Порошенко признался, что убил всего лишь 4500 человек

23.09.14      Автор redactor
Порошенко признался, что убил всего лишь 4500 человек

На протяжении почти четырех месяцев (с апреля по июль) так называемый лидер «Информационного сопротивления» Дмитрий Тымчук (известный как «человек в каске») бодро сообщал в своих военных сводках: «потерь нет».

Его информация широко тиражировалась практически всеми основными украинскими СМИ, которые, как попугаи, зомбировали свою аудиторию отсутствием жертв.

Признавались лишь отдельные случаи гибели украинских военных. Исключение делалось лишь тогда, когда уже просто невозможно было скрыть случившееся. Когда сбили на подлете к Луганскому аэропорту транспортный самолет ИЛ-76, пришлось официально подтвердить – да, разбились 49 десантников и членов экипажа. А в целом, судя по данным «человека в каске», а также по информации представителей Совбеза, все хорошо. Поэтому ежедневно появлялись удивительные сводки из «зоны АТО»: «Боевики за сутки 37 раз обстреляли из стрелкового и тяжелого вооружения позиции сил антитеррористической коалиции. Потерь нет».

Конечно же, в социальных сетях, на интернет-форумах с самого начала ставили под сомнение официальные данные о потерях. Постились фотографии сгоревшей армейской техники, выкладывались сканы постов военнослужащих. Однако все равно не было общего представления о масштабах жертв. На мой взгляд, перелом в информационном освещении потерь сил АТО наметился после обстрела из «Градов» группировки украинских войск, попавшей в окружение под Зеленопольем (11 июля). Министерство обороны попыталось занизить количество погибших. Первоначально сообщалось о 19-ти убитых военнослужащих. Однако постепенно стали всплывать все новые и новые подробности. Выжившие бойцы давали интервью тележурналистам, публиковались фото- и видеоматериалы. Масштабы разгрома украинской группировки скрыть не удалось: свыше ста человек погибли и более трехсот получили ранения. И именно после Зеленополья зомбированное пропагандой украинское общество начало понимать: от людей скрывают правду о реальных потерях. Министерство обороны и Совбез попытались все свести к «российской пропаганде». Якобы специально агенты ФСБ вбрасывают в социальные сети завышенные цифры потерь. А «на самом деле» за четыре месяца АТО погибло 456 военнослужащих, ранено около 1200. Этим цифрам уже никто не верил. Более того, журналисты после Зеленополья стали задавать на брифингах неудобные для «пресс-офицеров» СНБО вопросы: сколько военнослужащих попало в плен, сколько пропало без вести? При этом они оперировали информацией, полученной от непосредственных участников событий, в первую очередь от военнослужащих, попавших в окружение.

Долгое время официальная власть отмалчивалась. Очередной перелом наступил в августе, когда ополчение перешло в контрнаступление. Даже в сводках МО стали появляться данные о десятках убитых и раненых. Уже не помогали чисто бюрократические ухищрения, согласно которым военные считали исключительно своих погибших, Нацгвардия вела отдельную статистику, а потери карательных батальонов вообще никого не волнуют. И тут появился Иловайский котел, в котором нашли свою смерть свыше двухсот карателей. Как ни цинично это звучит, однако командир батальона, финансируемого олигархом Коломойским, сделал неоценимый вклад в дело раскрытия истинных масштабов потерь. «Семен Семенченко» (это псевдоним «доблестного командира») так истерически верещал на весь Интернет о потерях, что взбудоражил всех. После его «воплей» в «Фейсбуке» и военные стали регулярно сообщать в сетях о количестве убитых и раненых в том или ином конкретном боестолкновении. Появились аналитики, которые обобщали подобную первичную информацию, вели каталоги фотографий подбитой техники и выкладывали информацию на всеобщее обозрение. Получалась совсем не радостная для Киева картина: более тысячи единиц подбитой военной техники и около шести тысяч погибших. Причем в это число входили и так называемые добровольцы.

Переговоры в Минске, начавшиеся в сентябре, легализовали тему пленных. ДНР и ЛНР при посредничестве экс-президента Леонида Кучмы договорились провести обмен пленными. И вот тогда президент Петр Порошенко озвучил цифру – 1200 военнослужащих Украины находятся у ополчения. Эта цифра ужаснула «свидомых» украинцев, полностью поддерживающих бойню на востоке. Однако наибольший шок они испытали после 16 сентября. Именно в этот день президент выступил на закрытом заседании Верховной Рады, где привел секретные данные о потерях вооруженных сил. Через несколько дней в СМИ просочились утечки информации: 65% бронетехники уничтожено, 4500 военнослужащих погибли, свыше 2400 человек находятся в плену. Позднее Порошенко сам публично подтвердил информацию о бронетехнике. Но попытался сделать это таким образом, чтобы сложилось впечатление: потеряно больше половины бронетехники в первом эшелоне войск. Теперь потери восполнены и все в порядке. Однако цифру «4500 погибших» ни он, ни представители его администрации, ни СНБО не комментируют. Только Ирина Геращенко, занимающая должность постоянного представителя президента по урегулированию конфликта в Луганской и Донецкой областях, заявила о 2400 украинских военнопленных.

Понятное дело, что 4500 убитых в ходе так называемой АТО – это явно заниженные данные. Хотя и они ужаснули депутатский корпус, который даже проголосовал за «предоставление некоторым районам Луганской и Донецкой областей особого статуса». Другими словами, парламентарии поняли главную мысль верховного главнокомандующего: «воевать больше некем и нечем».

Объявленные Порошенко «реальные потери» на самом деле не учитывают убитых представителей карательных батальонов. Это еще минимум 2000 человек. Только один батальон «Семена Семенченко» потерял уже два состава – приблизительно триста человек. А всего в зоне АТО, по официальным данным, находятся свыше тридцати «добровольческих батальонов». Эти каратели нигде не числятся, их потери никто не фиксирует. Так же, как и убитых из «Правого сектора».

Именно масштабы военных потерь, а не показное и явно фальшивое стремление «избежать жертв среди мирного населения Донбасса» вынудили Порошенко отступать. Он действительно понял, что наступление ополчения может не остановиться на географических границах Донецкой и Луганской областей. Переговоры с представителями ополчения, которые проходят в Минске, – это для него невыносимое унижение. Однако у Порошенко просто нет выбора. Тысячи трупов украинских солдат, погибших непонятно за какую «единую Украину», его, конечно же, не остановят. Проблема в том, что надо объявлять четвертую по счету волну мобилизации, призывать в армию студентов для восполнения «людского ресурса». А делать это во время избирательной кампании Петру Алексеевичу очень и очень не хочется.

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ