Утро по-горловски: «Выпили валидол, так и пересидели эту бомбежку». Фоторепортаж

26.08.15      Оксана Шкода
Утро по-горловски: «Выпили валидол, так и пересидели эту бомбежку». Фоторепортаж

Утро 25 августа для горловчан не выдалось томным: ровно с четырех часов бесславные ублюдки, прославляющие свое недогосударство, массировано обстреляли Горловку. Вероятно, с похмелья, поскольку накануне  отмечали очередную годовщину своей незалежности. Незалежности от ума и здравого смысла… Под обстрел попали две школы, ПТУ, детский сад и несколько жилых пятиэтажек в центре этого многострадального населенного пункта. 152-й калибр, и не только…

Улицы Кирова и Герцена, ПТУ-25. Со стороны происходящее в эпицентре взрывов выглядит, как субботник: и мужчины, и женщины убирают то, что осталось после утреннего обстрела. Груды стекла, металла, оконных рам и всего прочего, что еще вчера считалось имуществом. Второй учебный корпус училища пострадал наиболее: прямое попадание. Погибла женщина-сторож – 57-летняя Валентина Алексеевна: от осколка, попавшего в шею…

На входе в здание – флаг ДНР. Перед входом – воронка и заботливо собранные дворниками осколки. Местные жители стараются обходить эти смертоносные частицы стороной… Осколками снесло железную трубу, а огромное дерево повалилось на теплотрассу…

«Стреляли где-то со стороны Курдюмовки и Майорска, там укропы стоят, - рассказывает 25-летний Александр, проживающий неподалеку ПТУ. Утром был кошмар… И общежитие, которое здесь рядом, тоже обстреляли… Бог им судья, они перед Богом будут отвечать, а не перед нами». Парень помогает убирать последствия обстрела, - страшные последствия от трех разорвавшихся снарядов…

К нам подходит высокий статный мужчина – Закир Аскеров, завхоз училища.

«Я прибыл сюда сразу же, в начале шестого утра, после того, как мне позвонил сторож. Он сказал, что второго сторожа убило. Я видел погибшую, она была вся в крови – ее осколком в шею ранило, смерть – мгновенная. Женщина на первом этаже находилась, осколок через окно влетел…», - рассказывает он, глядя на растерзанное помещение. Взгляд у мужчины опустошенный…

«В нашем училище сферы быта и услуг учатся 250 студентов: будущие парикмахеры, визажисты, автослесари, швеи… Но учебный год у нас начнется , несмотря ни на что. Еще есть неделька – постараемся общими усилиями привести все в порядок. Если не успеем, будем заниматься в другом корпусе, он меньше пострадал», - поясняет завхоз, мысленно прикидывая материальные убытки. Одного стекла сюда необходимо столько, что в голове не укладывается!

Узнав, что я из Москвы, мужчина попросил передать на Большую землю следующее пожелание (цитирую дословно): «Нам давно уже надо бы перейти в состав России! Что они думают? Почему??? Почему с нами поступают не так, как с русскими Крыма? Чем мы хуже?»

Передаю эти вопросы на Большую землю из маленькой, утопающей в крови, Горловки. Передаю, зная, что однозначного ответа на них не предвидится. Земля ведь большая, а Горловка - такая маленькая…

Рядом – расстрелянные пятиэтажки. И - уборка, уборка, уборка… Занимаются этим монотонным трудом без истерик: люди, закаленные войной, держат себя в руках…

Подъезжаем на улицу Нестерова. В жилые дома №№ 97, 99 утром «прилетело». Во дворе – жители. В окнах – силуэты жильцов, выбрасывающих прямо с балконов украинские «подарки». На скамейке у дома – одинокая старушка.

«Бабушка, вы из этого дома?» - подходим к женщине, пристально наблюдающей за людьми, копошащимися возле груды «обстрельного» мусора.

«Да, я здесь на первом этаже живу, - старушка тяжело вздохнула, на глазах – слезы. – В 10 минут пятого утром – взрыв, у меня в глазах всё потемнело. Я одна живу… Сразу же ко мне прибежала соседка по лестничной клетке, мы выпили валидол, было очень страшно… Так и пересидели эту бомбежку. У меня слов нет, да и сил разговаривать вообще нет… Я так наплакалась, вот и сейчас плачу… Боюсь в квартире одна сидеть, вот, вышла на улицу, здесь хоть люди…»

75-летняя Вера Захаровна смахивает слезу и смотрит куда-то вдаль, в глубину двора… В этом доме она живет давно, всех соседей знает… Квартиру пенсионерки почти не зацепило – вылетели лишь стекла. А вот многие пострадали куда сильнее, вследствие чего остались без жилья.

«Вот скажите, кому мы чего плохого сделали? За что нас так уже второй год уничтожают?» - спросила пенсионерка в надежде услышать ответ. Но что ей ответишь, когда ответить-то нечего?

Горловчанка Майя Сидорова живет в районе машзавода, а в обстрелянном доме проживает ее подруга. С утра Майя, узнав страшные вести, приехала удостовериться, все ли живы…

«Все проклятья, которые есть на свете, я адресую хунтовским тварям – Порошенко и компании. Я мать, у меня есть дети, но я не боюсь проклинать этих мразей, я знаю, что меня Бог простит», - не скрывая слез, говорит женщина.

Я целиком и полностью присоединяюсь к «пожеланиям» горловчанки Майи. И вполне уверена: это не грех. Если кто-то считает по-другому – милости просим в Горловку, сами убедитесь в искренности этих посылов!

Ретируемся на место очередного обстрела… Рядом – детский сад, который чем-то помешал своим существованием бесславным ублюдкам, и здание обстреляли… Кстати, а что там в Минске? Сюда новости по переговорам не доходят… Там всё ещё разговаривают, общаются, ищут компромиссы? Горловка передает огромный привет и приглашает весь состав переговорщиков в гости… Гарантии безопасности, говорите??? Здесь есть одна гарантия: Бог…

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ