информационное агентство

Жадность Порошенко сгубит. Сделка «по понятиям» не состоялась

Жадность Порошенко сгубит. Сделка «по понятиям» не состоялась

Как сообщают российские СМИ, сделка по продаже украинского подразделения Сбербанка сорвалась. Причиной стала попытка вклинить в договор продажу липецкой фабрики Roshen, входящей в бизнес-империю президента Украины Петра Порошенко

Отмечается, что переговоры о продаже активов Сбербанка на Украине велись еще в мае 2016 года. Изначально за российский банк предлагалось заплатить 680 миллионов долларов. Согласно некоторым источникам покупателем актива должен был стать президент группы DCH харьковский олигарх Александр Ярославский.

Однако чуть позже, в январе 2017 в сделке появляется инвестиционная группа ICU и ее управляющий директор Макар Пасенюк. Разумеется, неспроста. Как известно, ICU является частью «корпоративной семьи» Петра Порошенко. Когда-то, совладелец группы, а ныне глава Нацбанка Валерия Гонтарева занималась финансовым сопровождением бизнеса действующего украинского президента.

Итак, в январе Макар Пасенюк предложил подписать «понятийное соглашение» - вместе с продажей Сбербанка, продать и липецкую кондитерскую фабрику компании Roshen.

То есть схема должна была выглядеть так: олигарх Ярославский покупает «Сбер» за оговоренную сумму, однако при условии, что Россия купит фабрику Порошенко. По слухам, покупателем с российской стороны должно было выступить кондитерское объединение «Славянка». Конечно, в отсутствии коммерческой жилы Петра Порошенко не упрекнешь. Попытка урвать большой куш в текущей политической ситуации - требует большой выдержки. Однако аппетиты президента-олигарха завели «сделку века» в тупик. ICU запросила слишком высокую цену за липецкий филиал Roshen - целых 250 миллионов долларов, что, по мнению российской стороны, превышало реальную стоимость актива примерно вдвое. По этой причине Roshen объявила об остановке производства в Липецке и консервации производственных мощностей с апреля 2017 года.

С помощью этой сделки Петр Порошенко намеревался решить две важные задачи.

Во-первых, продажа злополучной липецкой фабрики позволила бы закрыть черную страницу в «патриотической истории президента» - война и бизнес с «агрессором» плохо сочетаются друг с другом, регулярно вызывая шквал критики со стороны радикальных сил. Ну и, конечно же, если бы сделка состоялась, капитал Порошенко вырос бы еще на 250 млн. долларов.

Во-вторых, «Сбербанк», купленный Ярославским, стал бы отличным дополнением к национализированному «Привату» Игоря Коломойского. При этом фигура Александра Ярославского в этой истории, разумеется, не случайна. С его помощью президент пытается создать пул лояльных Киеву олигархов. Ранее Порошенко отдал бизнесмену «Харьковский тракторный завод» и обещал продать «Турбоатом», а также долю в «ОПЗ».

В результате сделки по продаже Ярославскому «Сбера», президент получил бы контроль над значительной долей банковских операций в стране, что крайне важно на фоне назревающей схватки с «Оппозиционным блоком» и растущей вероятности досрочных парламентских выборов. Однако срыв этой сделки помешает Петру Порошенко укрепить свои позиции. А виной всему банальная жадность.

Центр правовой и социальной защиты
ТЕМА ДНЯ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ