По следам украинской агрессии. 15-й участок. Часть 3

23.02.16      Полина Роща
По следам украинской агрессии. 15-й  участок. Часть 3

В мирное время жители переулка Хрустальный должны были напоминать о себе, когда на соседние длинные улицы Стратонавтов и Башкирскую приезжала мусороуборочная машина: настолько мал переулочек, что о нем просто забывали. Теперь, здесь практически невредимым остался только один дом, и его обитатели отдали бы многое, чтобы ВСУ забыли о них, не стреляя больше сюда артиллерией.

Надписи на заборах: не услышанные дончане надеются на силу слова…

Татьяна здесь родилась, ходила в детский сад, училась в школе, гоняла с друзьями мяч на футбольном поле. Сегодня – она моя провожатая, идем «дорогой жизни» от ж/д вокзала в сторону аэропорта. Забитые окна детсада, на заднем дворе из некошеной гнилой травы контрастно наблюдает за нами выцветший смешарик, футбольное поле оккупировано воронами. Грустно все это: осознавать, что всего 2 года назад здесь была такая же жизнь, как в каком-нибудь получасе езды отсюда в сторону центра Донецка. Такова она – цена нежелания бегать с кастрюлей на голове по Киеву, и требовать кружевных трусиков в Европе.

Школа № 74 разрушена при обстрелах и закрыта

Здание и двор детского сада пострадали при обстрелах

На школьных дверях предупредительная вывеска: «Во дворе школы просьба не мусорить». Внутрь заходить запрещено, постройка в аварийном состоянии - в здание не единожды попадали снаряды, пробиты крыша, перекрытия, стены, все окна разбиты или выбиты, трепыхаются рваные грязные занавески. Единственно, куда мне удалось заглянуть через решетку – полуподвальное помещение спортзала. Вздутая от сырости краска осыпалась, со стен капает вода; возможно, никогда больше здесь не будут укреплять физическое здоровье школьники. Со стороны улицы стены разрушены снарядами.

Школьный спортзал: вид внутри и снаружи

Рядом – храм с разбитыми куполами, службы здесь продолжаются, помещение частично уже восстановили. Вспомнилось четверостишье: «И кровавые лужи травой порастут, и разбитые храмы поправят…». За все время пребывания здесь, мы услышали и звон колоколов, и «прилет» через проулок. Еще один контраст прифронтовых зон.

От школы идем по улице Пятницкого, здесь достаточно много (для таких мест) жителей, то тут, то там из-за занавесок на нас смотрят люди. От школы – прямая дорога к аэропорту, ловлю в объективе его руины. Сворачиваем на улицу Башкирскую, Татьяна хочет показать бывший дом своего молодого человека, разрушенный карателями в ночь на старый Новый год, 13 января 2015 года, во время какого-то по счету очередного «перемирия». «Хорошо, что люди не пострадали, но остались они абсолютно ни с чем, все имущество сгорело, дом восстановить нельзя», - рассказывает моя спутница.

Руины дома пол улице Башкирской, 94

Сворачиваем в переулок Хрустальный, расположенный между улицами Башкирская и Стратонавтов. Переулок насчитывал всего 30 домов, более-менее целым остался один, туда мы и идем. Хозяева встречают радушно, в доме есть вода и свет, за вкусным обедом выпиваем рюмочку домашней чачи за мир. Без горячительного напитка слушать рассказы о том, как за 20 минут выгорели половина домов поселка, или разорвало на части соседа – невозможно. Хотя и здесь есть истории со счастливым концом.

В прошлом году обстрелы были сильные, сутками люди не могли выйти из укрытий, потом и вовсе перестали в них спускаться, потому что здесь и на соседних улицах Айвазовского, Грекова, Ершова были случаи, когда подвал не спасал жизнь человеку, а забирал ее: под руинами своих домов, в своих же подвалах люди оставались замурованными, и погребенными заживо…

Когда мины прилетели в дома напротив, одного соседа убило, второго – изрешетило. «Олежка звонит мужу около 8 утра, - рассказывает мама Татьяны, Елена. – Говорит, что ранен, что нужна помощь. Муж под обстрелом не мог пройти и эти несколько метров. Только в 4 часа дня потише стало, он схватил аптечку с бинтами, зеленкой, йодом, и побежал к Олегу. Смотрит – ворота полностью все дырявые, в гараж попало, а там – Олег лежит полностью весь в крови, у него только лицо и паховая область целыми остались, а так – ну просто решето. Тут зеленкой не поможешь...».

Ворота дома Олега

Дом Елены и Татьяны пострадал меньше других. Возможно, он храним Высшими силами, глядящими с икон из каждого угла, и каждого окна. Даже из сгоревшего дома соседа удалось спасти только старую икону в деревянной раме. Татьяна показывает листок с молитвой, прикрепленный на кухне над раковиной, Татьяна вычитала в интернете, что именно эту молитву читали в Грузии во время войны, и там, где ее читали – дома оставались целы. Раньше листок висел над входной дверью, но, когда в доме напротив случилась трагедия, осколком пробило их ворота, стальную дверь, трубу отопления, и его. Вылетел осколок через стену в кухне, в этом месте теперь молитва закрывает оставленную им дырку.

Под огнем атеистов нет: из каждого угла за домом «присматривают» лики святых

На улице в беседке хранится ящик с осколками снарядов, их семья собрала со своего двора, и со дворов по переулку, за которыми они присматривают. «Градину» отец семейства «куда-то переставил».

Осторожно! «Освобождение» по-украински

Такова она, жизнь во время войны. Здесь мира ждут, как чуда, и всеми силами цепляются за остатки прошлой, спокойной жизни, изувеченной и перечеркнутой на долгие годы на Майдане в конце 2013 года. Такова цена за истинную любовь к своей земле.

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ