Суд по делу 2 мая: Как потерпевшие оказались на скамье подсудимых

30.04.16      Артем Бузила
Суд по делу 2 мая: Как потерпевшие оказались на скамье подсудимых

Малиновский районный суд Одессы в очередной раз наплевал на закон и оставил под стражей пятерых активистов Куликова поля, обвиняющихся украинским правосудием в организации массовых беспорядков 2 мая.

Точнее, нет, - предположительно активистов: многие из томящихся за решёткой отказываются признавать себя «куликовцами», а утверждают, что 2 года назад просто проходили мимо эпицентра событий и угодили за решётку лишь по воле случая. Суд не принял во внимание, что доказательная база как минимум по двум из обвиняемых – россиянам Евгению Мефёдову и Максиму Сакауову – отсутствует в принципе. «Вина» первого «доказана» берцами и военной формой, найденной у него дома при обыске. При этом активным участником акций Евгений себя не называет, якобы он просто прогуливался по центру Одессы и случайно попал в гущу событий. Второй россиянин, Сакауов, своё участие в акциях 2 мая не отрицает, но присутствие на Греческой площади (первый эпицентр столкновений) связывает с охраной общественного порядка. Тогда он был участником казацкой общественной организации, имевшей абсолютно легальное, одобренное муниципальными властями разрешение на такого рода деятельность.

Даже «свидетель» обвинения, Александр Посмиченко, оговорив немалое количество своих бывших соратников, не узнал в россиянах участников массовых беспорядков.

Но суд решил, что все пятеро, в том числе и россияне, могут бежать от следствия, совершить новые преступления и т.п. Стандартный набор ничем не подкреплённых, взятых с потолка выдумок - такие же мотивы приводят, когда оставляют в тюрьме других политзаключённых.

Отмечу, что судебное рассмотрение дела о массовых беспорядках для меня – момент довольно личный. И не только потому, что я жил и вырос в Одессе, а 2 мая в огне погибло почти 50 моих земляков. А потому что с теми, кто сегодня находится на скамье подсудимых, я лично познакомился в тюрьме. В частности, упомянутый Сакауов почти полгода делил со мной одну камеру. 

Но с «проукраинскими» активистами, сторонниками Евромайдана мне познакомиться не удалось. Как так? Может, в СИЗО нас, «сепаратистов» пытались строго-настрого разводить по отдельным камерами и коридорам, дабы не возникало политических конфликтов? Или министр МВД Арсен Аваков врёт, когда утверждает, будто следственные и судебные рассмотрения ведутся в отношении в том числе и представителей «Правого сектора»?

Ответ прост: взяты под стражу сегодня только активисты Антимайдана, тогда как ни один – подчёркиваю, НИ ОДИН – представитель проевропейских активистов не находится даже под домашним арестом. И это при том, что доказательной базы, чтобы уже вынести обвинительный приговор, по отдельным лицам более чем достаточно. Например, по господину Ходияку, который стрелял по прятавшимся в Доме Профсоюзов из ружья. Или девушкам, разливавшим с улыбкой на лицо коктейли Молотова. Или советнику главы Одесской СБУ Андрею Юсову, призывавшему навести «гражданский порядок» на Куликовом поле. Действия этих людей реально, напрямую, даже не косвенно, привели к гибели почти 50 одесситов. Но уголовное законодательство для них не писано, никто не находится даже под домашним арестом.

Когда же судьи осмеливаются выпустить обвиняемых под залог – в связи с отсутствием реальных доказательств и в связи с наличием маломальской совести – приходят вооружённые до зубов радикалы и заставляют судей под физическим давлением пересмотреть собственное же решение. Хотя его не то что пересмотреть нельзя - даже апелляцию с точки зрения закона не может быть подана. 

Таким образом, молодые парни могут провести за решёткой до 7 лет, сколько позволяет санкция статьи о массовых беспорядках. Ведь приговорить к реальному сроку их не за что, даже используя самые натянутые и высосанные из пальца доказательства. Оправдать – тоже, иначе судьи лишатся как минимуму должностей, а как максимум – жизни.

В итоге дело 2 мая 2014, спустя 2 года после трагедии, на проверку оказывается главным показателем деградировавшей судебной системы Украины, основа которой – двойные стандарты, кощунство, правовой нигилизм. Убийцы одесситов – на свободе. Пострадавшие – в тюрьме. Те, кто могут говорить правду открыто – в эмиграции. Такая она – Одесса после 2 мая. Такая она – Украина после Майдана.

Артем Бузила

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ