Тихий ужас микрорайона Тихого

Тихий ужас микрорайона Тихого

Улица Щипачева, дом №2. Девятиэтажка на краю микрорайона Тихий на Петровке. Это не «красная зона», здесь не падают снаряды каждый день.

Хотя тот, кто расчерчивал военный Донецк на зоны, где жить «смертельно опасно», просто «опасно» и «все гуд», вероятно, только по иронии судьбы забыл окрасить этот микрорайон в «красный» цвет. Третий год с начала военных действий здесь не пьют чай, сидя перед окном в кухне. С наступлением темноты улица вымирает до такой степени, что в квартире на последнем этаже слышно, как где-нибудь на улице шелестит гоняемый ветром выброшенный пакет. И местные жители, куря возле подъезда, уже привычно считают пролетающие над головами снаряды и мины.

Курят уже не нервно, как дважды в одну реку не войдешь, так дважды невозможно испытать один и тот же шок, выкручивающий и душу, и тело, который испытали местные жители в одну августовскую ночь 2014 года. Тогда, когда их дом был обстрелян так сильно, что часть квартир просто рухнула. Пострадала и детская площадка, в горке все еще зияет дырка. На лавочке у дома сидят старожилы, среди них – две тезки, две Валентины Александровны. Просят их не снимать, потому что в этом «тихом» месте Тихого все настолько сдружились и сроднились, что и на улицу спокойно выходят в домашней одежде и с бигудями на голове. Вид не для камеры. Но общаются охотно, хотя о том, что им пришлось пережить, с большим удовольствием они бы хотели забыть. Вырвать из памяти, как исписанную в черновике страницу, и переписать все с чистого листа, где никогда и никто не нажал бы кнопку спускового механизма артиллерийских установок.

- Стреляли со стороны Еленовки, - говорит одна.

- Да, из Еленовки, - подтверждает другая.

В августе 2014 года Еленовка, как известно, еще какое-то время была под контролем ВСУ.

Сейчас у подъезда аккуратно стоят новенькие стройматериалы, ожидающие своего часа.

Разрушенный Украиной дом восстановят за счет российских стройматериалов

По эту сторону дом практически цел, разве что окна одно время были выбиты. Но со стороны двора картина другая. С одного бока снаряд попал в квартиру на первом этаже, с другого – на втором. Они разрушены и выжжены. В самом сердце жилой высотки разрушенные плиты перекрытия между восьмым и седьмым этажами рухнули на шестой, таким крестом три квартиры на одном стояке простояли два года. Помню, как в прошлую мою поездку рядом с этим чудовищным разрушением на балконе соседней квартиры спокойно курил человек. По истине, ко всему привыкаешь. А сейчас в квартире неподалеку также спокойно сушатся выстиранные вещи на бельевой веревке…

Сейчас ремонт здесь уже начат, рухнувшие плиты убраны, появилась новая кирпичная стена внутри. До полного восстановления еще, конечно, далеко. Если присмотреться, можно разглядеть и остатки былой обстановки – кондиционер, обои… В таких местах все же не поворачивается язык пошутить над «взорвавшимся кондиционером», и не только потому, что причина разрушений была, естественно, не в нем. Люди пережили настоящий ужас в ночь 12 августа 2014 года, когда эти квартиры рухнули.

Был теплый и душный вечер. Жильцы дома №2 по улице Щипачева собрались на лавочках у дома, слушали канонады, надеялись, что их беда обойдет стороной. По домам разошлись только в начале десятого вечера. Кто-то успел уйти в ванную, кто-то – включить телевизор или лечь спать, как вдруг раздались взрывы… «Выбежали, кто в чем, не поняли, что происходит, просто грохот был страшный, дом трясся, стекла вылетели, спускались сверху по лестнице, на лифте, на пятом этаже двери вынесло, женщину сильно порезало обломками. Мы не знали, что делать, куда бежать. Взрывов было несколько, и дом так сильно трясло… Когда чуть затихло, все, кто был, мы побежали в психушку (больница через дорогу – прим. автора), спрятались там в убежище. Из нашего дома, к счастью, никто не погиб, но пострадавшие были. Когда все закончило и мы вышли, это было ужасное зрелище: кругом ветки валяются, осколки, дом пустой, весь побитый, стекол нет, у кого-то двери выбило, у кого-то квартиры не стало… Это не передать словами, какой был кошмар. Мы крались обратно по этим веткам, обломкам, и не знали, что будет дальше, можно ли идти. И во двор попало на детскую площадку, там до сих пор горка стоит дырявая».

После таких рассказов всегда смешанные чувства, но выделяются особо - гнев за несправедливость, павшая на головы мирных людей Донецка, и настоятельное желание притянуть в такие места представителей ОБСЕ, заставив выслушать реальных людей реального Донбасса. Прощаюсь с ними, выслушивая человеческое: «Спасибо! За то, что вы делаете, за то, что говорите о нас правду». И иду дальше. Теперь – непосредственно в гости к жильцу этого дома.

Яна Шевчишина - мать-одиночка. Вместе с полугодовалым сыном Кириллом они живут здесь в съемной квартире, родной дом Яны находится дальше, на самой линии огня по улице Марка Озерного. Вот там уже «официально» «красная зона», и молодой маме с ребенком в таком месте сейчас находиться просто нельзя. Сколько снарядов падало во двор – она не считает, один из них посек крышу, взрывными волнами не раз выбивало стекла, но сам дом остался цел. Сейчас в доме Яны живут ее друзья из Харькова, которым тоже больше податься некуда.

Сама женщина переехала в дом по Щипачева, когда сыночку исполнилось два месяца. Квартиру соседей Яны по тамбуру разрушили прямым попаданием в ту роковую ночь 2014 года. А в этой – жили ее знакомые, они и пригласили Яну пожить здесь, а заодно и за квартирой присмотреть. Вскоре попросили коммунальные услуги оплачивать, а потом и еще копеечку сверху давать. Немного, но бюджет Яны, получающей пособие матери-одиночки в 1700 рублей, не позволяет снимать еще и квартиру. К тому же маленький Кирюша постоянно нуждается в дорогостоящих лекарствах, у крохи врожденный туберкулез. Часть лекарств выделяет больница, но поддерживающие препараты для печени нужно покупать самой. Поэтому она не отказывается от помощи, которую для нее также собирает человек доброй воли, донецкий волонтер Андрей Лысенко, связаться с ним можно по телефону 050-47-48-533, его страничка в ВК.

У Яны удивительно тонкий, кукольный голос. Вся наша беседа со стороны, наверно, могла показаться сценой из какого-то фильма: хрупкая женщина с кукольным голосом покачивала детскую коляску у дома, в котором побывала война… Пока мы разговаривали, мимо нас еще проходили люди, кто-то гулял с ребенком, кто-то нес домой пакет с продуктами. Проехали несколько машин. Неподалеку от дома работали асфальтоукладчики (донецкие «террористы» снова коварно прокладывают дороги в своем военном городе). Война идет, а жизнь продолжается.

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ