Украина: Ещё одно пробитое дно. Продаю череп боевого товарища

Украина: Ещё одно пробитое дно. Продаю череп боевого товарища

На нескольких украинских сайтах объявлений появилось сообщение: «Продаю череп товариша. Разом служили під Іловайськ. Справжній сувенір для справжнього чоловіка. Добре виглядає на робочому столі. Сам обробляв за унікальною технологією. Товариш загинув в Донецькому аеропорті. Череп непошкоджений - побратиму відірвало голову уламком снаряду. Слава Україні!!! Ціна: 15 000 гривень.»

Наверное, это цена жизни для героев АТО. Это ж надо было додуматься, когда побратиму оторвало голову осколком, запаковать голову, затем сохранить, а уже на дембеле обработать до состояния черепа - и распространить объявление по досках электронных объявлений.

А может это цена товарищества украинских побратимов? В конце концов боевой товарищ ещё может пригодится - его оторванную голову можно продать по неплохой цене. Да и другие части тела. И оружие его можно продать. Наверное, и форму, если хорошо отстирать.

Прямо вспоминается Тарас Бульба:

« - Хочется мне вам сказать, панове, что такое есть наше товарищество. Вы слышали от отцов и дедов, в какой чести у всех была земля наша: и грекам дала знать себя, и с Царьграда брала червонцы, и города были пышные, и храмы, и князья, князья русского рода, свои князья, а не католические недоверки. Все взяли бусурманы, все пропало. Только остались мы, сирые, да, как вдовица после крепкого мужа, сирая, так же как и мы, земля наша! Вот в какое время подали мы, товарищи, руку на братство! Вот на чем стоит наше товарищество! Нет уз святее товарищества! Отец любит свое дитя, мать любит свое дитя, дитя любит отца и мать. Но это не то, братцы: любит и зверь свое дитя. Но породниться родством по душе, а не по крови, может один только человек. Бывали и в других землях товарищи, но таких, как в Русской земле, не было таких товарищей. Вам случалось не одному помногу пропадать на чужбине; видишь - и там люди! также божий человек, и разговоришься с ним, как с своим; а как дойдет до того, чтобы поведать сердечное слово, - видишь: нет, умные люди, да не те; такие же люди, да не те! Нет, братцы, так любить, как русская душа, - любить не то чтобы умом или чем другим, а всем, чем дал бог, что ни есть в тебе, а... - сказал Тарас, и махнул рукой, и потряс седою головою, и усом моргнул, и сказал: - Нет, так любить никто не может! Знаю, подло завелось теперь на земле нашей; думают только, чтобы при них были хлебные стоги, скирды да конные табуны их, да были бы целы в погребах запечатанные меды их. Перенимают черт знает какие бусурманские обычаи; гнушаются языком своим; свой с своим не хочет говорить; свой своего продает, как продают бездушную тварь на торговом рынке. Милость чужого короля, да и не короля, а паскудная милость польского магната, который желтым чеботом своим бьет их в морду, дороже для них всякого братства. Но у последнего подлюки, каков он ни есть, хоть весь извалялся он в саже и в поклонничестве, есть и у того, братцы, крупица русского чувства. И проснется оно когда-нибудь, и ударится он, горемычный, об полы руками, схватит себя за голову, проклявши громко подлую жизнь свою, готовый муками искупить позорное дело. Пусть же знают они все, что такое значит в Русской земле товарищество! Уж если на то пошло, чтобы умирать, - так никому ж из них не доведется так умирать!.. Никому, никому!.. Не хватит у них на то мышиной натуры их!

Так говорил атаман и, когда кончил речь, все еще потрясал посеребрившеюся в козацких делах головою. Всех, кто ни стоял, разобрала сильно такая речь, дошед далеко, до самого сердца. Самые старейшие в рядах стали неподвижны, потупив седые головы в землю; слеза тихо накатывалася в старых очах; медленно отирали они ее рукавом. И потом все, как будто сговорившись, махнули в одно время рукою и потрясли бывалыми головами. Знать, видно, много напомнил им старый Тарас знакомого и лучшего, что бывает на сердце у человека, умудренного горем, трудом, удалью и всяким невзгодьем жизни, или хотя и не познавшего их, но много почуявшего молодою жемчужною душою на вечную радость старцам родителям, родившим их.»

И после таких объявлений герои АТО утверждают, что они потомки казаков?

Вы разве можете представить, чтобы казаки продавали черепа своих товарищей на барахолках?

Или вы представляете, чтобы партизаны Ковпака после войны продавали черепа своих убитых боевых товарищей?

В этом вся новая Украина. Ничего не осталось - ни от казаков, ни от Запорожской Сечи, ни от славных побед в Великой Отечественной Войне.

Не осталось ничего. Ни народа. Ни страны. Ни чести. Ни самоуважения.

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ