Руководитель «Одесской правозащитной группы»: Долженкова и Мефедова отправили в СИЗО, чтобы успокоить «патриотов»

18 сентября, суд Ильичёвска начал оглашение приговора по «делу 2 мая» 19 «куликовцам», обвиняемым в массовых беспорядках на Греческой площади 2 мая 2014 года. Результат приговора был довольно неожиданным для страны, в которой правят бал националисты и «патриоты». Однако, буквально спустя час, радость политзаключенных и их семей была омрачена возникновением из ниоткуда нового непонятного дела, согласно которому Евгений Мефедов и Сергей Долженков подозреваются в «посягательстве на целостность Украины». Под покровом ночи их вновь отправили за решетку, предъявив обвинение и наплевав на все процессуальные нормы и права человека.

Руководитель «Одесской правозащитной группы» Надежда Мельниченко, которая следит за «делом 2 мая» и с его возникновения и всячески помогает политзаключенным рассказала, как именно проходило оглашения приговора и почему Мефедова и Долженкова вновь посадили в СИЗО.


- Надежда. Согласитесь, оправдательный приговор по «делу 2 мая» взбудоражил общественность. Скажите, пожалуйста, вы были уверены в именно в таком повороте дела для «куликовцев»?

- У нас в стране, к сожалению, нельзя быть уверенным в чем-то на 100%, но да, уверенность была, что приговор будет именно таким, не полная, но была. Был и второй вариант – более компромиссный, но для меня он был менее вероятным. Лично моя уверенность основывалась на анализе работы коллегии судей Ильичевского горсуда и тех материалах – «доказательствах вины», которые мы изучали во время данного процесса. Я наблюдала за ходом судебного процесса над «куликовцами» с самого начала – с ноября 2014 года. Причем я не просто отслеживала информацию в открытых источниках, а присутствовала практически на всех заседаниях Приморского, Малиновского и Ильичевского судов. Поэтому мне было с чем сравнивать, как работу коллегии в целом, так и при изучении тех или иных доказательств.

- Вы ведь присутствовали в зале суда, не могли бы вы немного рассказать, что происходило во время оглашения приговора и как реагировали политзаключенные и представители обвинения?

- Знаете, как говорится: «ожидание смерти - хуже самой смерти». Вот 18 сентября примерно так и было… Заседание было назначено на 9 утра, но в здание суда начали запускать только около 12 часов. Все это время, на тот момент, еще обвиняемые, их родные и близкие находились на улице у здания суда, наблюдая оцепленное Нацгвардией здание суда, значительные силы полиции, стоящих наготове пожарных, размотанные пожарные шланги, увеличивающееся с каждым часом количество «патриотов» и т.д. Эта картина изрядно портила нервы, но все терпеливо ждали вердикта. Приговор оглашался 4,5 часа. Сперва этот процесс казался бесконечным и было видно, что люди затаили дыхание, но с каждым словом судей становилось все более понятным каким будет решение суда, и атмосфера стала разряжаться. Ну а когда прозвучала результативная часть, то конечно же эмоции переполняли – звучали аплодисменты и крики радости. Люди прошли огромный и тяжелый путь длиною почти в 3,5 года, несмотря на всевозможные провокации и давление, прошли его достойно. За реакцией прокурора лично я особо не наблюдала, т.к. была сфокусирована на другом, но в те моменты, когда она попадала в поле моего зрения она либо что-то записывала за судьями, либо переписывалась с кем-то по телефону.

- Когда именно стало известно, что Евгения Мефедова и Сергея Долженкова решили вновь арестовать уже по другой статье? Почему выбрали именно их и отпустили остальных 17 человек, ведь с точки зрения прокуратуры они все виновны в «недолжной любви» к родине и к «ярчайшим» ее представителям?

- Нельзя сказать, что такого поворота никто не ожидал, отнюдь, после того как 5 сентября судьи ушли в совещательную комнату стала появляться информация о том, что прокуратура готовит запасной план, на тот случай, если суд примет решение освободить их из-под стражи. Было понятно, что готовится новое уголовное дело, но непонятно в отношении кого именно. Сейчас мы уже знаем, что оно не такое уж и новое, благодаря этому же делу в ноябре 2015 года Евгения Мефедова уже оставляли под стражей, после того как за него был внесен залог. Правда тогда речь шла о ч.1 ст.110 УК Украины («Посягательство на территориальную целостность и неприкосновенность Украины» - прим. ред.), теперь там фигурирует ч.2. Но судя по тому, что из себя на сегодняшний день представляет данное дело особого прогресса почти за 2 года следствия (!!!) не достигнуто. Ну а когда во время оглашения результативной части приговора в зал, в окружении сотрудников СБУ зашел прокурор Богомолов, не имевший к данному процессу никакого отношения, стало понятно, что на свободу выйдут далеко не все… Сразу после оглашения приговора родственников и журналистов стали выгонять из зала. В зале оставались все ребята и их адвокаты, поэтому кого именно хотят задержать мы не понимали. Только благодаря тому, что в зале на первом этаже, где велась трансляция судебного заседания, забыли сразу после оглашения приговора выключить экран, нам стало известно, что Долженкову и Мефедову предъявляют подозрение по 110-й.

- Суд вынес меру пресечения поздно ночью или, правильнее сказать, рано утром. Известно, что адвокат Долженкова грамотно выполнила свою работу, в то время как адвоката Мефедова даже не было на заседании. На чем основывалось обвинение, прося именно заключение под стражу?

- Перед прокурором стояла одна единственная задача – не выпустить Долженкова и Мефедова на свободу, несмотря на то, что суд их полностью оправдал. Исходя из того как это было организовано (тайно вывезли из Ильичевского суда, не сообщали адвокату куда именно везут ее клиента, заседание суда, которое началось около полуночи и т.д.) все указывало на то, что они не выйдут. Конечно же, все опять было сделано через одно место (что свидетельствует о «профессионализме» следователей, прокуроров и судей) с кучей нарушений как процессуального характера, так и нарушений прав самих подозреваемых, на что собственно и указывала адвокат Балашова. Но перед судьей Тонконоженко, вероятно, не стояла задача разобраться и вынести обоснованное и законное решение, перед ним стояла иная задача – отправить оправданных Мефедова и Долженкова обратно в СИЗО. И все участники этого представления под названием «украинское правосудие» с поставленными перед ними задачами справились. Ничего нового мы от обвинения не услышали. Традиционно прокурор указал на риски, изложенные в ч.1 ст.177 УК Украины (могут сбежать, влиять на свидетелей, уничтожить улики, совершить новое преступление и т.д.), но главным послом обвинения было то, что недовольная оправдательным приговором общественность устроила столкновения с правоохранителями под стенами Ильичевского суда, которые могли перерасти в массовые беспорядки. И вот чтобы не допустить этих массовых беспорядков в Одессе и успокоить активистов, Долженкова и Мефедова нужно отправить в СИЗО.

Не участников столкновений, в которых, к слову, пострадали 20 полицейских и 15 нацгвардейцев, а Мефедова и Долженкова. Что собственно и было сделано. К сожалению, действующим УПК предусмотренно, что к лицам, которые подозреваются или обвиняются по ст.110 УК Украины не может быть применена иная мера пресечения нежели содержание под стражей. Этим и воспользовались обвинение. Но в данном случае, Долженкову и Мефедову вменяется деяние, совершенное в марте 2014 года, когда действовала старая редакция УПК, которой были предусмотрены и иные виды меры пресечения, не связанные с лишением свободы. И на этом также акцентировал внимание адвокат Балашова. Была поставлена цель – любыми способами не выпустить на свободу Долженкова и Мефедова, и она была достигнута тем способом, на который обвинению хватило ума и профессионализма.

- Существует ли реальная возможность доказательства «вины» Мефедова и Долженкова? Каковы ваши прогнозы касательно нового процесса?

- Весьма вероятно, что данное дело воскресили с единственной целью – отправить Долженкова и Мефедова обратно в СИЗО на два месяца. За это время прокуратура подаст апелляцию - попытается отменить оправдательный приговор и вернуть дело на новое рассмотрение в суд. Если им это удастся, то нужды в новом расследовании не будет, и оно будет благополучно похоронено. Если все же здравый смысл и закон победят, и апелляционная инстанция оставит приговор в силе, то тут, конечно, у прокуратуры возникнут большие сложности с новым расследованием. Если бы мы говорили о перспективах нового расследования и дальнейшего процесса (если до этого вообще дойдет) в правовом государстве, то ни о каких перспективах тут даже и речи быть не могло. Более того, я думаю, лица, «слепившие» такое дело были бы привлечены к ответственности. Но наша реальность, к сожалению, иная. Я не думаю, что данное расследование будет сильно отличаться от предыдущего расследования, по которому мы уже имеем оправдательный приговор, и результат по новому расследованию будет аналогичным. Но опять придут недовольные активисты… и так будет продолжаться до бесконечности или до тех пор, пока сотрудники полиции, прокуратуры, судьи и активисты не начнут уважать хотя бы законы своей же страны (о европейском законодательстве вообще промолчим) и руководствоваться ими в своих действиях. Но нам пока об этом даже мечтать не приходится, хотя работа коллегии Ильичевского суда показала нам, что это возможно.

Перейти на основную версию сайта

Комментарии

Disqus Comments