Умом и сердцем: почему в Петербурге увековечили Маннергейма и Кадырова?

20.06.16      Степан Свиридов
Умом и сердцем: почему в Петербурге увековечили Маннергейма и Кадырова?

Все доводы противников установки памятной доски Маннергейму и наименования моста в честь Ахмада Кадырова хорошо известны, и ни с одним из них не поспоришь.

Маннергейм – сепаратист, обеспечивший отделение Финляндии от России. Он виноват в смерти тысяч русских людей – как солдат, так и мирных жителей. Он настоял на том, чтобы в независимой Финляндии государственными языками стали финский и его родной шведский, а русский оказался под запретом. Это всё его «подвиги» времен Гражданской войны.

Маннергейм виноват в смертях тысяч советских солдат во время Зимней войны и Великой Отечественной войны. Маннергейм виноват в смертях мирных жителей в блокадном Ленинграде. Маннергейм виноват в организации концлагерей, в которых гибли старики, женщины и дети. Это его подвиги начала 40-х годов.

Ахмад Кадыров – сепаратист, объявивший джихад России. Под его духовным руководством были боевики, убившие тысячи российских солдат в ходе первого конфликта в Чечне в середине 90-х.

Всё это известно и не подвергается сомнению. И Маннергейм, и Кадыров каждый в свое время принесли немало горя русским людям. Вряд ли об этом не знают в правительстве Санкт-Петербурга и в администрации президента. Знают, но почему-то не выступили против мемориалов ни в первом, ни во втором случае.

В социальных сетях обсуждают две главные версии произошедшего – либо где-то там наверху, засели «враги», либо просто «не подумали». Радикальные сторонники этих версий мало чем отличаются от украинских рагулей с Майдана, которые были уверены, что Янукович – это «агент Кремля» и стоит только его прогнать – и Украину тут же возьмут в Европу и подарят кружевные трусики.

Янукович давно в изгнании, а что-то ни Европы, ни трусиков, ни даже безвизового режима. Поэтому те, кто думает, что в Смольном или на Старой площади засели «враги», которых надо убрать – и тут же русские люди волшебным образом станут жить хорошо, а Финляндия покается и вернется под власть нового императора, мало чем не отличаются от галичанского крестьянина, приехавшего в Киев прогонять «москалей».

Версия про «не подумали» тем более не отличается интеллектуальной изысканностью. Возмущение в «Фейсбуке» - это явно не релевантный срез общественного мнения. Соответствующие государственные тайные и явные службы регулярно проводят опросы, и любое решение государственной важности, разумеется, не может быть принято без предварительного изучения. Большинству петербуржцев одинаково наплевать и на Маннергейма, и на Кадырова, они вообще не интересуются историей, а заняты вопросами более насущными и влияющими на уровень жизни их семей.

Так почему же российская власть приняла решение наплевать на мнение не просто тысяч «диванных воинов», но и многих вполне влиятельных политиков и деятелей культуры?

Видимо потому, что последствия были тщательно взвешены и учтены. Маннергейм – национальный герой Финляндии. Да, он не был другом СССР, но он был врагом честным. В чем - в чем, а в предательстве его обвинить нельзя. Именно благодаря Маннергейму послевоенная Финляндия стала надежным партнером СССР и не стала входить в НАТО.

Сейчас Финляндию, как и в большинство других восточноевропейских стран, активно склоняют к вступлению в НАТО и к размещению в стране американских батальонов. Если это произойдет, американские войска окажутся чуть более чем в ста километрах от второго по величине города России.

Мемориальная доска Маннергейму в Санкт-Петербурге – серьезный довод для тех финских политиков, которые выступают за продолжение дружбы с Россией и политики неприсоединения. Участие в открытии мемориала представителей администрации президента и правительства – подтверждение того, что государственная политика России по отношению к Финляндии и дальше будет дружественной. Мы помним всё то зло, которое Маннергейм принес России, но считаем, что его заслуги на царской службе и после окончания Великой Отечественной, как минимум, не меньше.

В случае с мостом имени Ахмада Кадырова все еще проще. Именно под руководством этого лидера чеченцы отказались от идеи строительства независимого государства (утопической, но унесшей тысячи жизней). Именно Ахмад Кадыров вернул отколовшуюся республику в состав России. Именно его сын Рамзан Кадыров сделал так, что о чеченском сепаратизме в России ответственные политики забыли. Мост Ахмада Кадырова в Петербурге – залог того, что в Грозном всегда будут проспект Путина и улица 84-х Псковских Десантников.

Умом понять, почему были приняты эти противоречивые решения, несложно. Нам нужны и дружественная Финляндия вне НАТО, и мирная Чечня в составе России. Арифметическому большинству жителей Петербурга вроде как нет дела до этих мемориалов, а деятельное возмущенное меньшинство как-нибудь перетопчется. Умом это понять можно.

Но принять это сердцем очень сложно. Практически невозможно. Ведь если опять придет беда, если на Россию нападет враг, защищать Петербург будут не финны и не чеченцы, а русские люди – те самые, которые сейчас возмущены до предела.

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ