Санкции и перспективы

14.10.14      Автор redactor
Санкции и перспективы

8 октября 2014 г. в СМИ появились сообщения о заявлении нового польского министра иностранных дел Гжегожа Схетыны, что Варшава будет настаивать на ужесточении санкций против России, если Москва не изменит своей политики в отношении Украины. Между тем, многие комментаторы высказывают мнение, что противостояние между Россией и Западом начало сглаживаться.

Аналитики из TheEconomistсчитают вероятным сценарий, согласно которому санкции и контрсанкции могут быть сняты в середине 2015 г. Это связано с тем, что, по ряду признаков, обстоятельства вокруг украинского конфликта начинают складываться так, что все стороны могут усмотреть в этом компромисс. Внешний признак сейчас – это, в частности, снижение агрессивной риторики против стран-оппонентов в СМИ и на дипломатическом уровне. На востоке Украины по прошествии месяца после подписания соглашении о перемирии военные действия еще продолжаются, но уже в меньших масштабах. При этом едва ли в обозримом будущем удастся полностью преодолеть конфронтацию внутри Украины: «Мирный план не включает в себя политической рамки, внутри которой повстанцы и украинское правительство согласились бы сотрудничать».

При таких условиях велика вероятность образования очередного «замороженного конфликта» по образцу Приднестровья, и такой вариант России выгоден как «лучшее и, пожалуй, единственное средство для достижения стратегической цели: помешать Украине консолидироваться в качестве сильного прозападного государства... Пророссийские повстанцы могут влиться в уже существующие криминальные бизнес-группировки, что даст России надежный инструмент влияния на регион».

Херман Ван Ромпей и Петр Порошенко

Россия, скорее всего, заинтересована в том, чтобы сгладить противостояние с Западом, но при этом ее позиция в отношении Украины едва ли станет более умеренной: «Этот момент получил очередное подтверждение в сентябре, когда Россия пригрозила Украине контрмерами в ответ на ратификацию соглашения об ассоциации с ЕС, даже после того как ЕС и Украина договорились отложить его вступление в силу до 2016 г.». Наиболее выгодным для России сценарием было бы дождаться  окончания открытой международной конфронтации по поводу Украины и дальше пользоваться своими инструментами влияния в фоновом режиме.

Расчеты России небезосновательны, так как страны-участницы ЕС, скорее всего, откажутся от продления режима санкций, когда подойдет время (31 июля 2015 г.), так как многим из них он очень невыгоден. Для продления потребовалось бы такое единодушие, для которого сейчас нет мотивации. Этому соответствуют и прогнозы о том, что к середине 2015 г. экономическая обстановка в еврозоне будет еще более нестабильной, чем в 2014 г. Слабый рост ВВП ожидается в таких странах, как Франция, Италия, Нидерланды, Португалия и Кипр. Это значит, что правительства там будут находиться под внутренним давлением, и в их интересах будет убрать внешний фактор ослабления экономики в виде санкций. Еще один стимул к отказу от санкций – это политическая двусмысленность ситуации на Украине. Собственно, в этот раз решение о санкциях было принято по итогам падения малайзийского боинга. Нельзя, конечно, исключать, что и в дальнейшем произойдет нечто подобное, что могло бы вызвать единодушное возмущение с требованием принять меры. Но если такого не будет, то всем выгоднее курс на смягчение противостояния и отказ от санкций.

В заключении авторы отмечают, что такой прогноз, по их мнению, вероятен, однако они признают, что он сделан вопреки серьезным аргументам в пользу продолжения режима санкций. Во-первых, это то, что у сторонников санкций будут свои веские доводы – в частности, они будут ссылаться на незаконную аннексию Крыма. Во-вторых, несмотря на мирное соглашение, вооруженные столкновения в восточной Украине, вероятно, не прекратятся еще долго. Этот факт можно будет использовать для спекуляций о военном вмешательстве России в дела Украины (независимо от того, имеет ли такое вмешательство место на самом деле). В-третьих, Германия, наиболее влиятельная участница ЕС, сейчас открыто выступает за продление санкций и может остаться на той же позиции и в перспективе.

Ангела Меркель на Совете Европы. Фото:  European Council/flickr.com

Ситуацию с российскими санкциями и контрсанкциями недавно обсудили эксперты американского аналитического центра Stratfor – Юджин Чосовски (Eugene Chausovsky) и Лорен Гудрич (Lauren Goodrich). По их мнению, последствия санкций в России ощутимы, и по этому поводу высказывается много мрачных прогнозов, однако у страны достаточно ресурсов, чтобы продержаться в течение ближайшего года, а в перспективе нынешняя конфигурация поспособствует формированию более консолидированного блока стран, целенаправленно развивающих сотрудничество с Россией.

Действительно, приток инвестиций из-за рубежа заметно сократился, и экономика, по оценкам Всемирного банка, находится в состоянии рецессии. Но за счет значительных финансовых резервов, сформированных, в первую очередь, благодаря высоким ценам на нефть, правительство России может сглаживать эффект от ухудшения экономической обстановки. Между тем, прокомментировала Гудрич, «мы перешли в новую стадию кризиса. Мы уже не в фазе конфронтации, а в фазе переговоров. Мы даже уже видели, что и США выразили готовность снять с России санкции. Россия, в свою очередь, выразила готовность снять контрсанкции с ЕС».

«Один из интересных аспектов, - отметил Чосовски, - о котором сейчас мало говорят в СМИ, состоит в том, что Россия, хотя и пострадала в этом году экономически, может извлечь из нынешнего положения дел долгосрочную выгоду – речь идет о той экономической группе, над формированием которой Россия работала в течение нескольких последних лет. Сейчас она образует таможенный союз с Белоруссией и Казахстаном. Между этими странами и Россией в результате кризиса на Украине отношения стали еще более тесными. В начале следующего года может вступить в действие проект Евразийского союза. Есть и другие страны из постсоветского пространства, которые, скорее всего, к нему присоединятся – прежде всего, Армения и Кыргызстан. Эти страны, несмотря на кризис на Украине и даже благодаря ему, теперь все сильнее солидаризируются с Россией». Благодаря – потому что в результате поляризации перед этими странами острее стал вопрос о том, с кем сотрудничать: с ЕС или с Россией. А ответ на этот вопрос зависел от того, откуда вероятнее ожидать экономической и политической поддержки. В этом смысле блокирование с Россией представляется для этих стран более рациональным выбором.

Возвращаясь к высказываниям нового польского министра иностранных дел Гжегожа Схетыны (Grzegorz Schetyna), можно вспомнить статью Аннабелль Чэпман, незадолго до того опубликованную в журнале Foreign Affairs. Автор рассуждает о том, что значат для ЕС перемены в правительстве Польши по итогам ухода с поста премьер-министра Дональда Туска, которого избрали новым председателем Евросовета. В первую очередь, Чэпман интересовал вопрос о том, насколько изменится политика Польши в отношении России. Предыдущий министр иностранных дел Радослав Сикорский, который теперь стал спикером парламента, был хорошо известен на международной арене, и все знали, что в отношении России он придерживается жесткой, хотя и довольно дипломатичной, по сравнению с предшественниками, позиции.

В свою очередь, назначение Схетыны министром иностранных дел в значительной мере обусловлено нынешним внутриполитическим контекстом. «Лидеры польской правящей партии "Гражданская платформа", - поясняет Чэпман, - стараются смягчить противоречия внутри партии, которая сейчас рискует распасться через семь лет пребывания у власти. Схетына был главным соперником Туска в партии, и долгие годы находился в положении маргинала. В партии опасались, что он и его сторонники могут отколоться от "Гражданской платформы" и сформировать свою собственную группу. Таким образом, назначение Схетыны на пост министра иностранных дел – это попытка умиротворить его хотя бы до предстоящих в 2015 г. парламентских выборов».

Гжегож Схетына

Гжегож Схетына международному сообществу почти неизвестен, однако по косвенным признакам можно догадаться, какую позицию будет занимать Польша. Новую стратегию Польши Чэпман в общих чертах выводит из заявлений нового польского премьер-министра Евы Копач с высказываниями Схетыны. Копач подчеркнула, что приоритетом в действиях ее правительства будет не агрессия, направленная на внешних оппонентов, а «прагматическая политика», направленная обеспечение безопасности и благополучия внутри страны. Схетына, со своей стороны, заявил, что он «постарается внести коррективы... однако намерен продолжать курс Радослава Сикорского».

«То, как Варшава подчеркивает важность политики безопасности в этом году, - комментирует автор, - отражает настроения в польском обществе». Далее приводятся данные опросов, согласно которым большинство респондентов  считают, что ситуация на Украине представляет угрозу безопасности их собственной страны (78%), что международное сообщество должно оказывать на Россию давление (79%) и что санкции следует ужесточить (69%). При этом только 20% респондентов считают, что Польша в этом плане прилагает недостаточно усилий. «В этом смысле, - поясняет Чэпман, - ориентация нового польского правительства на умеренность согласуется с настроением широкой общественности в Польше». «Это все указывает на то, - заключает она, - что Польша продолжит поддерживать Украину в общих рамках участия в западной стратегии, однако в меньшей степени будет стараться играть роль лидера в том, что касается формирования международной реакции на кризис».

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ