Война далекая и близкая. Почему молчат европейские интеллектуалы?

17.06.14      Степан Свиридов
Война далекая и близкая. Почему молчат европейские интеллектуалы?

Антивоенное движение в Европе имеет давние традиции. Первые конференции по мирному урегулированию возникающих между государствами проблем проходили еще в 19 веке. Что, впрочем, не помешало европейским нациям развязать две мировые войны с десятками миллионов жертв.

После окончания Второй мировой войны в Европе прекратились – казалось, навсегда. Несмотря на разделивший страны «железный занавес» и противостояние политических и экономических систем, несмотря на американские и советские военные базы, воевать европейцы больше не хотели и уверенно шли сперва к отмене виз друг для друга, потом к ликвидации таможенных границ, и, наконец, к единой Европе – с полным отсутствием пограничного контроля и одной валютой.

Югославия была слишком большой, слишком сильной, слишком независимой. Подчинить и переварить её полностью Европа не смогла бы. К тому же даже в 90-е годы, когда Россия с трудом приходила в себя после краха СССР, умные люди понимали, что эта слабость временная. А сильная Россия вкупе с сильной Югославией – серьезная угроза гегемонии Брюсселя под чутким руководством Вашингтона.

Народы Югославии, и без того достаточно настороженно относившиеся друг к другу удалось стравить без особого труда. В результате люди, говорящие на одном языке, но по-разному верящие (или не верящие) в Бога, начали сперва неохотно, а потом всё больше и больше входя во вкус резать соседей. Для того, чтобы ни одна из бывших югославских наций не смогла создать достаточно сильное государство, и в Хорватии, и в Боснии были оставлены сербские территории. А саму Сербию лишили выхода к морю, отсоединив Черногорию.

Пропаганда во время югославских войн работала крайне активно. Европейское и американское общественное мнение было настроено резко антисербски. Но оставались люди, которые не желали подчиняться пропаганде.

И во Франции, и в Германии, и в США были люди, которые называли вещи своими именами – что под именем борьбы за свободу идёт обыкновенная резня, что сербы виноваты в происходящее не больше хорватов или боснийцев, что миротворцы не могут поддерживать одну сторону конфликта.

В основном это были представители левых организаций и националисты. Несмотря на созданный им либеральными СМИ имидж, и леваки, и ультраправые, в большинстве случаев крайне негативно относятся к агрессии по отношению к другим государствам.
Наоборот, либералы очень любят нести свободу и демократию в мир при помощи крылатых ракет и боевых беспилотников.

Сторонники прекращения войны в Югославии опирались на давние принципы борьбы за мир, сформулированные еще Всемирным советом мира в 1950 году под председательством Фредерика Жолио-Кюри.

Стокгольмское воззвание касалось, в первую очередь, ядерного оружия, но оно осуждало любые войны, как способ решения государственных проблем. Жолио-Кюри, Джон Десмонд Бернал, Изабелла Блюм, Ласаро Карденас, Ромеш Чандра – ученые и политики из разных стран, возглавлявшие ВСМ в разные годы, сделали немало для того, чтобы в среде интеллектуальной элиты, независимо от её национальной принадлежности, было просто неприлично поддерживать войну, какими бы благими целями не объясняли действия солдат пропагандисты.

После того, как противостояние двух систем прекратилось, ВСМ утратил былое влияние. Но заложенные им принципы разумного пацифизма сохранялись среди европейских интеллектуалов довольно долго. Любая война, которую развязывали США при поддержке своих европейских союзников, безусловно осуждалась большинством ученых, писателей и независимых журналистов.

Разумеется, это не могло не волновать Вашингтон, весьма чуткий к общественному мнению. И, похоже, за последние 10 лет американцам удалось отвлечь интеллектуальную элиту мира от борьбы за мир.

Главными «интеллектуалами» были назначены голливудские звезды и поп-музыканты, большинство из которых принципиально не высказывается на политические темы, ограничиваясь защитой детей Африки, борьбой за права животных, гомосексуальной тематикой и другими темами, имеющими мало отношения к реальным проблемам мира.

Голос антифашистов, таких как, например, режиссер Эмир Кустурица, теряется в общем фоне «правозащитных» выступлений, которые на самом деле отвлекают внимание от настоящих гуманитарных катастроф.

После экскурса в историю вернемся в современную Украину. Гражданская война не затихает уже несколько месяцев. Люди гибнут сотнями, число беженцев перевалило за сто тысяч. Несмотря на регулярные заявления избранного частью страны президента Порошенко, конфликт только усугубляется. Новые жертвы вместо того, чтобы усадить стороны за стол переговоров, приводят только к ужесточению противостояния и новым, еще более ужасающим смертям.

И всё это происходит на фоне полного молчания европейской интеллектуальной элиты. Проходящие в Берлине уже не первый месяц антивоенные «митинги по понедельникам» касаются Украинской темы далеко не в первую очередь. Европейцев волнуют Сирия, Ирак, но вовсе не происходящее неподалеку от них, в крупнейшей европейской стране Украине.

Почему молчит или одобряет происходящие в Украине официальный Берлин – понятно, если вспомнить, что золотой запас Германии до сих пор хранится в США. Но почему молчат современные Жолио-Кюри и Берналы? Почему в Европе нет своего академика Сахарова? Нет ответа.

Европейским интеллектуалам проблемы палестинцев и сомалийцев почему-то ближе, чем братоубийственная бойня в Украине. Но если Европа сейчас промолчит, то и без того весьма подпорченные традиции европейского гуманизма будут окончательно растоптаны и забыты. Навсегда.

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ