Радован Караджич: патриот, которого не оценил свой народ

Радован Караджич: патриот, которого не оценил свой народ

Международный трибунал по бывшей Югославии (МТБЮ) вынес приговор бывшему лидеру боснийских сербов 70-летнему Радовану Караджичу. Суд признал его виновным, кроме прочего, в кровопролитной осаде Сараево и организации геноцида в поселке Сребреница в 1995 году.

За эти преступления политик приговорен к 40-летнему заключению. Караджич стал самым высокопоставленным политиком после экс-президента Югославии Слободана Милошевича, который представал когда-либо перед МТБЮ. Интересно, что Гаагский трибунал осудил лишь 27 хорватов и шестерых боснийцев-мусульман, а также троих албанцев. Поэтому в Сербии существует мнение о том, что МТБЮ направлен преимущественно против сербов – участников гражданской войны.

Что, впрочем, не мешает сербам выдавать своих Гааге…

Радован Караджич – нейропсихиатр из Боснии и Герцеговины, который позднее стал заниматься политикой. С начала 90-х Радован стал выступать за объединение сербов в разных районах бывшей Югославии в рамках единого государства, а позже стал основателем Сербской демократической партии (СДП) в Боснии, провозгласившей себя представительницей сербской общины и заявившей об отказе признать любые односторонние действия двух других этнических общин в этом регионе. Когда в 1991 году распад Югославии стал реальным фактом, Караджич предупредил, что в случае объявления Боснией и Герцеговиной независимости боснийские сербы будут добиваться объединения с Сербией.

12 октября 1991 года парламент Боснии и Герцеговины без ведома сербских депутатов принял «Меморандум о суверенитете Боснии и Герцеговины» простым большинством голосов. Сербы и хорваты в Боснии определялись в документе как национальные меньшинства. Это дало импульс автономизации сербских областей. Была созвана Скупщина боснийских сербов и проведен плебисцит, на котором 9 ноября 1991 года сербы высказались за объединение с Сербской Краиной, Сербией и Черногорией, то есть за создание обновленного югославского государства. Руководство Боснии назвало сербский плебисцит незаконным и настаивало на независимой и унитарной стране. Однако тогда же о создании своего государственного образования – Герцег-Босны – заявили боснийские хорваты, что усугубило процесс территориального размежевания в республике.

Как следствие развития внутриполитической ситуации на данном этапе, 7 апреля 1992 года боснийские сербы провозгласили создание Сербской республики Боснии-Герцеговины, более известной как Республика Сербская. Ее первым президентом стал Радован Караджич.

Все это привело к кровопролитной гражданской войне в Боснии с участием трех сторон: сербов, хорватов и мусульман-боснийцев. Стороны периодически заключали союзы друг против друга вплоть до завершения боевых действий в 1995 году. По оценкам международных экспертов, жертвами конфликта стали по меньшей мере 100 тысяч человек. После войны Гаагский трибунал выдвинул обвинение против Караджича, а тот в интервью газете Times заявил, что никогда не поедет туда по собственной инициативе, так как не доверяет этому суду. После этого политик скрылся на долгие годы.

Караджич был объявлен в розыск по линии Интерпола, а США назначили награду в 5 млн. долларов тому, кто окажет помощь в его поимке.

Более десяти лет бывшему политику удавалось скрываться от МТБЮ. Как стало известно позднее, Радован Караджич жил в Белграде, пользовался фиктивными документами на имя Драгана Дабича, и работал в частной клинике в качестве специалиста по альтернативной медицине. Ему удалось изменить внешность так, что он мог не только ходить по улицам Белграда, не таясь, но и выступать на специализированных медицинских семинарах.

Как врач альтернативной медицины Драган Дабич, Караджич лечил больных, публиковался в журнале "Здрав живот", читал лекции и даже попадал в объективы сербских телеканалов. У Дабича был даже свой сайт.

30 июля 2008 года он был экстрадирован в Гаагу. Спустя год ему было официально предъявлено обвинение. Караджич отказался признать себя виновным. Всего процесс продолжался порядка 497 дней. В ходе процесса были допрошены 337 свидетелей обвинения и 248 свидетелей защиты.

Изначально суд назначил Караджичу британского адвоката Ричарда Харви, однако серб отказался от его услуг и настаивал на том, чтобы Гаагский трибунал разрешил ему самостоятельно осуществлять свою защиту. В итоге суд пошел навстречу политику.

По версии следствия, Караджич причастен к целому ряду военных преступлений, совершенных армией Республики Сербской в период с апреля 1992 по ноябрь 1995 года. В тексте обвинительного заключения было сказано, что Караджич, как руководитель республики, «знал или мог знать, что силы, которыми он руководит, были причастны к преступлениям против мирных жителей и нарушениям законов и обычаев войны». «При этом он не предпринял никаких мер для предотвращения преступлений, хотя мог это сделать», – говорится в документе.

Среди преступлений, совершенных войсками республики, называют уничтожение мусульманского и хорватского населения Боснии и Герцеговины, произошедшее в месте Буйанима (там были убиты 144 человека), в городе Фоча (порядка 200 человек), а также более 140 заключенных концентрационного лагеря в Шушице. Кроме того, обвинитель считает Караджича причастным и к самому известному случаю массового убийства в ходе войны в Боснии и Герцеговине – уничтожению порядка 7 тыс. мусульман в поселке Сребреница.

Также прокуроры МТБЮ сочли доказанной вину президента Республики Сербской в том, что под его руководством были разрушены памятники истории и культуры в Сараево и уничтожено имущество мирных граждан. Кроме того, МТБЮ выдвинул обвинение Караджичу в том, что он непосредственно отдал распоряжение о систематическом обстреле города Сараево из снайперских винтовок, минометов и гранатометов в период с 12 мая 1992 года по ноябрь 1995 года. Караджич был обвинен и в том, что непосредственно отдал распоряжение захватить представителей ООН в Боснии и Герцеговине и приковать их к мосту, чтобы не допустить таким образом ударов авиации НАТО. Авиаудары сил НАТО по позициям боснийских сербов в начале 1995 года привели к форме противодействия, которая особенно возмутила МТБЮ, учрежденный ООН. Именно Караджичу суд приписал ключевую роль в захвате сотрудников ООН в БиГ с конца мая 1995 года и удерживании их в качестве «живого щита» на стратегических объектах.

«Суд пришел к заключению, что существовало совместное преступное действие, целью которого было взятие и удержание сотрудников ООН в качестве заложников, чтобы НАТО был вынужден воздерживаться от авиаударов по целям боснийских сербов. В преступное деяние было включено несколько лиц, среди них обвиняемый», – заявил южнокорейский судья.

Его судила коллегия из трех судей, решение зачитывал южнокорейский судья О Гон Квон. Суд не усмотрел состава геноцида по преступлениям в нескольких общинах и регионах Боснии и Герцеговины. В итоге его признали виновным по 10 из 11 пунктов обвинения, в том числе в осаде Сараево и по одному из самых спорных моментов всей войны — событиям в Сребренице.

«Караджич издал директиву, которая создала условия для геноцида в Сребренице, и препятствовал оказанию гуманитарной и иной помощи людям, которые пострадали из-за событий в этом поселке», – говорится в тексте решения суда. События в этом городке послужили основанием для обвинения многих сербов в военных преступлениях. По официальной версии, там было убито не менее 7 тыс. боснийцев-мусульман.

Однако после начала разбирательства выяснилось, что некоторые из тех, кого считали убитыми в ходе массовой резни, до сих пор живы. В частности, в июле 2015 года газета Telegraph опубликовала историю Сениды Бечирович, которая числилась убитой, а на самом деле проживала после войны в Белграде в приемной семье.

Ее история не единична. Нынешний президент Сербии Томислав Николич даже публично отказался признать события в Сребренице геноцидом. Однако все это никак не повлияло на решение Гаагского трибунала.

Сам Караджич считает, что нет никаких четких доказательств, напрямую указывающих на его вину по какому-либо из обвинений, заявил его адвокат Горан Петрониевич. «После того, как услышал приговор, он сказал, что вердикт полностью основан на импровизациях, спекуляциях. Нет никаких четких доказательств, которые напрямую указывают на его вину по какому-либо из обвинений. Сказал, что это полная глупость", – отметил Петрониевич. "По его мнению, сторона защиты представила «намного более качественные доказательства, но по неизвестным причинам суд не стал их обсуждать», – добавил адвокат.

Стоит отметить, что Радован Караджич, как, впрочем, все участники и лидеры балканской войны, – фигура крайне неоднозначная. С одной стороны, его вполне можно считать лидером национально-освободительного движения и жертвой двойных стандартов Запада.

Любопытен и другой момент: очень часто (особенно это характерно для России) из Караджича пытаются делать героя всего сербского народа, который пытался объединить всех сербов, живших на территории Югославии, под одной государственной крышей. Но не стоит забывать о том, что именно сербы в конце концов арестовали Караджича и выдали его Гааге. Точно так же, как после долгого торга с ЕС и США фактически продали Слободана Милошевича, умершего в тюрьме еще до суда. Можно, конечно, рассуждать о том, что без тайного содействие сербских властей экс-президент Республики Сербской попался бы гораздо раньше. Но факт остается фактом: в итоге Сербия не оценила усилий Караджича и променяла его на кандидатство в члены ЕС и прочие европейские «блага»…

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ