Украинский вызов – это точка без возврата

Украинский вызов – это точка без возврата

После государственного переворота в Киеве, произошедшего с 18 по 23 февраля 2014 года, уже можно было смело начать утверждать о становлении на территории государства Украина фашистского режима. И хотя руководители Украины декларируют демократические и европейские ценности, верность демократическому выбору, по факту проводят совершенно иную политику внутри страны. Бандеровский флаг в руках боевика Евромайдана.

Неонацистский символ (1488) на щите во время столкновений с беркутом на Евромайдане.

Многочисленные бандеровские флаги на Евромайдане.

Сложно представить современную страну, которая открыто, без страха, могла бы провозгласить фашизм. Такое провозглашение привело бы к обязательной изоляции такой страны на международной арене.

После Второй Мировой Войны и победы над фашизмом эта идеология была запрещена. Поэтому ни одно государство в мире не будет провозглашать государственной запрещённую идеологию. Однако, это вовсе не мешает её использовать.

В ноябре 2013 года, после отказа президента Януковича подписывать договор Евроассоциации, на Украине в Киеве начинаются массовые акции протеста, прозванные участниками и СМИ - "Евромайдан".

Активная поддержка Евромайдана американцами и европейскими политиками связывает руки действующему правительству Украины. Несмотря на то, что в ряды протестующих вливаются боевики, собранные из футбольных "ультрас", украинских националистов и радикальных группировок, действующее правительство Украины опасается применять против протестующих ,жесткие меры.

Националисты, принимающие участие в столкновениях с украинскими внутренними войсками даже не пытаются скрывать свою идеологическую принадлежность.

Свидетельством присутствия националистов являются многочисленные фотографии с националистической символикой и флагами бандеровского движения.

И хотя в СМИ, на уровне лидеров Евромайдана и даже в беседах с рядовыми участниками используются один и тот же миф о том, что националистов на Евромайдане немного - факты не подтверждают данного утверждения.

1. Националистов много. Не все они являются участниками националистических движений, но все поддерживают идеи фашизма как на словах, так и на деле.

2. Националистов на Евромайдане не большинство, но они являются самыми активными, самыми подготовленными силами Евромайдана. В результатае все участники Евромайдана принимают в качестве официальных лозунги, приветствия и идеи присутствующих фашистов. Одним из доказательств этого может являться создание такой группировки как "Правый сектор"

3. Националисты из ПС и Свобода входили в Самооборону Майдана и относились к ним окружающие достаточно, толерантно, что подтверждается самими участниками

На киевском Майдане присутствовало множество отрядов самообороны, в составе которых были в основном беспартийные граждане, не имеющие четких политических взглядов. Также присутствовали отряды ультраправых от ВО “Свобода” и “Правый сектор”, однако они находились в меньшинстве.

Результатам Евромайдана стал Госпереворот на Украине.

Евромайдан на Украине был спланирован и проспонсирован правительством США с целью разделить, единый русский народ.

Таким образом американцы пропагандируют русофобию на Украине и пользуясь этим, хотят захватить всю Россию и превратить русских людей в рабов.

Признаки национализма на Украине присутствовали с момента распада СССР и образования Украины. Основной своей задачей украинские националисты считали очищение украинства от москалей.

Кричалки, которые ещё 10 лет назад были уделом маргиналов ("Москаляку на гиляку", "Хороший москаль - мёртвый москаль", "Чемодан - вокзал - Россия"), с 2014 года скандируются многотысячными толпами украинцев. Идеология украинского национализма с постулатами о едином государственном языке, неделимости Украины и прочее, была выведена на государственный уровень и теперь звучит из уст высокопоставленных чиновников, президента и премьера, хотя на уровне верховной власти лозунги маргиналов, конечно же, не употребляют.

Экстремизм стал основой внутренней политики Украины сразу после переворота в феврале 2014 года. Подавление выступлений с использованием боевиков "Правого Сектора", постоянные провокации спецслужб по отношению к русскоязычному населению уже не вызывают удивления.

Апогеем использования радикальных методов решения внутренних вопросов стала попытка подавить выступления в Донецке и Луганске при помощи военной силы. Таким образом сама АТО является одним из наиглавнейших примеров экстремизма.

Практически все признаки фашизма на данный момент можно наблюдать в украинском политикуме и социуме. Однако внешне продолжает соблюдаться либеральный лоск.

Все решения нынешних властей какими бы фашистскими они не были, прикрываются государственной необходимостью в условиях военной истерии. Политики говорят о демократии и свободе, а на уровне законов и распоряжений свобода активно подавляется на всех уровнях.

На территориях находящихся под контролем украинских силовиков, к любому жителю, вне зависимости от того, поддерживает он нынешнюю власть, или нет, могут подойти люди в камуфляже и забрать в неизвестном направлении.

"Функционирование диктаторского режима сопровождается радикальными или репрессивными мерами против политических оппонентов и жёстким подавлением или устранением тех прав и свобод граждан, которые тем или иным образом противоречат позиции данного режима."

Гонения на кандидатов в Президенты Украины, избиения и аресты за георгиевские ленточки, подавления инакомыслия в Верховной Раде.

В общем, фашисты, в том числе и украинские, находятся в начале пути, который можно пробежать в считанные месяцы, а можно никогда не преодолеть. И результат будет зависеть не только от их желания/не желания, но и от реакции общества на сам факт их существования.

Реакция украинского общества и европейских политиков на поствыборную ситуацию на Украине не обнадеживает. Европа предпочла не заметить резкое увеличение веса радикальных националистов в украинской политике.

Более того, она предпочла не заметить союз цивилизованных националистов с нецивилизованными, с дикарями-боевиками. Таким образом, этот союз получил молчаливую внешнюю легитимацию.

Еще хуже, что и этот союз, и сам факт присутствия в политике радикально-националистической политической силы получил внутреннюю легитимацию.

Я в данном случаю имею в виду не амбициозных, но политически безграмотных олигархов, уверенных, что боевики всегда были, есть и будут у них под контролем .

С моей точки зрения, гораздо опаснее уверенность образованной части общества, как украинофильской, так и русофильской, проголосовавшей за «Свободу», в том, что наци допустимо использовать как таран против «регионалов», а потом можно будет либо переодеть их из камуфляжа во фраки, либо вновь списать в маргиналы. Это, что произошло в реальности.

Ни для кого не секрет, что в независимой Украине всегда был правый радикализм.

Правый радикализм в независимой Украине всегда был на подхвате у большой политики. Решение неприятных вопросов, в которых не хотели участвовать «реестровые» политики, поручалось радикалам.

Началось это взаимовыгодное сотрудничество еще во времена Народного Руха в конце 80-х.

Конечно, руховцы не приказывали радикалам «иди туда, делай то», на словах они отмежевывались от радикализма, что не мешало им часто иметь общие источники финансирования и даже иметь штабы в одном помещении. Не важно, что рядовые члены, а часто и лидеры враждовали между собой, на деле всегда получалось так, что радикалы делали те вещи, о которые не радикалы не хотели мараться.

Таким образом, в случае радикализма мы всегда будем иметь дело с игрой, в которую играют три стороны — власть, оппозиция и радикалы. Власть и оппозиция надеются использовать радикалов в своих целях, радикалы хотят сыграть свою игру, используя, в свою очередь, власть и оппозицию.

Как это все происходит сегодня.

Последствия игр с радикализмом обычно бывают весьма печальными.

Во-первых, радикалы вытесняют гражданский протест. Это объективный процесс и он уже произошел на Майдане. Это означает, что конфликт и его последствия выносятся за пределы влияния простых людей, которые, собственно, его и начали. У радикалов свои интересы и свои цели, отличные от целей обычных людей. Люди не получат тех решений, которые они ожидали.

Во-вторых, с некоторого момента радикальные группы начинают расти, как грибы и выходят из-под контроля тех, кто полагает, что управляет ими. И все эти новые группы — не важно, кем и с какими целями созданные — заинтересованы в том, чтобы побыстрее занять выгодное место на рынке, а значит заинтересованы в эскалации конфликта.

В-третьих. Радикализм нужен властям для оправдания собственной позиции. Но если эта позиция тупа и не изменяется под напором обстоятельств, то для ее оправдания требуется все больший радикализм.

В-четвертых, в эскалации конфликта объективно заинтересованы и те, кто считает себя кукловодами в этом спектакле. Радикализм работает как политическая технология, когда им можно испугать, то есть, когда само общество не радикализировано.

Понятно, что люди, использующие радикалов, думают, что они могут ими управлять. Однако обычно момент, когда следует остановиться, благополучно пропускается, и дальше события развиваются непредсказуемо. И последствия могут быть самыми печальными — до гражданской войны и раздела страны. Что в итоге и произошло на Украине.

Возрождение на Украине неонацизма больше грозит Европе и России

Украина – все же не Россия. Поэтому пожелания западных заказчиков подобных сценариев для РФ постоянно расширяются.

Ведь эффективно защитить свой дом можно только от того врага, которого хорошо знаешь.

Сегодня уже достаточно очевидно, что Европа своей подстрекательской политикой способствовала дестабилизации обстановки на Украине.

Вообще некоторые эксперты уверены, что нынешний «управляемый хаос» на Украине задуман именно для того, чтобы дестабилизировать энергетическую ситуацию в мире и спровоцировать мировой финансовый кризис.

Задуман этот план в Вашингтоне. К его реализации Америка готовилась несколько лет, повышая свою энергетическую самодостаточность. Т.е. Вашингтон запланировал операцию под кодовым названием «Мировой финансовый кризис за вычетом Америки».

Первоначально в качестве детонатора энергетического и финансового кризиса Вашингтон выбрал Ближний и Средний Восток.

Осенью 2013 года должен был сработать детонатор под названием «Сирия». Однако он не сработал. Теперь в качестве такого детонатора оказалась Украина.

Развивающаяся ситуация вокруг событий на Украине стремительно перестраивает всю архитектуру отношений и институтов на постсоветском пространстве, и, прежде всего, даже не на Украине, а в ядре этой системы, которой является Россия.

Украинская революция изменила ситуацию настолько сильно, что мы видим, как в мире стремительно меняется политическая конструкция.

Как по мановению волшебной палочки изменились лагеря врагов и друзей России, на наших глазах стремительно меняется язык политической системы, её ценности, расширяется мировоззренческий горизонт.

Не то, чтобы мы не знали и до этого, кто есть друг и враг, но подозрения в предательстве национальных интересов и прямой работе против них подтвердились прямой позицией со стороны многих сил вне зависимости от их формальной идеологической принадлежности.

Левые, либералы и националисты в равной степени проявили себя как патриоты России, так и как её враги. Если анализировать все идеологические группы, действующие в России – то в каждой из них найдутся те, кто выступает в украинском кризисе и на одной стороне, и на другой.

Часть российских националистов оказалась частью либерального (русофобского) интернационала, то есть «свастики и зиги» есть, а национализма – нет.

Российские националисты, поддерживающие антивоенные настроения российских либералов, ставят на первое место уже не идеологические постулаты, а политические, а они у них оппозиционны.

Тем самым эта часть российских националистов пришла в тупик, критикуя любое решение властей, даже которое напрямую отвечает их идеологическому запросу. И эта часть националистов теряет из-за своих действий электоральный потенциал своей идеологии.

Более радикальные сообщества российских националистов в основном поддержали украинские протесты. Выступая анонимно, эти сообщества активно публиковали различные призывы к русским поддержать восстание в Киеве, призывы поддержать украинское восстание и стать плечом к плечу с украинским народом на линию борьбы.

Данные манифесты были направлены на целевую аудиторию, в которую входят: русские автономные националисты, околофутбольные объединения.

Украинский кризис является бифуркационной точкой для всей мировой системы, в которой обнажились разнообразные риски и угрозы, возможности для России и возможности для всего мира.

Украина на сегодняшний день не обладает самостоятельной политической субъектностью, национальным суверенитетом. Она управляется извне большим количеством субъектов.

Элита, находящаяся у власти в Киеве, враждебна к России, как на уровне элиты, так и идеологии. Политические процессы Украины находятся под прямым и косвенным контролем со стороны США, ряда стран ЕС – поэтому Украина не самостоятельное государство.

Постреволюционные киевские власти оказались не способны организовывать деятельность государственного аппарата, контролировать государственную территорию, они обладают инфантильной и агрессивной идеологией, подконтрольны разрозненной олигархической элите Украины.

И такую враждебность киевских властей к России можно объяснить парадоксальным образом – Украина всегда была и остается частью России, Русского мира.

Сегодняшний необандеровский ренессанс порождён не этническим разделением, которое играет очень символическую роль, на которую обращают в быту не более чем в центральной России.

«Хохол», «москаль» – это очень эфемерные понятия и они не играют, как правило, никакой роли в политической действительности.

Апогеем событий в украинской революции стали воюющие в «Правом секторе» националисты против «ватников» с востока Украины и либеральные антифашисты, скандирующие «Слава Бандере!».

Украина в настоящее время – это пространство реализации анархического антисистемного проекта, восстания против здравого смысла, в нашей части мира воплощаемого Россией.

И это отчётливо почувствовали все апологеты хаоса вне зависимости от формальной и идеологической принадлежности.

Украинская революция объединила бандеровцев, мечтающих об империи на русских костях; радикальных исламистов, которые здесь же мечтают построить новый халифат; либералов, мечтающих об уничтожении России; коммунистов, видящих в событиях какой-то шанс для пролетариата.

Данная ситуация поставила на свои места многие элементы, которые были не очевидны ещё совсем недавно.

Во-первых, мы по-прежнему являемся единым целым, в котором все эти годы продолжается борьба периферийных, маргинальных социальных элементов против связующей силы, системы ценностей единого цивилизационного пространства.

Во-вторых, жить с этой ядовитой средой, которая захватила Украину, будет невозможно, она будет продолжать уничтожать Россию всеми силами.

В-третьих, «историческая Россия» прорастает сквозь любую идеологию и политическую систему, возвращая её к своему истинному содержанию.

В-четвёртых, соглашаться с навязанными США и Западной Европой правилами игры нельзя, они направлены на уничтожение России.

США ставит для Украины одну единственную задачу – оказание давления на Россию, вне зависимости от того, каким образом это будет достигаться.

Во-первых, планируется размещение американской системы ПРО, создание системы военных баз на Украине.

Во-вторых, провокации со стороны украинских националистических радикалов при поддержке национал-либеральных радикалов в украинском правительстве.

В-третьих, экспорт революции в Россию, где существуют ровно такие же группы диссидентов, готовые бороться против «Системы».

Наконец, мы являемся свидетелями формирующегося на наших глазах нового Сомали на территории Восточной Европы, что неизбежно создаст проблемы как для России, но и для «американских союзников в Европе».

У России нет другого пути, кроме как остановить этот хаос, растущий на её границах.

При любом сценарии развития ситуации современная Украина превращается в опасность, которая грозит существованию России.

Мы видим, что новый олигархически-тоталитарный режим, который пришёл к власти в Киеве в лице олигархов и «Правого Сектора», вышел за рамки современного цивилизованного пространства.

Режим, который продал все национальные интересы, довёл экономику до краха, подошёл вплотную к уничтожению инакомыслящих.

Надо понимать, что это не какие-то разовые действия, это применение принципа справедливости на практике. России, таким образом, не нужна какая-то особая идеология. Её идеология заключена в ней самой.

Следующим шагом России необходимо повернуть все деструктивные процессы на Украине вспять.

А для того, что бы решить эту задачу, необходимо повышать эффективность государственного управления. Даже сейчас мы видим, что Россия не может оказать в должной мере мягкого влияния на ситуацию в Украине.

Государственные структуры просто не умеют работать с общественными организациями. Прямое воздействие удаётся неплохо, но через посредников действовать не могут.

России вмешиваться напрямую в ситуацию на Украине категорически не желательно. Это должен быть выбор самих граждан Украины, чтобы не было ситуации навязывания выбора пути исторического развития.

Русские – это субъект русской истории и политики.

Россия – это государство русских. Русских, которые творят историю, организуют народы и процессы. Русских, которые форматируют, организуют пространство вокруг себя, вырывая его из хаоса и тлена, превращая в мир, где удобно и комфортно можно жить, сотрудничать и развиваться.

Нынешняя Украина не в состоянии навязать мир России как минимум по двум причинам.

Во-первых, мир с Россией равнозначен историческому банкротству украинского государства в качестве антироссийского проекта. А в другом режиме сегодняшние правящие политические элиты Украины жить не привыкли и не способны.

А главное не – не приучены заокеанскими хозяевами, которые, как известно, вложили в идейное становление «демократической» генерации украинских политиков не менее пяти миллиардов американских долларов.

А многие из них перешли на прямую службу Белому Дому. Достаточно вспомнить главу Службы безопасности Украины Валентина Наливайченко. Не говоря уже о прочных брачных узах третьего Президента Украины Виктора Ющенко с сотрудницей Госдепа США Екатериной Чумаченко.

Во-вторых, мир Украины с Россией не допустят те же США, для которых такой вариант также равнозначен историческому поражению в извечном противоборстве с Россией.

Поэтому так называемый «мирный план» Петра Порошенко не мог быть не согласован с Вашингтоном и является частью общей стратегии противоборства с Россией.

Все ее основные события сводятся, как правило, к различным интерпретациям беспочвенных обвинений в адрес России, которая якобы постоянно и безответственно нарушала объявленное украинской стороной перемирие.

Украинский вызов – это точка без возврата. Если мы идём вперёд, то мы сталкиваемся с трудностями, которые возможно грозят нашему существованию. Но если мы даём «задний ход», то Россия неизбежно разваливается. Другого пути нет».

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ