a
информационное агентство

Турция еще больше обесценила украинскую ГТС. Порошенко счастлив

14.06.18      Денис Гаевский
Турция еще больше обесценила украинскую ГТС. Порошенко счастлив

12 июня в турецком Эскишехире был дан старт работе Трансанатолийского газопровода (TANAP), по которому азербайджанский газ будет поставляться в Турцию, а затем в страны Южной Европы. 

Пока на турецкий рынок будет направлено 6 млрд кубометров газа, через год до границы с Грецией будет поставляться 10 млрд кубов. В перспективе мощность газопровода планируется увеличить до 23 млрд кубов (с 2023 года) и до 31 млрд кубов (с 2026 года).

TANAP, чьим продолжением станет Трансадриатический газопровод (территория Греции, Албании, Италии), является частью Южного газового коридора, который должен диверсифицировать маршруты и источники поставки природного газа в Европу. Проект TANAP резко активизировался после того, как Болгария в 2014 году под давлением Вашингтона зарубила российский проект «Южного потока». Теоретически к проекту TANAP могут подключиться среднеазиатские республики через Транскаспийский газопровод (хотя для газодобывающих стран Средней Азии основным рынком является китайский), а также Иран. Не исключено участие России, если Азербайджан не сможет покрывать потребности турецкого и европейского рынков за счет собственных (плюс иранских и среднеазиатских) источников. Ответвления от TANAP в дальнейшем могут быть проложены в Болгарию и Румынию, получающих ныне значительные объемы российского природного газа через Украину.

Постепенно Турция превращается в крупнейший южноевропейский газовый хаб, ожидая в скором времени завершения строительства двух ниток «Турецкого потока» общей мощностью 31 млрд кубометров (одна нитка – на внутренний рынок, вторая – для транзита в Европу). Помимо получения транзитной ренты, Турция максимально насыщает газом внутренний рынок, способствуя тем самым падению цены на базовый энергоноситель для промышленности и домохозяйств. Нельзя не отдать должное Эрдогану, который крайне эффективно использует географическое расположение страны и добивается заключения очень выгодных внешнеэкономических контрактов.

К европейскому газовому рынку присматриваются также США, пускай он менее маржинальный по сравнению с рынком Азиатско-Тихоокеанского региона. В планах США, наращивающих производственные мощности на Восточном побережье, экспортировать в европейские страны порядка 30 млрд кубометров сжиженного газа уже с 2020 года, что составляет примерно 5-6% потребления газа в Европе. Притом зайти на европейский рынок американцы планируют как с юга (речь идет о терминале на хорватском острове Крк), так и с севера (терминалы в Польше и Литве). Учитывая, что элиты ряда стран ЕС связаны системой персональной лояльности с Вашингтоном и готовы переплачивать по политическим причинам за американский СПГ, последний определенно сумеет занять свою нишу на европейском рынке.

Санкции Вашингтона против Ирана и проекта «Северный поток – 2» («СП-2») направлены именно на то, чтобы ограничить возможности конкурентов по поставкам газа на платежеспособный 500-миллионный европейский рынок и, в идеале, спровоцировать в дальнейшем дефицит энергоносителя в Европе, что взвинтит цены и позволит продавать собственный СПГ с большей маржой. Помимо американских санкций, противники «СП-2» рассчитывают на то, что Дания, ужесточившая в прошлом году экологическое законодательство, не даст разрешение на прокладку газопровода в своей морской экономической зоне, а Еврокомиссия в рамках Третьего энергетического пакета не позволит использовать России «СП-2» более чем на 50% от проектной мощности (хотя, как показывает опыт использования газопровода OPAL, сухопутного участка первой ветки «Северного потока», любые ограничения снимаются в случае форс-мажоров и резкого похолодания).

Запуск TANAP и грядущий приход американского СПГ свидетельствуют о том, что конкуренция на европейском газовом рынке ужесточается, а доля РФ на нем рискует снизится (ныне она составляет примерно треть от общеевропейского потребления – около 190 млрд «кубов»). Сейчас это умозрительные риски, так как в последние годы собственная добыча газа в Европе падает (и продолжит падать, так как Норвегия и Нидерланды из-за сейсмических и экологических рисков ограничивают газодобычу), а тепловую генерацию в странах ЕС активно переводят с угля на газ по экологическим причинам. Кроме того, в Германии идет дискуссия о постепенном закрытии АЭС (опять-таки по экологическим причинам), чьи выпавшие мощности можно компенсировать в первую очередь тепловой генерацией. Однако подобные риски существуют, ведь Южный газовый коридор планирует расширяться наряду с экспортными возможностями США.

Примечательно, что Киев, требующий блокирования строительства «СП-2», угрожающего отобрать у Украины львиную долю транзитной ренты, совершенно не заметил того, как газопроводы обходят территорию страны с юга. Если ранее Украина, обладающая конкурентным преимуществом в виде крупнейших в Европе подземных хранилищ газа (ПХГ), могла претендовать на роль крупнейшего газового хаба не только для Восточной, но и для Южной Европы, то теперь этот статус закономерно переходит к Турции. Посему радость Порошенко, посетившего церемонию запуска TANAP, непонятна.

По его словам, Украина сможет получать азербайджанский газ через Болгарию и Румынию. «Целый регион получит больше безопасности и лучшие энергетические перспективы. Ведь, как мы видим в последние годы, Россия злоупотребляла своими энергетическими ресурсами. Проект «Северный поток – 2» – тому пример. TANAP – это безопасность энергопоставок для всей Европы», – подчеркнул украинский президент.

«Можно предположить, что Петр Порошенко просто недалёкий человек (в украинской политике это не является редкостью) и он не понимает, что запуск ещё одного газопровода в обход Украины лишает его страну транзита 10 миллиардов кубометров газа», – высказался на этот счет эксперт Сергей Белов. «Если прибавить к этим объёмам газ, который пойдёт по российскому проекту «Турецкий поток», то можно смело говорить об утрате Украиной ключевого игрока на рынке транзита газа в Южную Европу. При введении в строй «Северного потока-2» украинскую ГТС можно будет вообще сдавать на металлолом. Таким образом, «энергетическая безопасность» Европы, о которой рассказал Порошенко, будет осуществляться за счёт Украины и в ущерб Украине.

Ясно, что создается дополнительная конкуренция для РФ, но при этом Украина снизит прокачку газа в Турцию и страны Балканского полуострова. Учитывая, что вскоре территорию Украины обойдут и с севера, роль страны в качестве транзитера энергоносителей вообще будет сведена к минимуму. Не стоит забывать и недавнее предложение Софии, кусающей локти из-за несостоявшегося «Южного потока», к Москве о строительстве прямой ветки газопровода по дну Черного моря, что также идет вразрез с экономическими интересами Украины.

Проблема для Украины заключается не только в том, что в результате утраты статуса ключевого транзитера казна получит очередную чувствительную пробоину и вырастут политические риски, но и в необходимости оптимизировать газораспределительную систему, функционирующую на базе газотранспортной (газопроводы низкого и среднего давления, работающие на основе магистральных газопроводов высокого давления). А это риск оставить без газоснабжения ряд регионов страны. Хотя, с другой стороны, многие ли домохозяйства смогут позволить себе газоснабжение и централизованное отопление и горячее водоснабжение, если цена природного газа в угоду МВФ и украинского олигархического капитала будет повышена еще в полтора раза, до 10,5-11 тысяч гривен за тысячу кубометров?

Поскольку Киев упустил время для принятия эффективных решений, позволяющих сохранить статус ключевого транзитера, остается уповать разве что на резкий рост потребления газа в Европе, что позволит сохранить те объемы прокачки газа, при которых украинская ГТС в нынешних параметрах не будет дотационной. Впрочем, принимая во внимание вышеописанные тенденции на европейском энергетическом рынке, эта перспектива на самом-то деле не такая уж и фантастическая.

Центр правовой и социальной защиты
ТЕМА ДНЯ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ