информационное агентство

Трещины евроатлантической солидарности: ЕС вырывается из чрезмерной опеки США

07.01.18      Антон Антонович
Трещины евроатлантической солидарности: ЕС вырывается из чрезмерной опеки США

Приход к власти в США несистемного президента Дональда Трампа ознаменовал появление целого ряда противоречий между, казалось бы, незыблемыми союзниками в лице Штатов и Евросоюза.

Председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер в интервью Der Spiegel так охарактеризовал нынешний уровень отношений ЕС и США: «Трамп  является партнером, которого непросто как-то квалифицировать. Политическим ремеслом – в благородном смысле этого слова – в отличие от нас в Европе он владеет немного по-другому. Его образ действий принуждает европейцев к иному уровню ответственности. Нас не прижали к стене, но, выражаясь формулировками немецкого канцлера, мы больше не можем полагаться на США так, как раньше».

Началось все с того, что Трамп потребовал от союзников по НАТО увеличить расходы на оборонный сектор до оговоренных нормативными документами Альянса 2% от ВВП, мотивируя это необходимостью экономить средства американских налогоплательщиков. 

Требование Трампа вызвало закономерное недовольство ключевых игроков Евросоюза. Ответом ЕС стала резолюция Европарламента от февраля 2017 года авторства Ги Верхофстадта, экс-премьера Бельгии, о создании общей армии ЕС вне НАТО. Уже к концу прошлого года появились первые контуры европейского оборонного союза под названием PESCO. Примечательно, что создание PESCO поддержали наиболее верные американские союзники на Европейском континенте в лице стран Балтии: видимо, Вильнюс, Рига, Таллин хотят подстраховаться на случай отказа Вашингтона от предоставления Европе в целом и Прибалтике в частности оборонного зонтика.

Точно таким же удивлением стало голосование Литвы и Эстонии (Латвия не голосовала) против американской резолюции в ООН о признании Иерусалима столицей Израиля. Напомним, что указ Трампа о признании Иерусалима израильской столицей вызвал критику со стороны Ангелы Меркель и Эммануэля Макрона, указывавших на необходимость не делать столь резких шагов, способных усилить дальнейшую дестабилизацию Ближнего Востока, а решать все вопросы политико-дипломатическим путем. Разгадка поведения прибалтийских государств в данном случае, по всей видимости, в том, что страны Балтии, выбирая между персональной лояльностью Штатам и продолжением дотирования от Берлина и Парижа (в меньшей степени), сделали выбор в пользу финансов.

Рискнем сделать предположение, что страны Балтии в среднесрочной перспективе будут больше ориентироваться на Берлин и Париж, чем на Вашингтон. Германия и Франция в ближайшие годы наверняка увеличат свой политический, экономический, военный вес внутри ЕС после выхода «смотрящего» от Штатов за Европой в лице Великобритании в 2019 году и в результате анонсированной реформы имени Макрона-Меркель, которая де-факто предполагает создание Соединенных Штатов Европы.

Еще одним подтверждением тезиса о переориентации стран Балтии на столицы континентальной Европы стал отказ Вильнюса, Риги, Таллина от блокирования строительства газопровода «Северный поток – 2». Прибалтика сняла свои политически мотивированные претензии к данному проекту, указав, что не будет возражать против его строительства, если все будет происходить в рамках постановлений Еврокомиссии и Третьего энергетического проекта. А это, с высокой долей вероятности, означает, что Германия через несколько лет станет крупнейшим газовым хабом Европы, проложив до своей границы две ветки «СП-2» (кстати, наверняка в ФРГ ознакомились с последним заявлением так называемого замминистра Украины по вопросам временно оккупированных территорий Юрия Грымчака о намерениях Киева взорвать транзитный газопровод в 2014-2015).

Споры между ключевыми игроками ЕС и США прослеживаются также во внешней политике. Это проявилось после того, как Дональд Трамп начал пересматривать целый ряд соглашений, достигнутых при предыдущем президенте Бараке Обаме. 

В частности, Трамп настаивает на пересмотре ядерной сделки с Ираном и вводит против исламской республики новые санкции. В то же время Европа в лице Меркель и Макрона настаивают на необходимости сохранить в полном объеме все достигнутые при Обаме соглашения. 

Точно такая же ситуация в случае с Кубой, с которой снял более чем 50-летнюю блокаду Обама под конец своей каденции. Трамп, в свою очередь, ввел ряд новых торговых, финансовых и туристических ограничений против Гаваны. Однако Верховный представитель ЕС по вопросам внешней политики и политики безопасности Федерика Могерини в ходе своего двухдневного визита на Кубу 4 января подвергла критике политику эмбарго США в отношении острова. По мнению Могерини, блокада является незаконным и устаревшим средством, что приводит лишь к ухудшению жизни простых кубинцев: «Европейцы часто говорили об этом своим американским друзьям, мы объясняли это также и в ООН. В противовес всем тем, кто строит стены и закрывает двери, мы, европейцы, строим мосты сотрудничества и диалога и открываем ворота». 

Отличаются также подходы США и ЕС к северокорейской ядерной программе. Несмотря на то, что и официальный Брюссель, и официальный Вашингтон ужесточают санкции против КНДР, риторика европейцев куда более мягкая и направлена на поиск решения политико-дипломатическим путем в отличие от американцев, предпочитающих силовые давление. Кстати, Ким Чен Ын, выступивший с инициативой прямых переговоров с Южной Кореей, обыграл Трампа. Пока президент США мерялся ядерными кнопками с КНДР, Пхеньян не только предложил без посредников обсудить участие спортивной делегации на зимних олимпийских играх, но предложил продолжить диалог и по другим межкорейским вопросам. Лидер КНДР Ким Чен Ын распорядился создать необходимые условия для улучшения отношений с Южной Кореей. Об этом сообщило Центральное телеграфное агентство Кореи (ЦТАК). Трампу осталось разве что снова прибегнуть к твиттеру, где он тут же приписал себе все заслуги в начале диалога между двумя Кореями: мол, без демонстрации силы США переговоры бы и не начались. Сомнительный тезис твиттер-президента.

Кстати, о санкциях, а именно о санкциях против России. Если в странах ЕС все громче раздаются голоса о необходимости снимать санкции с РФ (как минимум частично, как об этом говорил глава МИД ФРГ Зигмар Габриэль – по мере продвижения Минских соглашений, не выполняемых по вине киевских властей), то США постепенно расширяют собственные санкционные списки и готовят серьезный удар по представителям российского крупного капитала уже в феврале этого года.

Не все в порядке в отношениях США и ЕС в сфере экономики и бизнеса. Так, после победы Трампа были свернуты переговоры относительно соглашения TTIP (Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство). Кроме того, не первый год между США и ЕС продолжается «война штрафов»: широкий резонанс получили истории о наложенных в США многомиллиардных штрафах в отношении Volkswagen, BNP Paribas, Deutsche Bank – на что ЕС ответил штрафами против Apple и Google.

Где находится предел обострения отношений США и ЕС – сказать, на самом-то деле, затруднительно. Ситуация будет зависеть во многом от развития внутриполитического сюжета в США. Раскол внутри американских элит виден невооруженным взглядом, а это значит, что уже в следующем политическом цикле условные глобалисты могут взять реванш у условных изоляционистов, чьим ставленником является Трамп. Если это произойдет, то ситуация может быть «отыграна», и стороны вернутся к модели взаимоотношений, существовавшей при Буше-младшем и Обаме. 

И последнее. Сложившийся статус-кво после избрания Трампа теоретически позволяет Украине сыграть на противоречиях между ЕС и США. Что позволит расширить пространство суверенных решений, а для украинских «верхов» – это возможность выскочить из-под занесенного над ними ножа деолигархизации. Но подобный внешнеполитический маневр слишком сложен для интеллектуально несостоявшихся украинских «элит», оказавшихся у руля государственной машины волею случая.

Центр правовой и социальной защиты
ТЕМА ДНЯ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ