информационное агентство

The Spectator (Великобритания): гонка по созданию вакцины от Covid превратилась в глобальную борьбу за власть

11.09.20      INOSMI.ru
The Spectator (Великобритания): гонка по созданию вакцины от Covid превратилась в глобальную борьбу за власть

Вакцина против коронавируса могла бы стать глобальным научным проектом. Но она превратилась в современную версию Большой игры — в борьбу между странами за власть и влияние. И эта игра ещё только началась, считает автор.

Возможно, эта самая амбиционная пьеса в политическом театре современности. В конце следующего месяца, примерно за неделю до того, как американцы выберут своего следующего президента, мы могли бы увидеть Дональда Трампа, стоящего на лужайке у Белого дома перед группой доброжелательно настроенных журналистов. Он закатает рукав и, почти не морщась, с торжественным видом посмотрит в камеру, пока медсестра будут умело вводить ему недавно лицензированную американскую вакцину от коронавируса. «Мы сделали это, — объявит он, добавив, что вот-вот начнётся программа самой массовой вакцинации в истории. — Американской вакциной, которая снова сделала Америку великой».

Притянуто за уши? Смешно? А может, и нет. Хотя на этой неделе испытания британской оксфордской вакцины были приостановлены, работа над другими идёт по плану. Трамп дал самый что ни на есть прозрачный намёк на то, о чём он думает, заявив в понедельник: «У нас скоро будет вакцина, возможно, ещё до особой даты. Вы знаете, о какой дате я говорю». Если он провернёт дело с вакциной к выборам, то будет далеко не одинок в извращении и искажении иммунологии в погоне за идеологией. Владимир Путин уже получил российскую вакцину (под названием «Спутник V») и даже опробовал её на одной из своих дочерей. На пекинской торговой ярмарке, проходящей на этой неделе, китайцы широко представили две свои перспективные вакцины. Пока англичане, судя по всему, споткнулись, французы и немцы изо всех сил стараются протащить свои вакцины в начало очереди.

Вполне возможно, что гонка по созданию вакцины для борьбы с Covid-19 началась как серьёзная научная работа, но она начала «мутировать» (это немного похоже на то, как иногда мутируют сами вирусы), превращаясь в нечто другое — в беспощадную геополитическую игру, в которой страны идут друг против друга. Подобно медицинской версии космической гонки, она превратилась в битву за престиж, которая покажет, какая страна самая умная и какая страна сможет заставить остальной мир делать прививки её вакциной.

Разрабатывать вакцины всегда было трудно, и на это всегда уходило много времени. И с вирусом Covid-19, как разновидностью обычного ОРВИ, всегда было особенно сложно. Однако когда пандемия начала распространяться по всему миру, произошло ещё кое-что. В условиях, когда общество оказалось в изоляции, а экономика рушилась невиданными темпами, мировые лидеры начали паниковать. Им нужна была вакцина, причём немедленно. И теперь, чтобы получить эту вакцину, они уже не проявляли особой щепетильности — действовали в обход правил и шли по лёгкому пути.

Всемирная организация здравоохранения пытается привлечь страны к участию в своей программе Covax, обеспечивающей быстрый и равный доступ к вакцине, в рамках которой они могли бы сотрудничать друг с другом. Пока эти попытки в основном не дают результатов. Конечно, Норвегия и Канада могли бы сотрудничать, но великие державы и даже средние интереса к этому больше не проявляют. Их интересует победа. О намерениях стран, разрабатывающих эти вакцины, свидетельствуют даже названия потенциальных вакцин, изобилующие символикой космической гонки времён холодной войны.

Американская программа разработки вакцины называется «Операция скорость света» (Operation Warp Speed) — намёк на «Звёздный путь», что вряд ли останется незамеченным. И если саму вакцину назовут «Аполло», никто вообще не должен удивиться. Российская вакцина «Спутник V» названа в честь спутника, который ошеломил мир в 1957 году и до сих пор считается вершиной научных достижений Советского Союза. Вакцина вызвала иммунный ответ у всех 76 человек, на которых её испытывали, но самопровозглашённая победа Москвы, похоже, немного преждевременна, поскольку никаких научных данных пока не опубликовано. Сейчас вакцину «Спутник V» получают 40 тысяч человек, и первые результаты испытания ожидаются в следующем месяце. Это означает, что кремлёвская вакцина формально является первой официально одобренной, хотя её эффективность пока не доказана. Но мы можем поверить на слово Путину — он объявил, обращаясь к членам своего кабинета министров, что вакцина «Спутник V» «работает достаточно эффективно, помогает выработать сильный иммунитет, прошла все необходимые испытания». Его дочь, добавил он, «чувствует себя хорошо».

Возможно, скептики будут смеяться, но «Спутник V» сегодня считается одной из самых передовых из 34 вакцин, проходящих клинические испытания, наравне с британской вакциной-кандидатом. Обе вакцины действуют одинаково: в них используются аденовирусы (семейство вирусов, вызывающих ОРВИ), изменённые таким образом, что они не могут реплицироваться, и поэтому их ДНК кодирует спайковый белок Sars-CoV-2. Это вызывает иммунный ответ, который должен предотвращать инфицирование коронавирусом.

Британскую вакцину под названием AZD1222, разрабатывает компания «АстраЗенека» и Оксфордский университет. Можно ли будет добиться, чтобы она не давала побочных реакций, обнаруженных на этой неделе, пока неясно. До этого «оксфордская вакцина» (самое патриотическое название, какое только можно пожелать) уже превратилась в символ национальной гордости. Всегда оптимистичный Мэтт Хэнкок (Matt Hancock) заявил, что вакцина, скорее всего, будет готова в «первые месяцы следующего года». Может, министр здравоохранения переключится на поддержку кембриджской вакцины?

Между тем, при разработке двух ведущих китайских вакцин-кандидатов использована так называемая «технология инактивированной вакцины», традиционная методика, используемая в лечении таких заболеваний, как грипп и корь. Научные исследования здесь не столь передовые, как американские или европейские проекты, но силой Китая может оказаться его способность мобилизовать имеющиеся у него огромные ресурсы, включая десятки тысяч «готовых принять участие добровольцев» из Народно-освободительной армии, что позволит выполнить работу в темпе блицкрига. Иногда скорость имеет такое же значение, как и научные исследования, и китайская вакцина может служить тому примером.

Насколько важна эта гонка, можно мгновенно понять, рассмотрев несколько сценариев. Представим, что Китай создал первую эффективную вакцину. Может ли кто-нибудь представить себе Трампа, который звонит по телефону, чтобы поторговаться с президентом Си Цзиньпином и договориться о поставке 300 миллионов доз? Сможет ли он заставить себя признать, что его собственную вакцину «Операция скорость света» создать к крайнему сроку в январе не успеют? Если российская вакцина «Спутник V» окажется эффективной (а заключение в «Ланцете» на этой неделе было положительное), сможем ли мы увидеть, как США, ЕС и даже Китай обратятся в Кремль с просьбой обеспечить им полный доступ к вакцине? Или Британия решит, что стоит подождать несколько недель и посмотреть, как там дела у ребят в Оксфорде?

Да, Путин хочет славы. А кто её не хочет? В Великобритании, ставшая одной из развитых стран, власти которых в условиях пандемии Covid-19 отличились тем, что действовали непоследовательно и предпринимали непродуманные меры, оксфордская вакцина даёт шанс на мгновенное улучшение ситуации. И тогда Борис Джонсон и Хэнкок могли бы торжественно заявить, что изобретательность британцев снова спасает мир (всякий раз, когда Великобритания оказывается в особенно безнадёжной ситуации, в газетах чудесным образом появляется сообщение о том, что вакцина почти готова). Французская вакцина в одно мгновение обеспечила бы переизбрание Эммануэля Макрона, а Ангела Меркель, вне всякого сомнения, искренне пожертвовала бы немецкую вакцину Всемирной организации здравоохранения, незаметно стараясь сделать так, чтобы немецкие химические гиганты подставили мировой рынок, задрав втридорога цены на основные ингредиенты.

Разумеется, Россия и Китай впереди планеты всей и в промышленном шпионаже — в тёмном искусстве хакерских взломов компьютерных систем крупных западных компаний и кражи их интеллектуальной собственности. Поэтому неудивительно, что такому взлому недавно подверглась и база данных разработчиков оксфордской вакцины. Уже есть сведения о китайских шпионах, выслеживающих информацию о вакцинах, которые разрабатывают компании «Модерна» (Moderna) и «Пфайзер» (Pfizer), и об американцах, пытающихся скупить ведущие немецкие биотехнологические лаборатории. Тайно будет совершаться гораздо больше махинаций. Спецслужбы всегда делали грязную работу для великих держав — кража медицинских данных из лабораторий должна быть как раз по их части.

Вопрос о том, зарабатывает ли кто-нибудь на вакцине реальные деньги, остаётся открытым. В компании «АстраЗенека» уже заявили, что если оксфордская вакцина окажется эффективной, её будут продавать по «себестоимости», то есть, примерно по 2,25 фунта за одну дозу. Председатель Си заявил, что китайская вакцина Китая будет «глобальным общественным благом». Вряд ли какая-то страна или компания попытается получить огромные прибыли от самой вакцины. Был бы слишком велик риск негативной реакции. Реальная выгода будет в другом. Изобретение первой вакцины обеспечит и лидеру страны, и самой стране моральный и политический авторитет, ведь спасение мира — великое дело. В демократических странах сразу же будут обеспечены и переизбрание, и след в истории. Трамп превратится из непредсказуемого, хвастливого и буйного хулигана в государственного деятеля и мирового лидера. То же самое можно сказать и о Джонсоне. Для авторитарных режимов — а Россия и Китай относятся к этой категории стран — создание вакцины ещё важнее. Китай больше не будет страной, в которой делают дешёвки.

Конечно, к вакцинному национализму не следует относиться слишком снисходительно. Во всём этом можно наблюдать ребяческое, патриотическое «надувание щёк», да и мотивы могут быть далеко не чистыми, но ведь чем больше конкуренции, тем лучше, так? Потому что именно в условиях конкуренции можно добиться результатов. Благодаря космической гонке люди высадились на Луну, и развитие науки, благодаря которому они там оказались, положило начало массовой разработке технологий, которые до сих пор преобразуют мир. Инновации происходят не в вакууме. Для этого нужны ресурсы, решительность, целеустремлённость и цель.

Если в результате гонки по созданию вакцины Трамп, Путин или Си будут на мировой арене выглядеть лучше, разве это так плохо? Получив вакцину, мы всё равно выиграем. И если у них возникнут проблемы с её распространением и доставкой, это, вероятно, не будет иметь большого значения. (Хотя, наверное, некоторые вакцины должны храниться при температуре — 80°C, что вызывает вопрос о том, достаточно ли в мире морозильных камер).

Во время холодной войны Запад не смог сохранить в тайне даже технологию создания ядерного оружия. Вряд ли кто-то сможет долго хранить в тайне формулу вакцины, производимой сотнями миллионов доз. Конкуренция даёт свои результаты, а конкуренция между странами ничем не отличается от любой другой.

Однако чрезмерное националистическое хвастовство вполне может подорвать общественное доверие. Если надо будет вводить себе внутривенно какой-то препарат, большинство из нас предпочло бы, чтобы решение о том, безопасен он или нет, принимали не политики, а учёные. Возможно, в России и Китае у людей нет особого выбора, хотя в российском профсоюзе работников образования уже заявляют, что нельзя никого принуждать к вакцинации. На Западе всё будет по-другому. Многие люди будут сомневаться, стоит ли делать прививку вакциной «Дональд» или же вакциной «Борис».

Все эти попытки, как и в случае с оксфордской вакциной, могут сопровождаться сложностями. Ведь на разработку, испытание среднестатистической вакцины и получение разрешения на её использование уходит около десяти лет. Сейчас есть явное желание забыть об этом и поверить в то, что вот-вот на помощь придёт вакцина. Даже учёные немного забегают вперёд. Прежнее заявление разработчиков вакцины из Оксфорда, согласно которому вероятность, того, что их вакцина эффективна, составляет 80% и что она, возможно, будет готова к концу этого месяца, сейчас кажется высокомерным. Но если в гонке по созданию вакцины победит какая-нибудь страна, это может определить расстановку сил в мире на следующее десятилетие, а возможно, и дольше.

Вакцина против коронавируса Covid-19 могла бы стать глобальным научным проектом. Но она превратилась в современную версию Большой игры — в борьбу между странами за власть и влияние. И эта игра ещё только началась.

Мэттью Линн (Matthew Lynn)

Центр правовой и социальной защиты
ТЕМА ДНЯ
antifashisttm
Антифашист ТВ