразитирующий сегодняшний литовский режим предательства, приспособленчества ищет героев там, где ими абсолютно не пахнет. Сегодняшние воспоминания о событиях 22-28 июня 1941 года в Литве - это провокация неонацистской власти, цель которой - и дальше компрометировать литовское государство в глазах мирового сообщества". "Это попытка продемонстрировать преемственность фашистских, антисемитских, ксенофобских традиций", - заявил Альгирдас Палецкис.

"Зоологический антисемитизм, продемонстрированный в те июньские дни 1941 года дни по отношению к еврейскому населению Литвы, лучше всего иллюстрирует цели якобы восставших против Красной армии. Можно утверждать, что у подавляющего большинства участников событий 22 и 23 июня в Литве руки по локоть в крови. И это кровь невинных, безоружных, беззащитных и деморализованных людей, которые в тот момент просто не были готовы к какому-нибудь сопротивлению", - считает Палецкис, призывая "истинных патриотов Литвы решительно отмежеваться от взглядов правящей камарильи, ничего общего не имеющих с историей". Вопреки утверждениям историка Арвидаса Анушаускаса, самый ужасный период своей жизни литовские евреи пережили именно в первые часы и дни войны. Существует масса воспоминаний, рассказывающих, как евреев убивали еще до появления немецких передовых отрядов.

Вторжение на территорию Литвы части и соединения вермахта начали с территории Восточной Пруссии, бывших польских земель и из оккупированного в марте 1939 года Клайпедского края - Memelland. От тогдашней германо-советской границы до Каунаса было менее 50 километров по прямой. Во второй половине дня 22 июня передовые отряды вермахта уже были в Каунасе. В этот же день во дворе гаража компании Lietukis - компании "Литовское хозяйство", - в присутствии немецких военнослужащих литовские патриоты из числа "восставших" под руководством LAF бесчеловечно расправились с первой группой каунасских евреев. Несчастных безоружных жертв забили металлическими прутьями, водой из пожарных брандспойтов рвали внутренности, глумились иными способами над беззащитными евреями. Так началась литовская часть Холокоста, унесшая в результате жизни 95% литовского еврейства.

Вот как свидетель-немец описывает то, что он увидел в тот день в гараже "Летукис": "...С левой стороны большого двора находилась группа мужчин от 30 до 50 лет. Их там было человек 45-50. Этих людей пригнали туда какие-то гражданские. Эти гражданские были вооружены винтовками и носили на руках повязки... Молодой мужчина в возрасте примерно 16 лет, с засученными рукавами, был вооружен железным ломом. К нему подводили человека из стоящей рядом группы людей, и он одним или несколькими ударами по затылку убивал его. Таким образом он менее чем за час убил всех 45-50 человек...

После того как все были убиты, молодой мужчина положил в сторону лом, пошел за аккордеоном и взобрался на лежавшие рядом тела убитых. Став на гору, он заиграл литовский национальный гимн. Поведение стоявших вокруг гражданских лиц, среди которых были женщины и дети, было невероятным - после каждого удара ломом они аплодировали, а когда убийца заиграл литовский гимн, толпа подхватила его".

Судя по описанию, участники и зрители массового убийства евреев в гараже "Летукис" воспринимали расправу как национальное празднество или как патриотический акт. Затем насилие перекинулось на другие районы Каунаса; всего с 26 по 30 июня в Каунасе было убито еще 2300 евреев. Большинство жертв были расстреляны "белоповязочниками" в 7-м форте.

Вот что вспоминал о тех днях раввин Эфраим Ошри, преподаватель ешивы Слободка: "Вечером в среду [25 июня] литовские фашисты в сопровождении толпы любопытных вошли в еврейскую часть Вилиямполе с топорами и пилами. Начав с улицы Юрбарко, они ходили от дома к дому, от квартиры к квартире, от комнаты к комнате и убивали каждого еврея на своем пути, старого или молодого".

Трудно предположить, что руководитель Фронта литовских активистов не знал о массовых убийствах. Знал. И тому есть масса доказательств. Тем не менее, историк Анушаускас эту часть биографии "литератора" опускает. Вместо правды звучит, что "мы не прячемся от истории, какой бы они ни была, но нам следует оценивать всю ее полноту, что происходило тогда, все оценивать и видеть ту четкую ответственность, кто за что и как был ответственным, не отрицая никакие страницы истории".

Анушаускасу вторит журналист, публицист Видмантас Валюшайтис. Его перу принадлежит теория, что "если бы обвинения в пронацистской сущности Временного правительства были обоснованными, то немцы бы его сразу признали, Однако, отказавшись стать доверенными немецких властей, кабинет министров остановил свою деятельность по прошествии шести недель. Временное правительство не обладало никакой компетенцией".

Широко используется в современной литовской истории и такой идеологический "костыль": "некоторые литовцы ждали войны, изгнания советов и приход немецкой армии. Особенно из-за советского террора, который достиг самого большого размаха, когда начались убийства и депортации в июне". При этом проплаченные литовские историки отказываются признать, что среди депортированных в 14 июня 1941 года собственно этнические литовцы составляли небольшой процент. Депортации подлежали, в основном, местные и прибывшие из оккупированной и расчлененной Польши поляки, зажиточные евреи, духовенство, богатые староверы, дворяне, бывшие офицеры царской и Белой армий и так далее. Например, Президент Республики Польша (1989-1990) Войцех Ярузельский ребенком был депортирован из Вильнюса вместе с родителями. Родственники российского олигарха Романа Абрамовича так же попали под сталинскую колесницу.

Не могут и не хотят литовские историки ответить на, казалось бы, элементарный вопрос: если в июне 1941 года из Литвы депортировали противников и врагов советской власти, почему после 22 июня они не были остановлены и расстреляны как враги где-нибудь под Куйбышевом или Челябинском? Согласно ранее утвержденным планам, все высланные доехали до мест высылки. Отметим, это произошло, когда СССР уже находился в состоянии войны с Германией, в условиях, когда в железнодорожных составах остро нуждалась армия?

Уже упомянутый левый Социалистический народный фронт Литвы в канун намеченных в Каунасе траурных торжеств распространил специальное заявление, в котором еще раз воззвал к историческому разуму литовцев.

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ