Путешествие на войну в Сирию

25.01.16      Джульетто Кьеза
Путешествие на войну в Сирию

Минобороны России не лукавит, когда говорит журналистам: пишите нам, аккредитуйтесь, и мы отправим вас на войну. В Сирию. Мое обращение в пресс-службу не осталось без ответа. И вот уже я из Москвы вместе с большой группой репортеров и операторов высаживаюсь в сирийском аэропорту Хмеймим, преобразованном в базу ВВС России. Это моя первая зарубежная поездка в качестве репортера итальянского интернет-канала Pandoratv.it.

Компания журналистов собралась достойная - около 40 журналистов из влиятельных телеканалов. Это Associated Press и ABC, американский канал IPTV, английский канал BBC, CCTV Китая, русский RT, итальянский RAI, испанский, белорусский, французский, японский, вьетнамский, норвежский, армянский, японский, ливанский. Условия поездки простые: сами добирайтесь до Москвы, строго следуйте рекомендациям организаторов поездки в целях безопасности, снимайте и работайте, как вы привыкли. Ну, а мы, Минобороны России, представляем бесплатно в ваше распоряжение военно-транспортный Ильюшин 62 М ВВС России.

Кто-то назовет такую поездку пропагандистской, но объяснить вам, в чем заключается пропаганда вряд ли сможет: следы войны и разрушений, варварство боевиков ИГИЛ, заставляют смолкнуть самых предвзятых критиков той открытости, которую нам продемонстрировали русские военные. Открытость и дружелюбие российских военных выбивают аргументы из рук тех, кто хотел бы в ином свете показать роль России в войне с террористами.

Моих коллег очень интересовал вопрос: сколько военных на базе, сколько летчиков и обслуживающего персонала.

Военно-воздушная база действует вот уже четыре месяца, меняется персонал. Мы были второй группой иностранных журналистов, но на все эти вопросы все получали простой ответ: смотрите сами, считайте, снимайте. Понятно, что все эти данные строго засекречены. Никто вам не расскажет, сколько самолетов задействовано в полетах, сколько дронов вылетает с базы каждый день, сколько патрулей несут охрану этой базы. Но сходу бросается в глаза напряженная жизнь авиабазы, где все строго подчинено боевым задачам. Ничего лишнего, никакой расслабленности. Все стекается в один центр управления, где открывается картина о передвижениях колонн ИГИЛ, о новых маршрутах движения нефтевозов к турецкой границе, о сооружении боевых укрепрайонов.

Туда нас не приглашали, но и то, что мы видели, впечатляло. На базе есть своя военная полиция, есть спецназ, хорошо известный по Крыму, где их прозвали «вежливые люди». Экипированы они по последнему слову боевой науки: приборы ночного видения, таинственные аппараты связи, вделанные в камуфляжные шлем и перчатки, снайперские винтовки и защитные маски, как у рыцарей, охватывающие лицо и шею, зеленого цвета бронежилеты. Все это делало их похожими на пришельцев из космоса, внимательные глаза которых наблюдали за нами и вокруг нас все эти три дня с момента нашего размещения а одной из гостиниц Латакии.

Яркое солнце и бирюзовое небо действовали умиротворяющее, но стоило краем глаза заметить наших спецназовцев, дежуривших по периметру отеля и внутри него, как ты понимаешь: все это обманчиво и война совсем рядом в каких-то 25 километрах от отеля. Недалеко от нашей гостиницы несколько дней назад упала ракета, погибли более десятка человек. Да и террористы, случается, прорываются в зону контроля войск Сирии. И иностранные журналисты совсем неплохая добыча для них в той жестокой войне, что идет на сирийской земле. Вот почему россияне не хотят ничем рисковать и обеспечили столь внушительную защиту нашей группы.

База Хмеймим полностью перестроена русскими с рекордной скоростью. Окружена по периметру системой ограждения и контроля. Выход в город для персонала запрещен. Продукты все свои, кроме апельсинов. Вода фильтруется и проверяется. Офицеры размещены в отдельных контейнерах. В таких домиках-контейнерах живут летчики и обслуживающий самолеты техники. Две взлетно-посадочные полосы работают бесперебойно. На одну из них и приземлился наш самолет. Он смотрелся гигантом на фоне Сухих, припаркованных вдоль полосы. Самые последние модели СУ-34, а их было более пятнадцати штук, стояли на защищенной полосе. Их цвета бирюзово-синие подчеркивали элегантность этой хищной птицы. Словно стайки дельфинов, застывших под бетонными арками, они смотрели в небо, куда могут взмыть на высоту в десять тысяч метров всего лишь за пять секунд. При нас они взмывали в небо с адским грохотом, взрывая барабанные перепонки. На выстроили вдоль взлетной полосы и дали два часа для наблюдений и съемок этих птиц с ярко-оранжевыми соплами, бросающими вызов сирийскому солнцу.

Работа кипела и ночью. Наши сопровождающие объясняли нам, что задания для полетов поступают сразу после обработки данных. Это и видео с дронов, и данные спутниковой разведки, и агентурная разведка сирийских групп на территории ИГИЛ. Ликвидировать цели надо быстро и потому часто задания пилотам даются прямо на взлетной полосе."Когда у нас есть сомнения по поводу цели, мы предпочитаем отложить задание, перепроверить, нет является ли это гражданским объектом», - рассказывает генерал-майор Игорь Коношенков, руководитель пресс-центра Минобороны, опекавший нас все эти три дня. "Наша информация по целям всегда проверена, у нас фиксируются и результаты атаки, как и у наших партнеров», - и добавляет с усмешкой: «В тех редких случаях, когда они вылетают на задание.»

… Пока шел разговор, Сухой вернулся с задания. Взлетал, ощетинившись ракетами и бомбами словно еж. А приземлился чистым, выстрелив с хвоста разноцветным парашютом. Но и тот не долго реял на ветру: его тут же сложили и убрали. На посадку уже шел следующий отбомбившийся «дельфин». Ритмичность работы завораживала, словно в танце. А мы стояли, объятые грохотом и шумом. Не знаю, как мои коллеги, но эти машины вызывали у меня чувство гордости за их создателей. И защищали они всех нас - Европу, Сирию, Россию - от смертельной опасности, вырвавшейся на волю не последнюю очередь и по вине политиков из США и ЕС. Этот феерический хоровод боевых машин совершил за последние четыре месяца 5700 летных миссий и поразил более 12000 целей. Без вмешательства этих «дельфинов» вряд ли бы удержался в Дамаске Башар Асад, а Сирия была бы уже под контролем ИГИЛ. А на Игоря Коношенкова сыпался град вопросов: сколько стоит один вылет, во сколько обошлась уже вся российская военная операция в Сирии, сколько топлива потребляет один самолет, сколько ракет и бомб способен нести, как все это доставляется в Сирию?

Наш «шерпа» ловко увертывался от вопросов, на которых не было ответов, но сыпал цифрами там, где это было возможно. Да и зачем так наседать на генерала: все мы видели за эти дни, как гигантские военно-транспортные Ильюшин 76МД тяжело приземлялись несколько раз. Вот и ответ, что так тянуло к земле этих гигантов.

А жизнь кипела вокруг: над аэропортом и вокруг него постоянно барражировали вертолеты - следили за обстановкой вокруг него. База давно стала целью номер один для террористов ИГИЛ, бельмом на глазу. Русские знают, что у ИГИЛ на вооружение есть ракеты «земля-земля». И мощная система охраны на десятки километров вокруг должна была исключить прорыв боевиков с ракетами для ударов по приземляющимся самолетам.

Были ли попытки прорваться к базе? Игорь Коношенков только улыбается в ответ. Нам никто этого не скажет, но весь ритм действия базы словно взведенный часовой механизм ощущался кожей, напряжением в воздухе - и это не могло ускользнуть от нас. Тем отчетливо виделась огромная работа по информационному прорыву на Запад, чтобы донести туда весь объем гигантской работы, которую Россию взвалила на свои плечи. И той помощи, которую России оказывает Иран своей разведкой, своим бойцами, чтобы помочь справиться с террористической угрозой.

Там в Сирии отчетливо понимаешь, какой реальной силой стал ИГИЛ, как быстро он сумел укорениться, врасти в землю и Сирии, и Ирака, и Йемена. Как быстро эта раковая опухоль пошла в рост при вялой политики военного сдерживания со стороны Запада. Мои коллеги не могли и не увидеть другое: у России есть современное оружие и она способна за себя постоять и другим помочь. И то, что уже успела сделать Россия в Сирии стало укором для западных политиков: слишком много слов об ИГИЛ на фоне очень скромных военных успехов так называемой "западной коалиция». И приходится уже признавать сквозь зубы, что без содействия России Запад не справится с ИГИЛ, а Россия уже и вроде бы и не враг. Если политики медлят с такими признаниями, то их электорат уже понял, какой глупостью было сравнивать угрозу от России с Эболой или ИГИЛ.

Открытость России и стремление показать всему миру, как она борется с террористами стало не самой приятной новостью для западных пропагандистов: как-то не вписывается все это в их схемы «враждебной» страны, угрожающей «западной цивилизации» в Украине. Как кстати разразилась вся эта провокация с «расследованием» смерти агента МИ-6 Литвиненко. Как вовремя бросили в бой «стратегические» резервы грязных провокаций со спецслужбисткой кухни МИ-6. И сам английский премьер на первых ролях в этой провокации. Вы нам журналистские репортажи с базы Хмеймим, мы вам дело Литвиненко.

…На второй день мы уже в Тартусе, которую все на Западе называют военно-морской базой России. «Разве это база?» - иронично улыбается Коношенков. «Оглянитесь вокруг: обычный порт, где наши корабли получают воду, техническую поддержку».

Нас ждет поездка на противолодочный корабль «Адмирал Кулаков». Он прибыл к сирийским берегам вместе с крейсером «Варяг», который и охраняет. Гавань почти пустынна. У причала еще один русский военный корабль. Нас быстро подвозят к кораблю, который был спущен на воду еще в 80-х годах. Но начинка корабля новейшая и вооружен он до зубов. Моряки встречают нас молча, с улыбками: им интересно посмотреть на «акул пера». Капитан корабля приветствует нас. По его словам, «Адмирал Кулаков» оснащен и новейшим оборудованием для для охоты за подводными лодками. Узнаем, что не так давно на рейде стоял и французский авианосец, но он выполнил свою задачу и ушел в Персидский залив.

Нас встречают и мощные установки с ракетами - по 16 в каждой «трубе». Корабль может контролировать и воздушное пространство. Вместе с установками «С-400» воздушное пространство над Сирией Россия взяла под контроль после предательского удара в спину Турцией. И турецкие самолеты перестали нарушать воздушное пространство возле Дамаска. Капитан охотно отвечал на вопросы: Да, есть вокруг нас и подводные, «видим» и самолеты партнеров. Этот участок Средиземного моря в настоящее время является очень оживленным, но мы видим и слышим все, даже вздохи», - шутит он.

Специально для нас в в воздух взмыла винтокрылая машина. И мощные потоки воздуха заставили оператора схватиться за камеры. Вертолет ушел в проверочный рейс - «прощупать водные глубины» и оценить обстановку вокруг крейсера «Варяг», чей силуэт маячил невдалеке. Матросы и техники работали почти на автомате, меланхолично отдавай команды на запуск вертолета. И на корабле, и на базе, где словно рой пчел со свисающими ракетами взмывали в воздух «сушки», чувствовалась слаженность и строгость всех действий с тем, чтобы не допустить повторения трагедии со сбитым СУ-24. Турции это не простили и не простят.

На третий день нас везут горы. На горизонте белее снег, но пейзаж такой, как в Сицилии. Оливковые и апельсиновые рощи выстроились вдоль дороги. Пейзаж «земли обетованной» обманчив. И даже замки крестоносцев, пришедших сюда за землей, а не за спасением «святых мест» перекликаются с днем сегодняшним, когда обратная волна беженцев затопила уже европейскую землю. Склоны гор покрыты недостроенными зданиями: тут принято строить дома в рост для расширяющейся семьи. Вот и торчат в небе бетонные столбы для постройки второго, а то и третьего этажей. Строили на вырост и не думали о беде, которая сегодня смотрит на мир глазницами выбитых окон, пробитых снарядами стен и полуразрушенных балюстрад балконов.

Мы движемся на бронированных машинах для перевозки войск. Бронированы и стекла. Все мы в бронежилетах. Сквозь шум мощного мотора нам объясняют, куда мы едем. Это город Сальма, только что освобожденный от ИГИЛ. И мы едем туда, где еще несколько дней назад хозяйничали террористы. «Мы договорились с сирийской армией и они дали добро на нашу поездку. Всего в 8 километрах линия фронта», - объясняет нам Игорь Коношенков.

Город Сальма практически разрушен. Слышны в далекие выстрелы. на улице бандиты оставили свой бронированный пикап с двуствольным пулеметом. Он годится и для обстрелов самолетов. Возле пикапа уже суетятся механики. Все идет в дело. На одной из баз еще видны следы крови. Разрушенные дома - немые свидетели боев за каждый дом. В Сальсу прибыл вместе с нами и губернатор провинции: дал указания по расчистке улиц от завалов, разминирования домов. На фасаде некотрых из них уже висели портреты Башара Асада.

Сальму контролировали боевики ан-Нусра. Переводчик рассказывал, что боевикам шла помощь из Турции, до границы с которой всего 100 километров. Бои за Сальму шли ожесточенные, российская авиация город не бомбила, как и пригороды Дамаска, которые пока под контролем боевиков. Бои за освобождение городов идут ожесточенные. Мы видели это по разрушенной Сальме.

Но сирийцы надеются, что начавшиеся мирные переговоры приведут к остановке кровопролития. Дамаск и Москва заинтересованы в политическом урегулировании сирийского конфликта. Споры идут ожесточенные по списку участников, из которых Москва и Дамаск исключают тех, кто связан с ИГИЛ или запятнал себя жестоким отношением к мирным жителям. Мира хотят все, но не любой ценой - слишком много крови уже пролилось на сирийской земле.

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ