Реакция европейцев на теракты. Синдром приобретенного иммунодефицита

25.03.16      Нюра Н. Берг
Реакция европейцев на теракты. Синдром приобретенного иммунодефицита

Третий день наблюдаю реакцию европейцев на теракты в Брюсселе. Вынуждена констатировать – никакой такой особенной реакции нет, даже жесуи и флажки на аватарах в этот раз не востребованы. Полное впечатление, что граждане уже воспринимают террористические атаки как нечто неизбежное, с чем они не просто должны, а обязаны смириться.

Ну, не пересматривать же всю концепцию европейского устройства и современных ценностей из-за такой ерунды как убийство пары-тройки десятков сограждан, которым не повезло. Видимо, считается, что это неизбежные издержки императивного мультикультурализма, который обязаны любить все европейцы или хотя бы делать вид, что любят.

Шарли Эбдо на этот раз почему-то пропустил такой отличный повод для креативов – никаких карикатурок на теракт в Брюсселе. А ведь все складывалось так красиво, ребята вышли на новый уровень осмысления реальности. За пару недель до этого на обложке журнала была изображена кровавая няня с головой убитого ею ребенка, все ржали, чо, это же в Москве. И вдруг какое-то нищенское молчание. Неужели карандаши закончились, чувство юмора иссякло?

Впрочем, вру, реакции на теракт есть. Просто мы, в силу крайней провинциальности и консерватизма не можем оценить их красоту и величие, их потенциал в видах борьбы с бессовестными, но имеющими потенциал перевоспитания шахидами. Бельгийцы, конечно, не подвели, вышли на улицы, держались за руки, давали сдержанно-запальчивые комментарии телевизионщикам – мол, не боимся, нас не запугать. Они явили террористам свое фе, раскрасили разноцветными мелками асфальт – короче, на этот раз в дело пошла тяжелая артиллерия. Если уж рисование на асфальте не усовестит и не закошмарит шахидов, я тогда и не знаю, чем вообще их можно пронять. Мелки – это же как святое распятие для вампиров, да?

Зря полиция урезонивает местных – мол, посидите пока дома. Без острой нужды не рассекайте просторы бельгийской столицы, затихаритесь, не лезьте в места массового скопления граждан, покушенькайте дома. Нет и нет, отвечают полицейским несгибаемые жители бельгийской столицы, нас не запугать. Мы ходили и ходить будем, толпились и толпиться будем, дружили и дружить будем, и когда проклятые нелюди увидят нашу решимость, они наложат в штаны и откажутся от своих кровожадных планов. А мы, как бы говорят европейцы, наоборот, от своих планов не откажемся, хорошо бы еще уловить, в чем же их сакральный смысл.

Собственно, формат реагирования не меняется. В ответ на очередной покос случайных прохожих, пассажиров метро и самолетов нация моментально сплачивается и интригует террористов бодрой и восторженной готовностью и дальше оставаться овцами на заклание. В общем, пугают ежа голой попой, и как только еж не умирает от изумления и смеха?

Никогда не могла понять, какова сверхзадача всех этих маршей единства, включая знаменитый своей унылой фарсовостью демонстративный проход европейских лидеров под мощной охраной полиции после теракта в Париже. Что, собственно, хотят показать фигуранты? Кротость? Приверженность идеям безбрежного мультикультурализма, который на деле отчего-то всякий раз изливается кровью случайных жертв, которым не повезло – даже если они были стопроцентными адептами открытых сердец и дружбы народов? Упорное долбление башкой в бетон с целью доказать, что лба не жалко? Вот в 1941-ом, представляете? – советские люди, вместо того, чтобы вступить в священную войну, вдруг пошли рисовать мелками?

Я не вижу на этих демонстрациях никаких требований к властям усилить меры безопасности – очевидно, граждане Евросоюза считают, что с этим и так все зашибись? Власть может быть совершенно спокойна – у вверенных ей народов иммунитет полностью вытеснен толерантностью. Организм больше не сопротивляется, вместо отпора у людей появилось какой-то отчаянный истерический фатализм, который к тому же нужно непременно и с гордостью демонстрировать. Нас, как говорится, таво, а мы крепчаем.

Впрочем, когда речь заходит об элите, скажем, о действующих королях, то здесь все серьезно. Никаких игр в толерантность и покорность судьбе. Бельгийскую монархическую семью вывезли от греха подальше. А что вдруг? Разве короли не обязаны разделять судьбу своего народа, которую сами же в большой степени и определяют, потакая всем глупостям современного европейского суицида на каждом его этапе?

С народцем другое, ведь бабы всегда нарожают новых. Казалось бы, после каждого последующего теракта логично ожидать усиление полицейского контроля, в котором, как бы ни звучали эти слова, нет ничего трагического, а только забота о достаточной и разумной самообороне.

Но нет. В самый день брюссельского теракта, уже после того, как стало все известно о случившемся, аэропорты Европы работали в обычном режиме, который выглядит так – в залы прилета и отлета беспрепятственно заходит любой. Полная принципиальная расслабленность. Иногда просят открыть сумку, ограничиваясь поверхностным беглым взглядом. Никаких рамок, никаких металлоискателей, въезжай хоть на танке. За время предполетных процедур и полета паспорт не требуется ни разу. На досмотре из багажа удаляются дезодоранты и шампуни, но я видела, как люди беспрепятственно провозили двухлитровые бутылки кока-колы, просто забыв, что это запрещено.

Никакого контроля на входе в торговые центры, на разнообразных ярмарках и фестивалях.

Единственное, пожалуй, мероприятие, которое сопровождается невиданным полицейским эскортом, - демонстрации протеста против актуальной политики европейских лидеров. Вот там да, полиции едва ли не больше, чем демонстрантов – как если бы именно демонстранты составляли террористическую угрозу и массово обряжались в пояса шахидов.

Понять принципиальную беспечность европейцев решительно невозможно. Особенно на фоне жесточайшего, хотя и не слишком навязчивого контроля, например, в израильской авиакомпании и на всех рейсах, которые выполняются в Израиль. Все годы независимости это государство живет под угрозой ежедневного террора, но слышали ли вы хоть что-нибудь о терактах в их аэропортах и на пассажирских рейсах?

В Европе же террористические акты рассматриваются как месячные – да, неприятно, иногда очень болезненно, но неизбежно. К чему бороться с тем, что неизбежно? Лучше еще раз сплотиться, чтобы показать готовность претерпеть. Размягчение ли это мозгов, тотальное разрушение иммунитета, неосознаваемая суицидальная настроенность, просто витальная скука и тоска по адреналину – не знаю.

Никакой связи между агрессивным и быстрым омусульманиванием Европы и усилением террористической угрозы жители ЕС, похоже, не усматривают. А те, кто усматривают, по-прежнему изгои, расисты и посягатели на права человека и прочие либеральные ценности, которые, несомненно, хороши, высоки и удобны, пока живущие рядом или в вашей квартире насельцы тоже согласны их разделять.

Но публичные сомнения в исключительной пользе для дела мира и процветания этих сакральных ценностей, этих фетишей угрожают сомневающемуся остракизмом и дискриминацией, как если бы права человека на него не распространялись. Его сделают изгоем, маргиналом и фриком, ибо каждый, каждый обязан свободно и демократично признать, что политика открытых сердец и мазохизм – единственное приемлемый формат.

Любая попытка даже в мягкой форме покритиковать беспечность и вялость европейцев наталкивается на довольно жесткий, что само по себе комично, отпор – ребята по умолчанию согласны быть жертвами религиозных фанатиков, но не согласны с тем, что этих фанатиков не худо было бы превентивно обезвреживать. И хотя старому и малому давно известно, что каждый из нас находится под жестким, неослабевающим, тотальным круглосуточным контролем, который обеспечивают его же гаджеты – от носимых в кармане до стационарных компов, любое упоминание спецслужб в сколько-нибудь позитивном ключе вызывает либеральные обмороки.

И вот уже некто Эрдоган крутит на известном месте европейских лидеров, разговаривает с ними свысока, шантажирует и едва ли не открыто угрожает терактами – в виде прогнозов, конечно.

Взаимодействие с Россией по-прежнему рассматривается как зрада делу всемирной толерантности, хотя совершенно очевидно, что терроризму можно противостоять только вместе, жестко и последовательно. Европейцы же продолжают искать полтинник не там, где потеряли, а под фонарем, потому что там светлее…

Куда идет дело, подробно рассказывает известный французский провокатор мсье Мишель Уэльбек в новом романе «Покорность». На выборах президента Франции победил умеренный мусульманин, Сорбонна стала исламским университетом, мгновенно ввели многоженство и запрет женщинам занимать административные посты, да и вообще работать. Массовое образование ограничили 5-ю годами школы, началось введение законов шариата. Описано буднично, без эмоций, оттого еще страшнее. Никакого терроризма, просто тотальный перезапуск проекта «Европа» при полном непротивлении всей местной образованщины, утомленной собственным декадансом, рефлексиями и депрессиями.

Французские интеллектуалы с готовностью покорились, подстроились, завели по 3-4 жены, обратились в ислам и стали его проповедниками. Победил тотальный добровольный коллаборационизм не без приятности и с полным интеллектуально-философским обоснованием. Стесняюсь напомнить, но примерно так же выглядело поведение элиты в момент оккупации Франции другими культуртрегерами - в 1940-ом. Так что - аминь.

Впрочем, Уэльбек провоцирует, провоцирует, да никак не выпровоцирует своих сограждан на хотя бы минимальное осознание реальных перспектив. Даже тот мистический факт, что выход романа «Покорность», глумливо анонсированный журналом Шарли Эбдо ровно в тот день, когда редакция издания была расстреляна, и погибло 12 человек, в том числе, и близкий друг самого Уэльбека, - не стал никаким поворотным пунктом. Поворотный пункт давно пройден, чего уже пить боржоми?

Видимо, так тому и быть, туда и выгребать, куда показывает компас. Никаких признаков сопротивления надвигающемуся тотальному переустройству не наблюдается. Недовольные подвергаются остракизму, кассандр, как всегда, казнят.

Спасибо, пока не на костре, виртуально, но еще ж не вечер?

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ