Стефан Бандера: идеолог «фехтования на геноцидах»

13.07.16      Владимир Скачко
Стефан Бандера: идеолог «фехтования на геноцидах»

Рваные носки президента Украины Петра Порошенко у памятника жертвам Волынской резни в Варшаве не смогли ни разжалобить и помочь ему получить больше денег у НАТО, на саммит которого он прибыл в польскую столицу, ни наполнить сердца поляков доверием к нему и пониманием «хероев майдана». Более того, Украина и Польша оказались на пороге самого гнусного соревнования – «фехтования» на геноцидах. Гнусного и в высшей степени бесчеловечного выяснения, кто кого -- поляки украинцев или украинцы поляков, «перегеноцидил». То есть резал с большими остервенелостью, озверением и ожесточением.

А помешали взаимному пониманию и накалили украинско-польские отношения взятые современным Киевом на идеологическое вооружение идеи одного человека, который ни минуты не был гражданином государства, часть элиты которого его сегодня обожествляет (Украины), закончил жизнь апатридом (в Германии), а до этого всю жизнь прожил в гражданстве страны (Польши), которую люто ненавидел и граждан которой призывал нещадно изничтожать. Зовут человека Стефан Бандера. Так его имя официально писали в Польше, а в Украине, естественно, навсегда переназвали Степаном. В 2010 году президент Украины Виктор Ющенко мелочно, но нагло и провокативно, чтобы напоследок плюнуть в душу «моей нации» за то, что она его прокатывала на повторных президентских выборах, даже присвоил Бандере звание «Герой Украины». Но через год бедного Стефана-Степана звания лишили. Официально за то, что ни дня не был гражданином Украины, как того требует статут звания...

И действительно: Бандера, собственно, в Украине, на территории ее предшественницы -- УССР, во Львове, присоединенном в 1939 году после разгрома и уничтожения Польши Советским Союзом и Германией, пробыл всего несколько дней и уже в октябре 1939-го перебрался в Краков. Отказался, значит, бороться за независимую Украину в Украине советской. А может, просто благоразумно испугался советских чекистов, которые однозначно обошлись бы с ним покруче, чем польская дефензива, и потому решил продолжить борьбу в Польше. Но в Кракове Польши официально тоже уже не было. Зато там был «Третий рейх» Адольфа Гитлера, знакомый беглецу не понаслышке идеал, с которым он связывал возрождение Украины. Для чего в 1932 году и прошел курс обучения под руководством германских инструкторов в разведшколе в немецком тогда Данциге (Гданьске).

Школа, похоже, была хорошая, человеконенавистничество и нацизм прививала отлично и навыки смертоубийства и террора давала отличные. Во всяком случае, Бандера сотоварищи в уже в 1936 году организовал и провел успешный теракт (атентат) министра внутренних дел Польши Бронислава Перацкого, за что и получил в польском суде сначала смертную казнь, потом – пожизненное заключение, из которого его и освободили войска негласного хозяина, политического и идеологического кумира – Гитлера, чьи войска и освободили всех узников тюрьмы в Брестской крепости.

Вот так вот лихо и замысловато закручена история извечного украинско-польского противостояния, которое в годы Второй мировой войны переросло во взаимное истребление мирного населения, в котором украинцы однозначно одержали страшную «победу». Она и вошла в историю как Волынская резня 1943 года -- уничтожение нескольких десятков тысяч (по разным подсчетам от 50 до 100 тысяч) ни в чем не повинных мирных жителей силами Украинской повстанческой армии (УПА), которая к тому времени стала боевым крылом именно бандеровской части Организации украинских националистов -- ОУН(б). На Волыни и в некоторых соседних регионах вооруженные и озверевшие от крови украинцы убивали людей, нередко своих односельчан-соседей, только за то, что те – поляки. Не щадили ни мужчин, ни стариков, ни женщин, ни детей. В ответ поляки, объединенные в подпольную националистическую Армию Крайову (АК) начали ответные и аналогичные акции уже осенью 1943-го на той же Волыни, а весной провели акции возмездия против украинцев юго-восточной Польши, где до 30% населения были этническими украинцами, и уничтожили от 15 до 20 тысяч человек. Тоже только за то, что те – украинцы. Страшный, уходящий в глубь веков и искусственно организованный кровавый мор прошелся тогда по землям Украины и Польши. И аукнулся сегодня...

В день, когда Порошенко позорился и сверкал голыми пятками в Варшаве, 8 июля 2016-го, через 73 года после трагедии, там же Сенат Польши призвал Сейм признать Волынскую трагедию «геноцидом, совершенным украинскими националистами против граждан Второй Речи Посполитой», установив 11 июля Национальным днем памяти его жертв. И голосование в Сейме по этому вопросу пройдет уже 19 июля текущего года. И если это произойдет, то между двумя странами может быть возведено непреодолимое геноцидное препятствие. Как между Арменией и Турцией по такому же вопросу...

Раскол может углубиться еще и потому, что, узнав о решении польского Сената, украинская стороне немедленно пообещала «отработать реакцию» на такую новость, ибо «вопрос важный и чувствительный». Это действительно так. Вопрос украинско-польского противостояния действительно уходит в глубь веков, когда территория современной Украины, и особенно Галичины и Волыни была частью Речи Посполитой – Восточными Кресами или Кресами Всходними, которые потом ушли частично к России, а частично в Австро-Венгрию, после третьего раздела и уничтожения Польши в 1795 году. После Первой мировой войны Польша возродилась и не просто вернула себе Галичину и Волынь, но и решила полностью ассимилировать «братьев меньших»- украинцев, проводя жесткую политику «пацификации», насильственного подавления любых украинских протестов, несогласия и стремления к национальной самоидентификации.

При этом Варшава не учла один важный фактор – именно политическое украинство, взращенное на этих территориях и ею, и ее предшественницей – Австро-Венгрией в борьбе с российским влиянием. Украинский террор против поляков (1918 – 1947), вершиной которого стала кровавая Волынская резня, развязанная бандеровцами, да и возникновение и деятельность самого Бандеры сотоварищи -- это страшный ответ на эту самую «пацификацию» и подавление украинства.

И, конечно же, это ответ на неприемлемое для тех, кто считает себя украинцами, польское ментальное и в высшей степени высокомерное и пренебрежительное неприятие украинцев и непризнание за ними всяческих прав, в том числе, и на создание собственного государства. Если польские политики еще признавали и признают украинский фактор и даже, когда им нужно и выгодно, спекулировали и продолжают спекулировать на нем («за нашу и вашу свободу»), то в обывательской польской ментальности Украина – это Кресы Всходни, населенные холопами или как сейчас любят говорить в Украине о жителях Донбасс, генетическим мусором. Это «высокородное шляхетство» неизбывно пробивается вольно или невольно во всем, что касается двухсторонних отношений. Особенно, повторяю на бытовом уровне. Русских поляки если и не уважают, то традиционно боятся и ненавидят, а вот украинцы ни в грош не ставят. И вот с этим задавленными, но реально существующими настроениями в обществе, а не с прекраснодушными, но пустыми декларациями о «дружбе и братстве» должны систематично и последовательно работать политики, подавляя и искореняя ментальный негатив в восприятии народами друг друга. Да, видать, руки не доходят. Ни в Киеве, ни в Варшаве...

Результат известен. Польша, которая после развала СССР последние 25 лет подвизалась и подъедалась на подачках Запада, как «адвокат Украины», который «тянет Киев в Европу», рискует стать для Украины и ее властей «прокурором». Польская ментальность взяла верх над польской политической целесообразностью. Особенно когда современные киевские власти, пришедшие в свои кабинеты после госпереворота, осуществленного 22 февраля 2014 года под неонацистским и неофашистским «соусом», взяли на вооружение идеи и атрибутику именно украинских националистов Степана Бандеры, которые резали поляков на Волыни. Касается это всего: и идеологии («Украина понад усэ!», и русофобии («Геть вид Москвы!»), и полонофобии с антисемитизмом («головни ворогы – москали, жиды и ляхы»). А когда в Киеве начали открыто зиговать по-гитлеровски, оглашать окрестности привычным «СУГС! – СНСВ!» («Слава Украине – Героям слава! -- «Слава нации – Смерть ворогам!») а потом проспект Московский переименовали в проспект Бандеры, терпение поляков лопнуло. На всех, увы, уровнях. На низовом украинцев начали унижать и бить, на уровне Сената решили обвинить украинских националистов, а следовательно, и всю современную Украину с неонацистским душком в геноциде.

Причем известно же, что в 2013 году польский Сейм уже отказывался назвать Волынскую трагедию «геноцидом» поляков и не поддержал поправку группы депутатов об установлении 11 июля Днем памяти жертв Волынской трагедии. Но в Сейме сегодня, кроме обращения Сената, зарегистрированы еще два проекта относительно 11 июля -- их ранее представили депутаты от партии «Кукиз’15», правящей партии «Право и справедливость» («ПиС») и оппозиционной Польской крестьянской партии. Все проекты в той или иной степени говорят, что «организованное и массовое измерение Волынского преступления имеет характер этнической чистки и геноцида».

Украинцы ответили и готовы еще ответить так же «умно». 11 июля замглавы комитета Верховной Рады Украины по иностранным делам Борис Тарасюк заявил, что укро-парламентарии готовят ответное заявление. А на сайде Порошенко опубликована петиция с просьбой о признании Волынской резни геноцидом... украинцев. При этом автор петиции, некто Андрей Машков, оставляет право за Польшей признать Волынскую резню «геноцидом поляков». Петицию подписали на момент написания этой статьи всего 26 человек. Но ведь в этом деле важны, как говорится, настроение и намерение.

Очень важно и то, что часть украинских и польских политиков пытаются спасти двухсторонние отношения от окончательного развала и похолодания, прибегнув к испытанному средству, объединяющему правящие классы обои государств. А именно к русофобии: дескать, что нам тот Бандера и его геноцид, когда враг рядом и он ответственен за все. Министр обороны Польши Антоний Мачаревич 11 июля в одном из интервью польским СМИ заявил: «Это очевидно (раздувание негативной роли украинцев в Волынской трагедии российской пропагандой. – Авт.)... Однако это не должно мешать нам разглядеть.., что настоящим врагом, тем, кто использовал часть националистических сил украинцев для того страшного преступления, геноцида, является Россия. Там находится источник этого страшного преступления».

Россия резко осудила эти заявления оборзевшего от безнаказанности и безответственности польского министра, назвав их предательством поляками собственной истории и памяти убиенных поляков. Но, кажется, именно эти слова и будут, скорее всего, подняты на флаг при обсуждении вопросов и в попытках как-то примириться. Уже 12 июля 2016 года часть депутатов Сейма внесла предложение о запрете бандеровской символики и предложили уравнять злодеяния украинских нациков с преступлениями немецких нацистов и советских коммунистов. Тоже испытанный обманный прием – уравнивать режимы Гитлера и Сталина. И расчет тут прост: русофобия в Украине и Польше одновременно и одинаково раскалывает общества, и отвлекает их внимание на общего «врага». На Россию. От полонофобии -- в Украине и от украинофобии – в Польше.

Насколько в сложившейся ситуации такой прием поможет, станет известно уже в ближайшие дни. Уже очевидно, что официальный Киев боится потерять «Адвоката» Польшу. Пресс-секретарь МИД Украины Марьяна Беца уже заявила о реакции Киева на признание Волынской резни геноцидом: «Реакция МИД прорабатывается... Мы всегда на всех уровнях, в том числе на высоких, подчеркивали важность избежать политизации этого процесса, и что этот вопрос должен рассматриваться исключительно историками двух стран». А в Варшаве ждут решения Сейма. И того, что на нем скажут депутаты. А также того, что устроят польские националисты на польских улицах против украинцев. Это ведь они, украинцы, вынуждены спасаться и в Польше от украинского социального геноцида, развязанного уже украинскими властями против украинцев...

...Вот с этим делать? Украинские неонацисты, идеологические наследники Бандеры, впрочем, уже тоже отвечают украинской власти по-своему. Нардеп Украины Юрий Шухевич уже высказался о президенте Порошенко (Вальцмане): «Он деспотическая фигура и может даже в чем-то переплюнуть и Януковича. ...Вы прекрасно знаете формулу: революции задумывают мечтатели, делают романтики, а плодами революции пользуются негодяи. В том числе и после Майдана. ...Он не хочет прислушиваться к мнению других, он всех ломает через колено». А Юрий этот – сын Романа Шухевича, главнокомандующего УПА и соратника Бандеры, с которым они вместе готовили упомянутый выше «атентат» против главы МВД Польши Перацкого, которого тоже называли «деспотом и негодяем». Дело Бандеры живет и вдохновляет. Но, как говорится, за что боролись, на то и можно напороться...

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ