Достаточно противоречивая картина складывается во Франции. С одной стороны исламские радикалы угрожают безопасности практически всех и каждого, с другой националисты, в частности ультраправое крыло, открыто заявляет, что завтра начнется настоящая бойня. Неонацисты - отдельное звено в развитии молодежных движений Франции. Их главными врагами стали арабы, цыгане и евреи, при том, что все остальные национальности являются для французских "неофа" терпимыми. Более 15 человек пострадали за минувшие сутки от рук радикальных националистов в Париже, Нанте, Лилле и Милузе.

Тем временем, правоохранительные органы Франции начали охоту на исламских экстремистов. Массовые аресты фанатиков прошли в нескольких городах на юго-западе страны. Только в Тулузе полиция арестовала 20 человек, подозреваемых в связях с радикальными группировками. Еще несколько исламистов задержаны в Нанте.

Местные обозреватели отмечают: большинство арестованных имеют отношение к фундаменталистской группировке Forsane Alizza, которая проповедует джихад на территории Франции. При этом полицейское ведомство отрицает связь между началом широкомасштабной операции и недавними убийствами, совершенными выходцем из Алжира Мухаммедом Мерой в Тулузе и Монтобане. Об этом же заявляет и президент Франции Николя Саркози. Тем не менее, в эфире радиостанции Europe-1 Саркози подтвердил задержание 19 исламских экстремистов. По словам главы государства, у преступников изъято большое количество стрелового оружия, в том числе автоматы Калашникова.
Эхо тулузской трагедии

Обозреватель отмечают: преступления, совершенные «французским алжирцем» Мухаммедом Мерой, заметно изменило атмосферу общественного мнения по вопросам толерантности и террористической угрозы. Если накануне разоблачения «тулузского стрелка» французские власти еще предпочитали говорить об угрозе со стороны ультрас и неонацистов, и даже нашли «козлов отпущения», в роли которых должны были выступить три ветерана парашютно-десантной дивизии Монтабана, – то после признания убийцы в том, что он является исламистом и членом «Аль-Каиды», говорить о последователях Брейвика стало весьма неудобно. Париж оказался буквально вынужден предпринимать нетолерантные меры. Министр образования Люк Шатель приказал уволить учительницу, которая призвала почтить минутой молчания память тулузского террориста, а Николя Саркози пообещал тюремные сроки тем сограждан, кто регулярно «зависает» на экстремистских сайтах.

На этом фоне попытки отца расстрелянного террориста апеллировать к правам человека и требовать от французского общества компенсации за смерть сына натолкнулись на стену общественного презрения и ненависти. «Если бы я был отцом такого монстра, я бы молчал и стыдился», – заявил министр иностранных дел Ален Жюппе в ответ на претензии Меры-старшего. Впрочем, отвращение к подонку, убивавшему детей, выражают не только европейские политики: правительство Алжира, откуда родом семья Меры, не позволило захоронить его тело на своей территории.
Возвращение «правых»

Политологи отмечают: теракты Мухаммеда Меры нанесли очередной серьезный удар по политике мультикультурности, которой руководствовались европейские правительства в течение нескольких десятилетий. Многие годы европейцам пытались внушить, что соседство совершенно разных культур, религий и этнических групп несет континенту исключительно благо. Однако суровая реальность последних лет постепенно развеяла мечты космополитов. Сомалийцы, алжирцы и прочие выходцы из тропических стран никак не хотели ассимилироваться и проявлять толерантность по отношению к коренному населению. Страны, приютившие наибольшее количество выходцев из третьего мира, захлестнула волна уличной преступности, изнасилований и грабежей.

Иммигранты поколениями живут на социальные пособия, меняя тюремные камеры на коридоры социальных служб. Одной из первых о провале мультикультурализма высказалась канцлер Германии Ангела Меркель, язвительно назвавшая политику своих предшественников «мульти-культи». Во Франции политическое отрезвление совпало с электоральными маневрами Николя Саркози, который встал на позиции «позитивной дискриминации». Благодаря этой политике в стране были запрещены молитвы в общественных местах, ношение паранджи и хиджаба, снизился уровень уличной преступности и количество террористических актов. Французский президент даже предложил отменить закон об отделении церкви от государства, дабы иметь возможность спонсировать лояльных лидеров ислама.

Однако в наибольшей степени межэтническая и конфессиональная напряженность пошла на пользу националистам. Лидер французских «правых» Марин Ле Пен год от года увеличивает свою популярность; по социологическим опросам, проводившимся до тулузской трагедии, за нее были готовы проголосовать 23 % избирателей. Теперь же этот процент, без сомнения, увеличится.

На днях Ле Пен обвинила Катар в финансировании исламского фундаментализма на территории Франции: «Эмир Катара финансирует все ополчения джихада по всему миру, и вкладывает деньги во французскую экономику для этой же цели, – высказалась Ле Пен в одном из интервью. – Этому есть доказательства, это даже и не скрывается». По мнению политологов, складывающийся тренд делает позиции националистов в Пятой республике все более прочными: не исключено, что через несколько лет именно они будут задавать тон во внешней и внутренней политике страны.

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ