Санкции против России: Донбасс на языке, Арктика на уме

01.10.14      Автор redactor
Санкции против России: Донбасс на языке, Арктика на уме

После того как военная фаза конфликта в Донбассе начала отходить на второй план, в западных СМИ все чаще стала обсуждаться тема экономических санкций стран Запада против России и их конечной результативности.

Так, в частности, 29 сентября 2014 года британское издание Financial Times (FT) отдало почти полную страницу своего международного раздела теме западных санкций против российской экономики. FT полагает, что санкции уже начали оказывать негативное влияние на нее. Отдельной темой становится применение санкций по отношению к растущей экономической активности России в Арктике.

В конце июля 2014 года США ввели санкции сразу против трех ведущих российских нефтегазовых компаний — «Роснефти», «Транснефти» и «Газпром нефти». Под санкции попали компании с государственным участием и с оборотом более 1 триллиона рублей, половину из которого составляет выручка от продажи или транспортировки нефти. К американским санкциям поспешил присоединиться Европейский союз. Российским энергетическим компаниям был закрыт европейский рынок капитала и кредитов. Такого рода санкции сразу же сказались на положении крупнейшей российской нефтедобывающей компании «Роснефть», имеющей обязательства по кредитам, пик которых приходится на 2014-2015 годы. На сегодняшний день именно «Роснефть» лидирует в российских арктических проектах.

12 сентября 2014 года США ввели новые санкции против России в связи с ситуацией на Украине. Под них попали, в частности, пять российских энергетических компаний — «Газпром», «Газпром нефть», «Лукойл», «Сургутнефтегаз» и «Роснефть». Для нужд этих компаний запрещено поставлять товары, услуги и технологии, необходимые для добычи нефти на глубоководных участках, арктическом шельфе или в сланцевых пластах. Отвечающее за экспортный контроль Бюро по делам промышленности и безопасности министерства торговли США ранее еще 6 августа 2014 года запретило продажу американским компаниям в Россию специализированного оборудования для проведения геологоразведочных работ и организации добычи углеводородов в «глубоководных проектах более 500 футов на шельфе в Арктике и в сланцевых пластах».

Европейские санкции, в свою очередь, требуют прекратить «предоставление услуг, необходимых при глубоководной разведке и добыче нефти, работы в Арктике и на месторождениях сланцевой нефти, в том числе, услуги по бурению и испытанию скважин, а также по их геофизическому исследованию». В список оборудования, продажа которого потребует предварительного согласования, входит до 30 видов продукции для нефтяной и газовой промышленности. Речь идет: о трубах различного вида и размеров, используемых для различных нефтяных и газовых трубопроводов, насосно-компрессорных трубах, применяемых при бурении нефтяных или газовых скважин, буровых инструментах, насосах для жидкостей, двигателях, топливных насосах, насосах для двигателей внутреннего сгорания, бурильных агрегатах, мобильных буровых вышках, а также плавучих буровых платформах, морских платформах, плавучих маяках, пожарных катерах, плавучих кранах и других судах. Таким образом, Евросоюз запретил поставлять России технологии для глубинной добычи нефти и освоения арктического шельфа. Однако газовая отрасль России из-за специфического интереса Евросоюза осталась за рамками европейских санкций. США же, наоборот, направили санкции и против газового сектора энергетики России.

Санкции уже коснулись разведки новых арктических месторождений, планы освоения которых намечались на ближайшие 5-10 лет. И главное, что неприятно, означенные санкции направлены даже против стартовавших проектов. В этом плане санкции США, ЕС и Норвегии становятся актами недобросовестной конкуренции.

Итак, конкретно третий раунд санкций ЕС и США географически нацелен против российских нефтегазовых проектов в Арктике. Адресность санкций демонстрирует реальность соперничества в этом регионе мира по освоению его ресурсов. Санкции показывают, что Запад крайне не заинтересован в продвижении России по этому пути, несмотря на свою возрастающую потребность в энергоресурсах. В практическом плане санкции нацелены на то, чтобы, в частности, сорвать уже существующее сотрудничество в Арктике между российской госкорпорацией «Роснефть» и американским концерном ExxonMobil, итальянским ENI и норвежским Statoil. В 2012 году ENI и Statoil заключили с «Роснефтью» соглашения с долей участия последней в каждом проекте по 66,67%. Соглашение по ряду шельфовых участков касалось в том числе спорной с Норвегией до 2010 года морской полосы в Баренцевом море. Отдельные месторождения на шельфе под морской границей Норвегии и России могут осваиваться как из норвежского, так и из российского секторов Баренцева моря.

Неслучайно, что к «арктическим санкциям» США и Европейского союза сразу же присоединилась и Норвегия. 23 сентября 2014 года министр иностранных дел Норвегии Бёрге Бренде объявил, что Норвегия, не входящая в ЕС, присоединяется к ограничительным мерам, введенным Евросоюзом против России в начале сентября 2014 года. «Несмотря на большое международное давление, Россия не проявила никакого желания изменить свои недопустимые действия на Украине. Поэтому Норвегия введет подобные же меры, принятые ЕС 12 сентября», — объяснил мотивы действий Норвегии Бренде. Арктическая адресность норвежских санкций демонстрирует, что Норвегия имеет особый интерес к российским шельфовым ресурсам. Санкции Норвегии также направлены на торможение российских стратегических проектов по освоению нефтегазового потенциала Арктики. Норвегия рассчитывает на большее в доле энергетических богатств российского шельфа в Арктике. Напомним, что по перспективным российским планам намечалось к 2050 году на арктическом шельфе обеспечивать от 20 до 30 процентов всей российской нефтедобычи.

Санкции Норвегии означают, что норвежские компании не будут оказывать услуги подпадающим под санкции российским компаниям по разведке месторождений на российском арктическом шельфе. Санкции, по-видимому, коснутся и соглашения Statoil с «Роснефтью» от 2012 года по совместной разведке в российском секторе Баренцева моря и в Охотском море на Дальнем Востоке. Означенные соглашения с норвежцами предполагали инвестиции в размере около $40 млрд. По-видимому, норвежские ограничения коснутся и норвежской компании Seadrill, всего несколько недель назад продавшей «Роснефти» 30% акций своей дочерней компании «North Atlantic Drilling Ltd.».

При развертывании арктических санкций Запада стало известно, что совместный проект американской ExxonMobil и «Роснефти» по площадке «Университетская-1» в Карском море увенчался успехом. «Университетская-1» стала началом совместного проекта шельфовой нефтеразведки в Карском море «Роснефти» и ExxonMobil на сумму $3,2 млрд. 27 сентября 2014 года стало известно, что нефть здесь найдена уже при первом бурении. Было объявлено, что разведанное месторождение на шельфе содержит более 100 млн тонн «прекрасной легкой нефти, даже по первичным результатам сопоставимой с Siberian Light». Это месторождение оказалось крупнее самого крупного месторождения Йохан Кастеберг, открытого норвежцами в норвежском секторе Баренцева моря. «Роснефть» объявила, что месторождение в Карском море содержит кроме нефти еще и 338 млрд кубометров природного газа. Открытие такого крупного нефтяного месторождения в Карском море, кажется, подтверждает заявленные ранее ожидания, что здешние шельфовые запасы суммарно превышают ресурсную базу Саудовской Аравии и превосходят такие шельфовые поверхности, как Мексиканский залив.

На сегодняшний день «Роснефть» располагает на российском шельфе 48 лицензионными участками с предполагаемым потенциалом в 45 млрд тонн нефти. Добыча первой арктической нефти «Роснефтью» планировалась уже в 2018 году. Сейчас эти амбициозные планы поставлены под вопрос.

История сотрудничества «Роснефти» с ExxonMobil для добычи нефти на шельфе началась в 2011 году, когда между компаниями было подписано соглашение о стратегическом сотрудничестве. В начале прошлого года «Роснефть» и ExxonMobil расширили совместную работу, дополнительно включив семь лицензионных участков в Арктике общей площадью около 600 тыс. кв. км в Чукотском и Карском морях, в море Лаптевых. Конкретно в проекте шельфовой нефтеразведки в Карском море на «Университетской-1» стоимостью $600 млн сейчас была задействована норвежская платформа «West Alpha». Эта установка может бурить на глубину до 7 км. Буровая «West Alpha» потребовала дополнительной модернизации, в том числе для обеспечения безопасной добычи нефти в Арктике.

Работы на «Университетской-1» начались в августе этого года как раз тогда, когда были объявлены санкции ЕС и США против российских энергетических концернов с государственным участием. Минфин США подтвердил введение санкций, устанавливающих запрет на экспорт товаров, услуг и технологий, необходимых для разведки или добычи нефти на шельфе российской Арктики. Минфин США предписал до 26 сентября 2014 года прекратить все сделки с российскими компаниями, подпавшими под санкции. Конкретно требование было адресовано ExxonMobil. Однако специальное разрешение от властей США на окончание работ на первой скважине на «Университетской-1» ExxonMobil получила в середине сентября. ExxonMobil использовала паузу в августе и начале сентября, чтобы договориться с властями США о продолжении начатых проектов. Действия компании были безуспешными. 19 сентября ExxonMobil объявила, что она подчиняется санкциям и заканчивает работы в течение ближайших двух недель к 10 октября. Компания вывезет из России по крайней мере часть своего персонала. Планируется, что в октябре с началом ледостава норвежская платформа «West Alpha» будет отбуксирована в Европу с тем, чтобы не вернуться больше на российские арктические месторождения.

Тем временем первая российская арктическая морская шельфовая нефтедобывающая платформа на месторождении «Приразломная» успешно продолжает свою работу в Печорском море в Арктике. Санкции, как казалось первоначально, не затронут этот уже действующий проект. В этом году ожидается, что на «Приразломной» добудут 300 тыс. тонн нефти. Первая российская арктическая нефть, поднятая на «Приразломной» с начала добычи в декабре 2013 года, была уже отгружена 18 апреля 2014 года на танкер «Михаил Ульянов», который отправился с ней в голландский порт Роттердам. Российская компания «Газпром нефть» также пострадала от санкций. Румынская буровая платформа «GSP Saturn», работавшая на российскую госкорпорацию на разведке шельфа в Печорском море, в том числе на Долгинском месторождении, из-за санкций возвращается в Европу.

Санкции ЕС, США и Норвегии ограничивают временные сроки претворения в жизнь реализуемых стратегических проектов разведки и добычи углеводородов на арктическом шельфе России. Правда, санкции против ввоза в Россию определенных видов нефтегазового оборудования создают не только угрозы и риски для российских компаний, но и открывают возможности для импортозамещения. По данным председателя совета Союза нефтегазопромышленников России Юрия Шафраника, доля иностранного оборудования во всей российской нефтегазовой отрасли составляет около четверти объемов. Заместитель министра энергетики РФ Кирилл Молодцов подтвердил, что на разработке трудноизвлекаемых нефтегазовых ресурсов 80% используемого оборудования — российское по происхождению. Он полагает, что российские компании вообще смогут заменить иностранное нефтегазовое оборудование на отечественное в ближайшие три-четыре года в рамках программ импортозамещения.

Еще менее проблемной выглядит ситуация с морской ледостойкой стационарной платформой «Приразломная». В настоящее время до 50% сервисных услуг по бурению и обслуживанию систем на «Приразломной» предоставляют иностранные подрядчики. Пока никто из них не отказался от обслуживания проекта «Приразломная». Известно, что четверть оборудования для платформы было поставлено из Норвегии. Импортное оборудование на «Приразломной» находится в рабочем состоянии. Однако уже теперь ЗАО «Росшельф» следует подумать о возможной замене иностранных поставщиков в случае потери из-за санкций услуг иностранных компаний. В этой весьма вероятной ситуации часть оборудования заменят на производимое в России. Часть подрядов также перейдет к российским компаниям. Российские энергетические компании уже давно и успешно практикуют импортозамещение.

Хуже обстоит дело с базовым оборудованием — шельфовыми платформами. Санкции грозят вылиться в трудности с зарубежной арендой платформ. В условиях, когда «Роснефть» и ExxonMobil нашли нефть в Карском море, а санкции закрывают возможность аренды, строительство собственных морских платформ становится оправданным. Достаточная база доказанных запасов на арктическом шельфе есть. Собственное шельфовое судостроение остается новым для России направлением промышленного производства, и его развитие требует целенаправленной государственной и корпоративной политики, а также значительных капиталовложений. Необходимым условием развития шельфового судостроения в России является кооперация с иностранными партнерами, поскольку в России сложилась крайне неблагополучная ситуация в области НИОКР, производственного менеджмента и рабочих кадров. Опыт пятнадцатилетнего строительства в Северодвинске на ОАО "ПО «Севмаш» морской ледостойкой стационарной платформы «Приразломная» демонстрирует скорее негатив, чем позитив. Опыт показал, что необходимо создание специального конструкторского бюро для проектирования подобных сооружений, специализированной верфи и не одной. Ставка на ОАО «Дальневосточный центр судостроения и судоремонта» по развитию шельфового судостроения явно недостаточна. Означенный кластер был ориентирован на сотрудничество с южными корейцами. Об их потенциальных возможностях можно судить по тому, что на мировом рынке судостроения Южная Корея имеет долю в 30% и занимает второе место после Китая, который производит 45% судов регистрового тоннажа. Замыкает азиатскую тройку лидеров мирового судостроения Япония с долей 18% мирового рынка. Очевидно, что Япония не будет сотрудничать с Россией из-за санкций. Южная Корея также уязвима перед лицом санкций из-за своей зависимости от США. Остается Китай, с которым еще в октябре 2009 года было подписано соглашение о создании совместного российско-китайского предприятия, специализирующегося на крупнотоннажном судостроении и производстве морской техники для освоения шельфа. Предприятие нацеливалось на обслуживание Дальневосточного центра судостроения и судоремонта по строительству судов и буровых платформ водоизмещением до 250 тысяч тонн.

В складывающихся условиях необходимо стратегическое решение российского правительства по ускорению освоения эффективного строительства морских платформ, приспособленных к арктическим условиям. Однако при нынешних условиях хозяйствования существуют реальные проблемы исполнения подобного прорывного проекта, тем более что США и ЕС будут ревниво следить за попытками его осуществления.

Дмитрий Семушин — обозреватель Европейской редакции ИА REGNUMТак, в частности, 29 сентября 2014 года британское издание Financial Times (FT) отдало почти полную страницу своего международного раздела теме западных санкций против российской экономики. FT полагает, что санкции уже начали оказывать негативное влияние на нее. Отдельной темой становится применение санкций по отношению к растущей экономической активности России в Арктике.

В конце июля 2014 года США ввели санкции сразу против трех ведущих российских нефтегазовых компаний — «Роснефти», «Транснефти» и «Газпром нефти». Под санкции попали компании с государственным участием и с оборотом более 1 триллиона рублей, половину из которого составляет выручка от продажи или транспортировки нефти. К американским санкциям поспешил присоединиться Европейский союз. Российским энергетическим компаниям был закрыт европейский рынок капитала и кредитов. Такого рода санкции сразу же сказались на положении крупнейшей российской нефтедобывающей компании «Роснефть», имеющей обязательства по кредитам, пик которых приходится на 2014-2015 годы. На сегодняшний день именно «Роснефть» лидирует в российских арктических проектах.

12 сентября 2014 года США ввели новые санкции против России в связи с ситуацией на Украине. Под них попали, в частности, пять российских энергетических компаний — «Газпром», «Газпром нефть», «Лукойл», «Сургутнефтегаз» и «Роснефть». Для нужд этих компаний запрещено поставлять товары, услуги и технологии, необходимые для добычи нефти на глубоководных участках, арктическом шельфе или в сланцевых пластах. Отвечающее за экспортный контроль Бюро по делам промышленности и безопасности министерства торговли США ранее еще 6 августа 2014 года запретило продажу американским компаниям в Россию специализированного оборудования для проведения геологоразведочных работ и организации добычи углеводородов в «глубоководных проектах более 500 футов на шельфе в Арктике и в сланцевых пластах».

Европейские санкции, в свою очередь, требуют прекратить «предоставление услуг, необходимых при глубоководной разведке и добыче нефти, работы в Арктике и на месторождениях сланцевой нефти, в том числе, услуги по бурению и испытанию скважин, а также по их геофизическому исследованию». В список оборудования, продажа которого потребует предварительного согласования, входит до 30 видов продукции для нефтяной и газовой промышленности. Речь идет: о трубах различного вида и размеров, используемых для различных нефтяных и газовых трубопроводов, насосно-компрессорных трубах, применяемых при бурении нефтяных или газовых скважин, буровых инструментах, насосах для жидкостей, двигателях, топливных насосах, насосах для двигателей внутреннего сгорания, бурильных агрегатах, мобильных буровых вышках, а также плавучих буровых платформах, морских платформах, плавучих маяках, пожарных катерах, плавучих кранах и других судах. Таким образом, Евросоюз запретил поставлять России технологии для глубинной добычи нефти и освоения арктического шельфа. Однако газовая отрасль России из-за специфического интереса Евросоюза осталась за рамками европейских санкций. США же, наоборот, направили санкции и против газового сектора энергетики России.

Санкции уже коснулись разведки новых арктических месторождений, планы освоения которых намечались на ближайшие 5-10 лет. И главное, что неприятно, означенные санкции направлены даже против стартовавших проектов. В этом плане санкции США, ЕС и Норвегии становятся актами недобросовестной конкуренции.

Итак, конкретно третий раунд санкций ЕС и США географически нацелен против российских нефтегазовых проектов в Арктике. Адресность санкций демонстрирует реальность соперничества в этом регионе мира по освоению его ресурсов. Санкции показывают, что Запад крайне не заинтересован в продвижении России по этому пути, несмотря на свою возрастающую потребность в энергоресурсах. В практическом плане санкции нацелены на то, чтобы, в частности, сорвать уже существующее сотрудничество в Арктике между российской госкорпорацией «Роснефть» и американским концерном ExxonMobil, итальянским ENI и норвежским Statoil. В 2012 году ENI и Statoil заключили с «Роснефтью» соглашения с долей участия последней в каждом проекте по 66,67%. Соглашение по ряду шельфовых участков касалось в том числе спорной с Норвегией до 2010 года морской полосы в Баренцевом море. Отдельные месторождения на шельфе под морской границей Норвегии и России могут осваиваться как из норвежского, так и из российского секторов Баренцева моря.

Неслучайно, что к «арктическим санкциям» США и Европейского союза сразу же присоединилась и Норвегия. 23 сентября 2014 года министр иностранных дел Норвегии Бёрге Бренде объявил, что Норвегия, не входящая в ЕС, присоединяется к ограничительным мерам, введенным Евросоюзом против России в начале сентября 2014 года. «Несмотря на большое международное давление, Россия не проявила никакого желания изменить свои недопустимые действия на Украине. Поэтому Норвегия введет подобные же меры, принятые ЕС 12 сентября», — объяснил мотивы действий Норвегии Бренде. Арктическая адресность норвежских санкций демонстрирует, что Норвегия имеет особый интерес к российским шельфовым ресурсам. Санкции Норвегии также направлены на торможение российских стратегических проектов по освоению нефтегазового потенциала Арктики. Норвегия рассчитывает на большее в доле энергетических богатств российского шельфа в Арктике. Напомним, что по перспективным российским планам намечалось к 2050 году на арктическом шельфе обеспечивать от 20 до 30 процентов всей российской нефтедобычи.

Санкции Норвегии означают, что норвежские компании не будут оказывать услуги подпадающим под санкции российским компаниям по разведке месторождений на российском арктическом шельфе. Санкции, по-видимому, коснутся и соглашения Statoil с «Роснефтью» от 2012 года по совместной разведке в российском секторе Баренцева моря и в Охотском море на Дальнем Востоке. Означенные соглашения с норвежцами предполагали инвестиции в размере около $40 млрд. По-видимому, норвежские ограничения коснутся и норвежской компании Seadrill, всего несколько недель назад продавшей «Роснефти» 30% акций своей дочерней компании «North Atlantic Drilling Ltd.».

При развертывании арктических санкций Запада стало известно, что совместный проект американской ExxonMobil и «Роснефти» по площадке «Университетская-1» в Карском море увенчался успехом. «Университетская-1» стала началом совместного проекта шельфовой нефтеразведки в Карском море «Роснефти» и ExxonMobil на сумму $3,2 млрд. 27 сентября 2014 года стало известно, что нефть здесь найдена уже при первом бурении. Было объявлено, что разведанное месторождение на шельфе содержит более 100 млн тонн «прекрасной легкой нефти, даже по первичным результатам сопоставимой с Siberian Light». Это месторождение оказалось крупнее самого крупного месторождения Йохан Кастеберг, открытого норвежцами в норвежском секторе Баренцева моря. «Роснефть» объявила, что месторождение в Карском море содержит кроме нефти еще и 338 млрд кубометров природного газа. Открытие такого крупного нефтяного месторождения в Карском море, кажется, подтверждает заявленные ранее ожидания, что здешние шельфовые запасы суммарно превышают ресурсную базу Саудовской Аравии и превосходят такие шельфовые поверхности, как Мексиканский залив.

На сегодняшний день «Роснефть» располагает на российском шельфе 48 лицензионными участками с предполагаемым потенциалом в 45 млрд тонн нефти. Добыча первой арктической нефти «Роснефтью» планировалась уже в 2018 году. Сейчас эти амбициозные планы поставлены под вопрос.

История сотрудничества «Роснефти» с ExxonMobil для добычи нефти на шельфе началась в 2011 году, когда между компаниями было подписано соглашение о стратегическом сотрудничестве. В начале прошлого года «Роснефть» и ExxonMobil расширили совместную работу, дополнительно включив семь лицензионных участков в Арктике общей площадью около 600 тыс. кв. км в Чукотском и Карском морях, в море Лаптевых. Конкретно в проекте шельфовой нефтеразведки в Карском море на «Университетской-1» стоимостью $600 млн сейчас была задействована норвежская платформа «West Alpha». Эта установка может бурить на глубину до 7 км. Буровая «West Alpha» потребовала дополнительной модернизации, в том числе для обеспечения безопасной добычи нефти в Арктике.

Работы на «Университетской-1» начались в августе этого года как раз тогда, когда были объявлены санкции ЕС и США против российских энергетических концернов с государственным участием. Минфин США подтвердил введение санкций, устанавливающих запрет на экспорт товаров, услуг и технологий, необходимых для разведки или добычи нефти на шельфе российской Арктики. Минфин США предписал до 26 сентября 2014 года прекратить все сделки с российскими компаниями, подпавшими под санкции. Конкретно требование было адресовано ExxonMobil. Однако специальное разрешение от властей США на окончание работ на первой скважине на «Университетской-1» ExxonMobil получила в середине сентября. ExxonMobil использовала паузу в августе и начале сентября, чтобы договориться с властями США о продолжении начатых проектов. Действия компании были безуспешными. 19 сентября ExxonMobil объявила, что она подчиняется санкциям и заканчивает работы в течение ближайших двух недель к 10 октября. Компания вывезет из России по крайней мере часть своего персонала. Планируется, что в октябре с началом ледостава норвежская платформа «West Alpha» будет отбуксирована в Европу с тем, чтобы не вернуться больше на российские арктические месторождения.

Тем временем первая российская арктическая морская шельфовая нефтедобывающая платформа на месторождении «Приразломная» успешно продолжает свою работу в Печорском море в Арктике. Санкции, как казалось первоначально, не затронут этот уже действующий проект. В этом году ожидается, что на «Приразломной» добудут 300 тыс. тонн нефти. Первая российская арктическая нефть, поднятая на «Приразломной» с начала добычи в декабре 2013 года, была уже отгружена 18 апреля 2014 года на танкер «Михаил Ульянов», который отправился с ней в голландский порт Роттердам. Российская компания «Газпром нефть» также пострадала от санкций. Румынская буровая платформа «GSP Saturn», работавшая на российскую госкорпорацию на разведке шельфа в Печорском море, в том числе на Долгинском месторождении, из-за санкций возвращается в Европу.

Санкции ЕС, США и Норвегии ограничивают временные сроки претворения в жизнь реализуемых стратегических проектов разведки и добычи углеводородов на арктическом шельфе России. Правда, санкции против ввоза в Россию определенных видов нефтегазового оборудования создают не только угрозы и риски для российских компаний, но и открывают возможности для импортозамещения. По данным председателя совета Союза нефтегазопромышленников России Юрия Шафраника, доля иностранного оборудования во всей российской нефтегазовой отрасли составляет около четверти объемов. Заместитель министра энергетики РФ Кирилл Молодцов подтвердил, что на разработке трудноизвлекаемых нефтегазовых ресурсов 80% используемого оборудования — российское по происхождению. Он полагает, что российские компании вообще смогут заменить иностранное нефтегазовое оборудование на отечественное в ближайшие три-четыре года в рамках программ импортозамещения. Еще менее проблемной выглядит ситуация с морской ледостойкой стационарной платформой «Приразломная». В настоящее время до 50% сервисных услуг по бурению и обслуживанию систем на «Приразломной» предоставляют иностранные подрядчики. Пока никто из них не отказался от обслуживания проекта «Приразломная». Известно, что четверть оборудования для платформы было поставлено из Норвегии. Импортное оборудование на «Приразломной» находится в рабочем состоянии. Однако уже теперь ЗАО «Росшельф» следует подумать о возможной замене иностранных поставщиков в случае потери из-за санкций услуг иностранных компаний. В этой весьма вероятной ситуации часть оборудования заменят на производимое в России. Часть подрядов также перейдет к российским компаниям. Российские энергетические компании уже давно и успешно практикуют импортозамещение.

Хуже обстоит дело с базовым оборудованием — шельфовыми платформами. Санкции грозят вылиться в трудности с зарубежной арендой платформ. В условиях, когда «Роснефть» и ExxonMobil нашли нефть в Карском море, а санкции закрывают возможность аренды, строительство собственных морских платформ становится оправданным. Достаточная база доказанных запасов на арктическом шельфе есть. Собственное шельфовое судостроение остается новым для России направлением промышленного производства, и его развитие требует целенаправленной государственной и корпоративной политики, а также значительных капиталовложений. Необходимым условием развития шельфового судостроения в России является кооперация с иностранными партнерами, поскольку в России сложилась крайне неблагополучная ситуация в области НИОКР, производственного менеджмента и рабочих кадров. Опыт пятнадцатилетнего строительства в Северодвинске на ОАО "ПО «Севмаш» морской ледостойкой стационарной платформы «Приразломная» демонстрирует скорее негатив, чем позитив. Опыт показал, что необходимо создание специального конструкторского бюро для проектирования подобных сооружений, специализированной верфи и не одной. Ставка на ОАО «Дальневосточный центр судостроения и судоремонта» по развитию шельфового судостроения явно недостаточна. Означенный кластер был ориентирован на сотрудничество с южными корейцами. Об их потенциальных возможностях можно судить по тому, что на мировом рынке судостроения Южная Корея имеет долю в 30% и занимает второе место после Китая, который производит 45% судов регистрового тоннажа. Замыкает азиатскую тройку лидеров мирового судостроения Япония с долей 18% мирового рынка. Очевидно, что Япония не будет сотрудничать с Россией из-за санкций. Южная Корея также уязвима перед лицом санкций из-за своей зависимости от США. Остается Китай, с которым еще в октябре 2009 года было подписано соглашение о создании совместного российско-китайского предприятия, специализирующегося на крупнотоннажном судостроении и производстве морской техники для освоения шельфа. Предприятие нацеливалось на обслуживание Дальневосточного центра судостроения и судоремонта по строительству судов и буровых платформ водоизмещением до 250 тысяч тонн. В складывающихся условиях необходимо стратегическое решение российского правительства по ускорению освоения эффективного строительства морских платформ, приспособленных к арктическим условиям. Однако при нынешних условиях хозяйствования существуют реальные проблемы исполнения подобного прорывного проекта, тем более что США и ЕС будут ревниво следить за попытками его осуществления.

Дмитрий Семушин — обозреватель Европейской редакции ИА REGNUM

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ