информационное агентство

Украинцы боятся Донбасса. Что стоит за голосованием против СЭЗ в регионе?

Украинцы боятся Донбасса. Что стоит за голосованием против СЭЗ в регионе?

Украинцы боятся экономического возрождения Донбасса. Со всей очевидностью это показал опрос президента Зеленского, проведённый на местных выборах. Создание свободной экономической зоны в регионе поддержали всего 45% респондентов.

Первым, кто предложил создать СЭЗ в Донбассе, был глава ОПЗЖ Виктор Медведчук. Вслед за ним эту мысль озвучил глава украинской делегации на переговорах ТКГ Леонид Кравчук. Со временем идея была подхвачена Офисом президента и вынесена на всеобщее голосование народа. Результат оказался неутешительным — половина населения выступает против экономического возрождения Донбасса. Отметим, речь шла не о создании СЭЗ на территории ЛДНР, а о территориях региона, подконтрольных украинской власти.

История свободных экономических зон на Украине своими корнями уходит в 90-е годы. Тогда замершую после распада СССР экономику намеревались оживить при помощи этого инструмента. Что такое вообще эти зоны? Свободная экономическая зона — часть территории страны, которая имеет льготные условия для ведения бизнеса. Главная цель СЭЗ — привлечение новых инвестиций, прежде всего иностранных, для стимулирования развития производства и другой экономической активности в регионе. С 1992 по 2005 годы в 12 областях и Крыму функционировало 12 спецзон и 72 территории приоритетного развития (это территории, где специальные льготные условия вводились с целью создания рабочих мест). Однако фактически ни один проект СЭЗ на территории Украины не «выстрелил» так, как это случилось с СЭЗ «Донецк» и территориями приоритетного развития в регионе. Вся мощь донецкой экономики, какой мы её знали до войны, была возрождена при помощи именно этого режима.

Государство предоставляло льготы на налог на прибыль: его резиденты СЭЗ и ТПР не платили первые три года, вторые три шли по 50% базовой ставки: налог на дивиденды составлял 10%; отсутствовал ввозной НДС на оборудование, не было таможенных пошлин и сборов на сырьё. Это позволило ввезти новое импортное оборудование, при помощи которого были реконструированы старые заводы, фабрики и шахты, и выстроить новые крупные предприятия.

Вопреки мнениям о том, что в СЭЗ и ТПР Донбасса входил в основном местный капитал, выдаваемый за иностранный (из офшоров), в регион пришли иностранцы. Специальный режим инвестирования привлёк представителей 24 стран мира. Наибольшие объёмы средств в Донбасс поступили из Германии — 35,9% всех иностранных инвестиций, США — 9,9%, Кипра — 10,8%, Нидерландов — 8,6%, Великобритании — 6,7%, Италии — 3,4%, Австрии — 3,3%, Новой Зеландии — 3,2%, Швейцарии — 2,4%, Британских и Виргинских Островов — (2,1%). Кроме того, для реализации инвестиционных проектов привлекались и средства международных банков, которые составляли 8,8% общей суммы иностранных инвестиций.

Наибольшая активность инвесторов была сосредоточена на горно-металлургическом комплексе. Деньги (здесь речь идёт как раз о местных инвесторах) вкладывались в перспективные шахты, коксохимические и металлургические предприятия. «Краснолиманская», «Красноармейская», «Комсомолец Донбасса», «Шахта имени Засядько» и другие угольные предприятия, Донецкий металлургический завод, Енакиевский, Макеевский, «Истил», металлопрокатный завод и многие другие предприятия отрасли встали на ноги благодаря льготам от СЭЗ и ТПР. Не осталось без внимания инвесторов и машиностроение. В том числе, горное — оснащение угольных предприятий значительно удешевилось, прибыль металлургической отрасли возросла. Цепочка «уголь—кокс—металл» в Донбассе стала сверхприбыльной. Это сказывалось на бюджете Украины, основным донором которого как раз и была металлургическая отрасль, это сказывалось на зарплатах работников шахт и заводов и на возрождении региона в целом. Разумеется, богатели и донецкие олигархи.

Енакиевский металлургический завод

Однако процветали не только шахты и заводы. Возродились пищевые предприятия — кондитерские фабрики «АВК» и «Киев-Конти», производство мяса и колбас, молочной продукции; возродилась текстильная отрасль, предприятия лёгкой промышленности, деревообработка, химические предприятия (гигант отрасли «Стирол»), завод холодильников «Норд».

Пик инвестиционной активности в Донецкой области пришёлся на 2003—2004 годы, основная часть проектов осуществлялась в базовых отраслях промышленности. Первый майдан, так называемая «оранжевая революция», подкосил промышленный взлёт Донбасса. Режим СЭЗ и ТПР был приостановлен тогдашним президентом Виктором Ющенко. На момент его приостановления в регион было привлечено более одного миллиарда долларов инвестиций.

Разумеется, не обходилось без скандалов. Что, впрочем, неудивительно: где крутятся большие деньги, всегда найдутся те, кто готов «провернуть схему». Самый громкий скандал вокруг СЭЗ в Донбассе связан с экспортом мясной продукции. В нулевые мясо и изделия из него ввозились на Украину преимущественно через специальные экономические зоны и территории приоритетного развития. По заявлению Минэкономики, в 2004 году госбюджет недополучил порядка трёх миллиардов гривен из-за нелегального ввоза мяса через спецзоны. При этом почти 90% от общего импорта было ввезено через СЭЗ и ТПР в Донецкой области. Схема была следующая. В СЭЗ действовали льготы по налогам на сырьё. Поэтому некоторые предприятия ввозили мясо под видом сырья, часть из него перерабатывали собственными силами на территории СЭЗ, а остальное — нелегально сбывали в других регионах. Прокуратура Донецкой области даже возбудила дело против одного из таких предприятий из Снежного, которое ввозило на Украину куриные окорочка. Из-за коррупционных схем бюджет не досчитался 400 миллионов гривен. При этом, даже когда льготы для СЭЗ были отменены, три донецких фирмы («Видродження», «Артёмовский мясокомбинат» и компания «Никос») в судебном порядке добились их восстановления и продолжали ввозить мясо в обход пошлин. Одна только компания «Видродження» из СЭЗ «Донецк» за 2006 год получила 900 миллионов гривен льгот по НДС и пошлинам.

После того, как выходцы из Донбасса сумели договориться с Ющенко, режим был восстановлен, привлечение инвестиций в регион продолжилось. Применение СЭЗ и ТПР оказало стабилизирующее действие на Донецкую область, активизировало деятельность многих предприятий, обеспечило работой отечественных подрядчиков, по сути, возродило экономику Донбасса.

Возрождённая, мощная экономика дала толчок активной политической деятельности дончан. Сильный не только экономически, но и политически Донбасс, не входил в планы тех, кто планировал переориентацию Украины на Запад. Просто в силу того, что Донбасс и его жители всегда были ориентированы на Россию. С помощью двух майданов дончане были выброшены из политического поля Украины, война уничтожила его промышленный потенциал.

Владимир Зеленский и его советники, захотевшие вновь использовать инструмент СЭЗ и ТПР для возрождения разрушенного войной региона (акцентируем ещё раз — в опросе речь шла о подконтрольной Украине территории Донбасса), столкнулись с тем, что население не готово дать этим территориям шанс. Половина украинцев не хочет восстановления Донбасса, опасаясь, что возродив промышленность, регион вновь заявит о своих политических амбициях. Смело предполагаем, что эта половина проживает на Центральной и Западной Украине. С большой вероятностью, жители Юго-Востока проголосовали «за».

Нашу убеждённость подтверждают результаты опроса, проведённого Киевским международным институтом социологии накануне местных выборов. 45% украинцев не поддерживают предоставление статуса «свободной экономической зоны» Донецкой и Луганской областям, тогда как поддерживают эту инициативу 33,5%. При этом на западе страны поддерживают такую инициативу 27,1% опрошенных, не поддерживает 53,1%, в центре — 28,1% и 50,8% соответственно, на юге — 37,1% и 32,7% соответственно, на востоке 45,8% поддерживают, 35,5% — нет. Среди избирателей партии «Слуга народа» такую инициативу поддерживают 19,8% опрошенных, 50,6% не поддерживают, среди избирателей партии «Европейская солидарность» — 11,3% и 79,6% соответственно. Среди избирателей партии «Оппозиционная платформа — За жизнь» 68,2% поддерживают, 17,6% не поддерживают, среди избирателей партии «Батькивщина» — 40,7% и 50,2% соответственно.

Что мы имеем в итоге? Всё то же, от чего Украина старалась уйти все эти годы. Ни война, ни шесть лет безудержной пропаганды не смогли сцементировать народ. Украина как была разделена на две части, так и осталась. Центральная и западная часть страны ориентированы на Запад, юг и восток дезориентированы в принципе, но тяготеют к той стабильности, которая была до 2014 года, и которую сейчас олицетворяет ОПЗЖ. Партийные вывески поменялись, предпочтения народа остались теми же. Раскол не ушёл, а только усугубился. Однако возрождения Донбасса (напомним, речь идёт о подконтрольной территории), даже в том усечённом виде, как он есть сейчас, опасаются почти все.

Центр правовой и социальной защиты
ТЕМА ДНЯ
antifashisttm
Антифашист ТВ