информационное агентство

Россия усиливает санкции против бизнес-окружения Порошенко. Пока лишь на 0.5 млрд долларов

Россия усиливает санкции против бизнес-окружения Порошенко. Пока лишь на 0.5 млрд долларов

Накануне Нового года, 29 декабря, премьер-министр России Дмитрий Медведев решил преподнести украинским властям подарок и ввел запрет на импорт из Украины целого перечня товаров, включающего промышленные и сельскохозяйственные товары. Эти меры – ответ Москвы на ранее принятые ограничения со стороны Украины. Но что за всем этим стоит?

Полный перечень продукции, попавшей под запрет, прилагается к постановлению правительства от 29 декабря.

Из пищевой продукции в список попало масло, кондитерские изделия и шоколад, хлеб, овощи, напитки, пиво и вино. Из полезных ископаемых – щебень, известняк. Из химии – моющие средства. Замыкает список ряд продукции машиностроения – котлы, турбины, трактора и трансформаторы. По предварительным оценкам Минэкономразвития РФ импорт этих товаров в 2018 году составит порядка 510 млн. долларов или 10% всего импорта из Украины.

Согласно данным ФТС России, за 10 месяцев 2018 года Россия ввезла из Украины товаров на общую сумму в 2,75 млрд. долл. Наибольший объем поставок приходится на продукцию черной металлургии – 637,8 млн. долл. Второе место занимает импорт оксида алюминия – 379,1 млн. долл. Третье место занимает, конечно же, продукция машиностроения – 330,7 млн. долларов. И еще 165,7 млн. приходится на электрооборудование.

Как видно, металлы и машиностроение составляют «костяк» украинского экспорта в Россию. Однако под запрет правительства попала только продукция машиностроения. В свою очередь стоит заметить, что широкий перечень продовольственных товаров, представленных в правительственном списке, занимает совершенно незначительную долю в структуре импорта.

Представленные группы пищевых товаров за неполный 2018 год ввезены на территорию РФ на сумму на 61,2 млн. долл. В частности, подсолнечное масло, которое до 2014 года было одной из важных позиций экспорта в РФ, по итогам января-октября 2018 года импортировано на сумму 6,5 млн. долл. Правда неплохие объемы сохранили поставки шоколадной продукции, традиционно ассоциируемой с кондитерским бизнесом Петра Порошенко. За аналогичный период они составили 18 млн. долл.

Но эти «крохи» едва ли могу сравнится с теми объемами, которые украинский пищепром экспортировал раньше. Для сравнения, в 2013 году Украина поставила по ныне запрещенным статьям сельхозпродукции на 1,5 млрд. долларов. То есть текущие поставки этой продукции являются смехотворными с точки зрения экономики в целом. Но, как видно, не с точки зрения интересов отдельно взятых людей. Для бизнеса Петра Порошенко российский рынок всегда был важен, даже после 2014 года. И неработающая фабрика в Липецке не помешала бы продавать кондитерку «Рошен» через компании, на прямую не ассоциированные с президентом.

Пожалуй, именно интересы отдельно взятых людей и являются целью новых санкций Москвы.

За исключением отказа от турбин, которые Россия покупала у Николаевского «Зоря-Машпроект», но не так давно перешла на аналоги собственного производства. Впрочем, и этот ценный актив входит в орбиту бизнес-интересов Порошенко. Предприятие возглавляет Константин Картошкин, ранее управлявший Севастопольским морским заводом, который принадлежал президенту.

Другая мишень новых санкций – трансформаторы, которых Россия купила в 2018 году на 37,3 млн. долларов. В экономическом плане это также гроши, если не учитывать, что за этим стоит «НПО имени Фрунзе», принадлежащее олигарху Константину Григоришину. Григоришин является партнером Петра Порошенко по энергетическому бизнесу. Через холдинг «Энергетический стандарт» скупаются акции украинских облэнерго. Конечно, не без поддержки и не без интересов президента. Другое, менее важное направление холдинга – продажа сумских трансформаторов в Россию. Компания участвует в тендерах предприятий Росатома, Газпрома и других российских компаний.

Наконец запрет на импорт тракторов. Кто-то удивится, что Украина до сих пор производит подобную технику и даже продает ее России на сумму 2,8 млн. долл. в год. Однако дело здесь также не в продукции, а в фигуре за ней стоящей. В 2016 году Петр Порошенко передал Харьковский тракторный завод в руки владельца группы DCH Александра Ярославского. Предприятие возобновило продажу тракторов и сельхозтехники в Россию. Но это не главная роль бизнесмена. Еще несколько лет назад стало известно о намерениях Ярославского участвовать в приватизации харьковского «Турбоатома». Обсуждалась возможность участия группы DCH в приватизации «Одесского припортового завода». Примечательно, что в качестве партнера олигарх намеревался привлечь Rothschild&Co - траст, который занимается управлением активов Петра Порошенко. Наконец, Ярославский был одним из претендентов на покупку дочки «Сбербанка».

Таким образом, Григоришин и Ярославский – активно помогают расширять границы бизнес-владений Петра Порошенко, устанавливая контроль над различными прибыльными активами. И важную роль в этой схеме играет сбыт продукции подконтрольных активов на российский рынок. Это позволяет сформировать приватизационный фонд президента, чтобы впоследствии скупить ценнейшие госактивы (Центрэнерго, Турбоатом, ОПЗ и другие), ну и, конечно же, наполнить свою предвыборную кассу, чтобы осуществить приватизацию этих активов в президентском кресле (ведь так гораздо удобнее).

Москва, перекрывая поставки компаний из президентского круга влияния, дает понять, что не собирается поддерживать приватизационную и предвыборную кассу Порошенко. Давно пора было заняться этим, а то Дмитрий Медведев все никак не мог найти денег в России, а вот Григоришин, Ярославский и Порошенко в легкую вытаскивали отсюда по полмиллиарда долларов в год.

Центр правовой и социальной защиты
ТЕМА ДНЯ
antifashisttm
Антифашист ТВ