информационное агентство

В ВСУ тотальная нехватка кадров. Безвиз и криминал стали приговором украинской армии

В ВСУ тотальная нехватка кадров. Безвиз и криминал стали приговором украинской армии

В армии киевского режима создается очередная «высокомобильная, земноводная» бригада. И все бы ничего, если бы для ее создания ВСУ не были бы вынуждены расформировать другую свою такую же «высокомобильную» бригаду.

88-ой болградский отдельный аэромобильный батальон ВСУ на днях был передан в состав 35-ой бригады морской пехоты, созданной недавно на базе 137-го отдельного батальона морской пехоты. Казалось бы, что тут такого. Ну подумаешь, еще раз украинская десантура сменит цвет своего берета и теперь из условно воздушного, станет условно морским подразделением.

Почему условно? Все просто. После событий 2014 года на Украине фактически отсутствует материально-техническая база для разворачивания классических воздушно-десантный войск. Почти вся десантируемая техника и значительная часть десантирующих мобильных средств были потеряны в боях в Донбассе и воссозданию не подлежат. Ну нет в запасниках у Киева уже БМД-2 и БТР-Д, а также гаубиц Д-30 и самоходок «Нона», а потому на вооружение практически всех частей украинских высокомобильных частей была передана штатная сухопутная техника, БТР, БМП, 122-мм САУ «Гвоздика» и т.д. Даже танковые роты на танках Т-80 появились. Ясно, что десантироваться они ни в каком виде более не способны, а потому, по факту и по составу вооружения на сегодня украинские высокомобильные бригады можно считать аналогами легких бригад (усиленных танковыми ротами).

То же самое и у морпехов. БДК «Константин Ольшанский» «арестован» в Крыму, а единственный небольшой средний десантный корабль «Юрий Олифиренко» за раз способен взять на борт не более роты.

«Десантура» на Украине всегда была в почете, а потому, когда встал вопрос о необходимости резкого увеличения ее численности, считалось, что больших проблем с комплектованием частей не возникнет. Так думали еще осенью 2016 года, когда в довесок к пяти существующим, было принято решение создать еще две «высокомобильные» бригады: 45-ю и 46-ю.

46-я была худо-бедно частично развернута в Полтаве, а вот с 45-ой судя по всему не сложилось. Ведь единственный ее батальон, 88-ой, сейчас передан в морскую пехоту.

Некому воевать

Почему же все так произошло? Неужели Киев не смог набрать нужное количество солдат и офицеров, чтобы новое подразделение могло существовать? Да, все именно так и есть. Еще летом нынешнего года главный редактор «Цензора» Юрий Бутусов, со ссылкой на свои источники в ВСУ, жаловался своим читателям о катастрофическом состоянии армейских кадров. По его словам, из 350 тысяч штатных, на середину 2018 года было заполнено не более 230 тысяч вакансий. Причем Армия режима никогда не превышала численности 250 тыс. человек.

И это при том, что в штабах, число которых за время войны выросло более чем вдвое (как и число генералов и адмиралов, коих на март 2018-го было 174 штуки) укомплектованность практически 100%, а на передке «роты насчитывают по 40 человек». И эта ситуация постоянно ухудшается.

С 1 июля 2018 года указом Порошенко был снят запрет на увольнения офицерам и контрактникам, подписавших свои контракты до 2014 года. Он был введен в 2014 году, чтобы не лишать армию режима кадрового костяка. Казалось бы, зачем Петр Порошенко это сделал сегодня, раз с кадрами у армии все и так очень плохо.

А выбора у него нет, армия разбегается. Солдаты и офицеры, используют любые лазейки для того, чтобы покинуть, ставшую им уже ненавистной структуру. Ранения, контузии, болезни, все идет в ход. А еще многие воспользовались законом об амнистии для участников АТО. Работало это так. Солдат/офицер покидал самовольно расположение части. Затем он отдавался под суд и после вынесения скорого приговора, освобождался от ответственности по амнистии. Таким образом Киев лишился за последний год более 10 000 своих «самых ценных кадров». И чтобы это не создавало в армии нездоровой атмосферы, Порошенко просто был вынужден отпустить оставшихся с 2014 года «военных рабов».

И по данным ВСУ до конца года из армии уйдут до 30 000 таких «защитников». А взамен набрать новых в нудном количестве не получается. Почему? А тут Петру Лексеичу его предыдущие «перемоги» мешают.

Куда делись «патриоты»

Когда летом 2017 года в Киеве «патриоты» радовались «обретению» безвиза, мало кто из них думал, что это станет приговором их хваленой армии. По данным социологов большая часть киевских контрактников на то время пришли в армию только ради высоких зарплат. А они уже через год таковыми не были.

Представим сегодняшнюю ситуацию. Мыкола ушел «защищать» Украину в 2017 году «за 400 долларов» в месяц. Какая у него при этом жизнь. Бухач на передке, подорванное здоровье, резко изменившееся отношение в тылу («мы вас туда не посылали»). А теперь сосед Васыль работает в Польше и безо всякого риска для жизни зарабатывает вдвое больше «лоха Мыколы». Васыль три месяца работает на пана, а потом следующие три месяца приударяет за Марусей (бывшей девушкой Мыколы). Что делать Мыколе? Правильно, если крыша съехала окончательно, гранату в руки и в окно Марусе. Если нет, увольнение из ВСУ и на Польшу вместе с Васылем.

Но это что касается военных «заробитчан». А куда делись те тысячи так называемых «патриотов», которые считали себя идейными. Тут тоже все просто. Часть из них была банально перемолота на фронте, а часть увидев полную безнадегу и уничтожение их надежд, просто махнула рукой и закопала свои автоматы (автор знает некоторых из таких «защитников» лично, из числа своих старых знакомых).

Но был и еще один тип украинского «патриота». Значительную часть так называемых идейных составляли «идейные бойцы за денежные знаки». Как правило, это были обычные уголовники, которые прикрывшись военными билетами и патриотизмом теперь могли почти официально создавать свои банды и налаживать преступные схемы заработка. И таких в 2014-16 годах на линии «фронта» было много. Но постепенно их с хлебных мест начали вытеснять конкуренты из СБУ и МВД, а тех, кто был с этим не согласен, начали сажать.

Первыми под каток «репрессий» попали «торнадовцы и «айдаровцы». Затем за ними последовали «Донбассцы» и прочие «добровольческие» ОПГ. И они ушли в тыл, где тоже можно было неплохо зарабатывать. Сегодня в каждом районе, каждой области Украины есть своя банда АТОшников, которая живет на местных хлебах и старается не пускать «побратымов»-конкурентов на свою территорию.

И таких «патриотов» уже и калачом не заманишь на фронт. У них есть масса отговорок, почему они больше не хотят защищать Украину, не такие командиры, не дают воевать, нет условий и т.д. А на самом деле им это просто стало невыгодно.

А потому и имеет армия Киева на фронте сегодня роты по 40 человек. А еще она вынуждена скрещивая «морпехов» и «вдвшников» из двух бригад делать одну. И это только начало процесса. Далее будет хуже.

Центр правовой и социальной защиты
ТЕМА ДНЯ
antifashisttm
Антифашист ТВ