информационное агентство

По ним стреляет украинская армия: раненые дети Донбасса

07.03.20      Лиза Резникова
По ним стреляет украинская армия: раненые дети Донбасса

Шесть лет подряд украинская армия стреляет по Донбассу. Шесть лет подряд гибнут мирные жители. Шесть лет подряд получают ранения их дети. Война калечит не только тела, прежде всего — души, когда самым ярким воспоминанием детства становится обстрел, кровь, боль, операционная, реабилитация. В глазах раненых детей нет веселья и беззаботности, в них огромная боль и немой вопрос — за что с нами вот так?

Сергей встречает меня на улице Марка Озерного. Это самая крайняя улица прифронтовых Трудовских, ещё дальше – только Зелёный Гай, и именно здесь живёт парень с бабушкой-опекуном, дядей и младшей сестрёнкой Олей. Но сюда нельзя – это самая крайняя улица перед украинскими позициями, она просматривается невооружённым глазом и простреливается навылет. Чужие здесь не ходят, рискуя быть подстреленными украинским снайпером.

О Сергее и его сестре Оле «Антифашист» писал несколько лет назад. Тогда мы рассказывали о том, что дети потеряли маму – Наталья шла с похорон убитой подруги, когда начался обстрел. На посёлок сыпались мины, а по людям бил снайпер. Пуля угодила женщине прямо в сердце, она умерла мгновенно, прямо на дороге. После страшного известия на тот момент семилетняя Оля перестала говорить – сказался шок. Больше месяца девочка молчала…

Сергей и Оля, июль 2017-го

Летом 2017-го во время нашей встречи Серёжу и Олю сопровождал дядя – крепкий, здоровый мужчина, весельчак и балагур. Прошло три года – и крепкий мужчина стал инвалидом, оставшись во время разрыва мины на их улице без обеих ног.

Как выяснилось совсем недавно, Сергей не только потерял маму, и каждый день видит страдания искалеченного дяди. В 2016 году он сам был ранен: 12 марта около полуночи в их дом прилетел снаряд, Серёжа получил множественные осколочные ранения ключицы, предплечья и плеча…

Сегодня Сергей учится в донецком вузе, Оля – в шестом классе школы. Их жизнь по-прежнему проходит под ежедневный аккомпанемент обстрелов, на Трудовские всё так же летят мины и снаряды. Шестой год войны в Донбассе на излёте. Что дальше?

Сергей Фесенко, 2020 год. Его маму убил снайпер, а дяде оторвало ноги. Сам мальчик получил множественные осколочные ранения

В тот самый год, когда была убита мама Серёжи Фесенко, Эдик Володин, живший на улице Зелёный Гай, получил тяжёлые ранения.

Пятнадцатилетний парень играл вместе с другом на поляне (Зелёный Гай до войны был очень красивой, можно даже сказать, живописной улицей). Вечерело, начался обстрел. Откуда прилетел снаряд, что это было – ВОГ или мина – Эдик не видел. Взрыв прогремел прямо рядом с ним… Очнулся мальчик уже в операционной, операция длилась много часов подряд. Мама, также получившая ранения в этот день, благодарит хирурга, который вытащил сына с того света. Эдик лишился нескольких пальцев на одной руке, вторую удалось спасти, осколки были в спине и ногах. Он уже пережил несколько операций, впереди предстоят ещё – осколки не дают спокойно жить, постоянной болью напоминая о том страшном дне.

Дом семьи Володиных на улице Зелёный Гай теперь полностью уничтожен – он сгорел от прямого попадания. Мама, Эдик, две его сестры и коты живут в съёмной квартире в Петровском районе Донецка.

Сейчас Эдуарду Володину 19 лет. Ему предстоят операции по удалению оставшихся в теле осколков

В 2017 году трагедией завершилась прогулка трёх друзей на школьной спортивной площадке. Погода на коротких осенних каникулах выдалась плохой, всю неделю лил дождь. В воскресенье, накануне начала учёбы, прояснилось, выглянуло солнце. Девятилетние мальчишки побежали на улицу. Пришли на школьный стадион, начали играть в мяч. Прогремел взрыв – один мальчик погиб на месте, двух других удалось спасти.

Мама Жени Богданова рассказывает, что тот день она не забудет никогда. Ей позвонили с незнакомого номера, незнакомый голос сказал, что её сына сбила машина. Она бежала несколько километров пешком, на школьном стадионе было много людей, машин, зачем-то приехала пожарная, а в районе песочницы – лужи крови. Оказалось, что мальчики подорвались на ВОГе. Друг Жени погиб сразу же, самого мальчика и его второго друга отвезли в больницу, их удалось спасти. Девятилетний ребёнок получил тяжёлые ранения: множественные рваные раны обеих голеней, стоп, рук. О том, что погиб его друг, Жене очень долго не рассказывали, говорили, что Артём просто лежит в другой больнице. Когда правда всё-таки вскрылась, мальчик пережил шок. Маме пришлось обратиться к психологу…

Сегодня Жене 12 лет, он плохо спит и кричит по ночам, его раны ноют на плохую погоду, а в глазах застыла совсем недетская боль.

Женя Богданов получил тяжёлые ранения и потерял лучшего друга

Милая и нежная Влада не любит вспоминать свой 10-й день рождения – за несколько дней до него она получила ранения. Во время сильнейших обстрелов зимой 2015-го снаряд угодил прямо в дом, где скрывалась семья. Он пробил крышу и разрушил угол дома, осколки разлетелись по всей квартире, вонзившись в тело девятилетней малышки. На календаре было 18 января, 23-го числа свой 10-й день рождения Влада встретила в больнице со множественными осколочными ранениями ног и поясницы.

Сейчас Владе 15. Но накануне каждого своего дня рождения она вспоминает о том, как ей исполнялось 10 лет

Влада получила ранения за пять дней до дня рождения, а Рита – за четыре. Сейчас девушке 21 год, она потеряла родного дядю и говорит, что никогда не простит Украину.

12 июля 2014 года Рита находилась во дворе своего дома. Ей было 15, до совершеннолетия оставалось четыре дня. Родители находились в доме, а Рита вышла погулять во двор. И хотя мама говорила ей, что нужно быть осторожной, девочка не верила, что с ней может приключиться хоть что-то плохое. Начался обстрел, артиллерийские снаряды стали рваться неподалёку от дома. Внезапно два из них разорвались прямо в огороде. «Я просто потерялась и побежала неизвестно куда. Потом немного пришла в себя и зашла в кухню. Плохо соображала, в голове был шум, потом выяснилось, что я контужена. Проходила мимо зеркала и увидела, что вся футболка в крови. Осколки попали мне в живот», - рассказывает Рита и показывает большой шрам на теле.

Тем летом случилась ещё одна трагедия. Родной дядя Риты погиб при обстреле со стороны ВСУ, ему было всего 48 лет.

«Если бы дядю не убили, я, может быть, и простила бы Украину. А так – никогда», - жёстко говорит она.

Сейчас Рите 21 год. Она получила образование, и теперь очень хочет навсегда уехать в Россию.

Война навсегда оставила шрам на теле Риты, забрала её дядю. Девочка говорит, что никогда не простит Украину

12 июля, в один день с Ритой, ранения получила и её подруга Таня вместе со своей мамой. Таня с мамой находились во дворе, когда на посёлок начали сыпаться снаряды. Таня едва успела крикнуть маме «ложись!», как мина разорвалась прямо у них во дворе. Чудом Таня успела повернуться спиной, и осколки вонзились ей в спину. «Если бы она этого не сделала, её бы уже не было», - говорит женщина. Мама, несмотря на контузию и ранения, повезла Таню в больницу, сначала в 14-ю – она была полностью забита ранеными в тот страшный день людьми. Их направили в областную травматологию, потом в детскую областную, где девочка перенесла серьёзную операцию. Несмотря на тяжесть ранения, мама – медсестра по профессии – сделала всё, от неё зависящее, чтобы поставить дочь на ноги.

Сегодня Тане 19 лет, она учится в университете, изучает историю и политологию. Но забыть 12 июля 2014 года, похоже, уже не сможет никогда. Стоит ей начать говорить об этом, она тотчас же начинает сильно плакать, и долго не может успокоиться…

Таня Дегтярёва плачет, как только вспоминает день своего ранения, и гладит кота, чтобы немного успокоиться

Вечером 4 июня 2017 года, в великий православный праздник Святой Троицы, в Донецке случилась трагедия. При очередном обстреле посёлка Трудовские погибла 37-летняя Татьяна Зайченко. Её 9-летний сын Владислав получил тяжёлые ранения. Мина разорвалась прямо возле матери и ребёнка, шансов на то, чтобы уцелеть у семьи не было…Тогда фотографии Влада после операции обошли все информационные агентства.

Влад Зайченко после операции, лето 2017-го

Опекуном ребёнка, оставшегося круглым сиротой, стала бабушка. Вдвоём они живут на съёмной квартире в Петровском районе города. Страшный день, когда не стало мамы, Влад вспоминать не хочет. После нескольких перенесенных операций, каждый год мальчик проходит реабилитацию в Москве.

«Он такой помощник мне, вы и представить себе не можете, - рассказывает бабушка. – Я недавно перенесла операцию на ноге, так он мне так помогал сильно по дому, всё-всё делал, так ухаживал за мной!».

Влад внимательно слушает единственного родного человека и тихонько улыбается…

Влад (ему уже 12) и его бабушка

Некоторые из тех, кто получил ранения, будучи детьми, уже сами стали родителями. Так произошло с 20-летней Яной Жуковой – она была ранена в 16, сейчас её дочурке Алисе два года.

Четыре года назад Яна и тогда ещё будущий муж праздновали день рождения. Небольшая компания молодёжи находилась во дворе своего дома. Яне вдруг очень сильно захотелось зайти в социальную сеть, она взяла в руки телефон – и именно это её и спасло. Пуля снайпера (вот это чудо!) попала в телефон, уже от него срикошетила в руку, после в ногу. Ранение оказалось тяжёлым, кость ноги была разрезана пополам. Но если бы не телефон, всё было бы гораздо страшнее – возможно, Яны уже давно не было бы в живых. Операции, после - долгий период реабилитации, девушка заново училась ходить. Раны зажили, но мышцы всё ещё не восстановились полностью.

Молодой человек, с которым Яна праздновала день рождения, стал её мужем, два года назад у них родилась дочь Алиса.

Яна и Алиса

В дом, где живёт молодая семья, неоднократно попадали снаряды – повреждена крыша, разбиты хозпостройки во дворе, осколками иссечен забор. Некоторое время они арендовали квартиру на Текстильщике, в более безопасном районе Донецка, но война и не думает завершаться, а всю жизнь скитаться по чужим квартирам – перспектива так себе.

Маленькая Алиса ходит в детский сад. «Из садика мы постоянно бегаем домой перебежками – стреляют. Особенно в последние месяцы, совсем тяжело стало, раньше было потише», - рассказывает Яна.

Алисе два года. Малышка смотрит на мир огромными серо-голубыми глазами, на мир, утонувший в крови и войне.

Шесть лет подряд украинская армия стреляет по детям Донбасса. Шесть лет подряд мир смотрит на это и безмолвствует. Шесть долгих лет. Что дальше?

P.S. За период вооружённого конфликта в Донбассе ранения получили 235 детей, их них 42 ребенка остались инвалидами.

Центр правовой и социальной защиты
ТЕМА ДНЯ
antifashisttm
Антифашист ТВ