Откуда пошли главные заблуждения об украинской особливости?

21.07.15      Кирилл Фролов
Откуда пошли главные заблуждения об украинской особливости?

Население Московского государства - не славянское, а смешанное, славяно-финно-угорское, и поэтому население России и Малороссии (Украины) никогда не было единым народом. Именно этот посыл зачастую используют свидомые, чтобы обосновать свою особость и отличие от русского народа.

Вызовы "мазепинцев" против русской церкви, культуры и государственности столь серьезны, что не ответить на них было бы ошибкой.

Основные идеологемы этой школы таковы. Мало того, Москва узурпировала имя Руси (теория о неславянском происхождении великороссов, впервые сформулированная преподавателем Уманской базилианской школы Франциском Духинским в целях идеологического оправдания польских претензий на эти земли, затем перекочевала в труды Грушевского и компании). "Варварская Москва" оккупировала "культурную Русь-Украину", превратив ее в свою колонию. Поэтому отделение от России есть закономерный результат национально-освободительной борьбы и антироссийские настроения есть результат "многовекового подавления украинской культуры".

А теперь посмотрим, что говорит на этот счет история. Теория о неславянском происхождении народа Северо-Восточной Руси опровергается как письменными источниками, так и исторической топонимикой. Уже в XII веке практически исчезают упоминания о финно-угорских племенах чудь, меря и т.д., полностью ассимилированных русскими. Историческая топонимика свидетельствует о тотальной колонизации жителями Киевской и Галицкой Руси этого края: два города Галича (на западе и северо-востоке Руси), два Звенигорода (аналогично), два Владимира - Волынский и на Клязьме, четыре Новгорода - Великий, Волынский, Северский и Нижний, два Перемышля, две реки Лыбеди и три - Припяти и т.д.

Домонгольская архитектура, иконопись, фольклор сохранились в основном на севере и востоке Руси. Жило сознание не только национально-культурного, но и политического единства русской земли от Галича до Волги. Свидетельство тому - активное участие волынского князя Димитрия Боброка в Куликовской битве и идеологическое обоснование "собирания русских земель вокруг Москвы" коренным галичанином митрополитом Московским Петром (XIV век).

Источники свидетельствуют об однозначно русском и российском самосознании жителей Киева, Львова и Вильно в XIV-XVIII веках. На эту тему М.Максимович (1804-1873) - знаменитый южнорусский этнограф и историк, называвший себя "щирым малороссиянином", написал работу "Об употреблении названий Россия и Малороссия в Западной Руси", отрывки из которой уместно процитировать: "Не очень давно было толкование о том, будто Киевская и вся западная Русь не называлась Россией до ее присоединения к Руси восточной; будто и название Малой России или Малороссии придано Киевской Руси уже по соединении ее с Русью Великой или Московской. Чтобы уничтожить навсегда этот несправедливый и нерусский толк, надо обратить его в исторический вопрос: когда в Киеве и в других западно-русских областях своенародные имена Русь, Русский начали заменять по греческому произношению их именами Россия, Российский?

Ответ: с 90-х годов XVI века... Основанием такого ответа служат книги того времени. Приведу свидетельства тех и других.

Вот первая книга, напечатанная в Киеве, в типографии Печерской Лавры - "Часослов" 1617 года. В предисловии к ней иеродиакона Захария Копыстенского сказано: "Се, правоверный христианине и всяк благоверный читателю, от нарочитых мест в России Кийовских, сиречь Лавры Печерския"...Основательница Киевского Богоявленского братства Анна Гулевична Лозьина в своей записи о том 1615 года, говорит, что она учреждает его - "правоверным и благочестивым христианам народу Российского, в поветах воеводств Киевского, Волынского и Брацлавского будучим..."Окружная грамота 1629 года, напечатанная в Киеве, начинается так: "Иов Ворецкий, милостию Божией архиепископ Киевский и Галицкий в Всея России..."

Но довольно о Киеве, обратимся к земле Галицкой.

Там Львовское братство в своей типографии прежде всего издало "Грамматику" 1591 года в наставление "многоименитому Российскому роду"...Того же, 1592 года, Львовское братство обращалось в Москву к царю Федору Ивановичу с просительными посланиями, в которых именуют его "светлым царем Российским", вспоминают "князя Владимира, крестившего весь Российский род" и т. п. В земле Волынской находим то же…Такое же употребление имен Россия, Российский - было тогда и на Северо-Западе русском».

Какое же было подлинное отношение киевлян, волынян и львовян той эпохи к северной, Московской Руси?

Следует отметить, что идеология национально-политического единства Южной и Северной России была выработана в большей степени именно в Киеве. Венцом ее стал знаменитый киевский "Синопсис", написанный предположительно киево-Печерским архимандритом Иннокентием Гизелем (во второй половине XVII в.). Эта книга переиздавалась около 30 раз и стала первым учебным пособием по русской истории. Согласно "Синопсису", "русский", "российский", "славянороссийский" народ - един. Он происходит от Иафетова сына Мосоха (имя последнего сохраняется в имени Москвы), и он "племени его" весь целиком. Именно "Синопсис" утверждает главенство суздальско-владимирских князей после разорения Киева татарами.

По "Синопсису", Россия - едина. Ее начальный центр - царственный град Киев, Москва - его законная и прямая наследница в значении общего "православно-российского" государственного центра. Весь русский народ един, и временное отделение его части от России в другие государства (Польшу и Литву) "милостью Божией" завершается воссоединением в единое "государство Российское" (И.И. Лаппо. Идея единства России в Юго-Западной Руси. - Прага, 1929).

В результате воссоединения 1654 года уроженцы Киева и Львова, начиная с XVIII века, сделались хозяевами положения на церковном, научном и литературном поприще России.

Еще более красноречиво участие Северо- и особенно Юго-Западной Руси в создании общерусского литературного, "книжного" языка. Смело можно сказать, что участие это - преобладающее: грамматика, лексика, орфография и первые церковно-славянские и русские словари созданы во Львове, Киеве и Вильне.

Какова же была языковая ситуация в середине ХУП в. в Юго-Западной Руси? Она обрисована в грамматике Иоанна Ужевича (1643 г.). В ней описывается "Lingua sacra” или “словенороссийский язык” (так именовался церковно- славянский) - высокий книжный язык, язык богослужения и богословия, lingua slavonica или “проста мова” - гражданский, светский литературный и деловой русский язык, и “lingua popularis” - диалектная речь. (БА.Успенский "Краткий очерк истории русского литературного языка (Х1-Х1Х в.в.) М, 1994).

В Киеве в 1627 г. «протосингел от Иерусалимского патриаршего престола и архитипограф Российския церкви» ученый монах, подлинный энциклопедист того времени Памва Берында издает толковый словарь "Лексикон словенороссийский или слов объяснение". В нем "руская" речь (в послесловии к Киевской Постной Триоди 1627 г. Берында называет "просто мову” "российской беседой общей"), противопоставляется народным диалектам - "волынской" и "литовской" мове. Кодификация "словенороссийского" языка была произведена в основном в Киеве, Львове и Вильне. "Грамматика" Мелетия Смотрицкого стала учебником церковно-славянского языка для всей Русской Церкви буквально на века. "Проста мова" стала основой общерусского литературного языка»...

Действительно, "проста мова" не оказала почти никакого влияния на современный украинский и белорусский литературный языки... Однако, на историю русского литературного языка "просто мова" как компонент юго-западнорусской языковой ситуации оказала весьма существенное влияние. Достаточно указать, что если сегодня мы говорим об антитезе "русского" и "церковнославянского" языков, то мы следуем именно юго-западнорусской, а не великорусской традиции... Это связано с тем, что условно называется иногда "третьим южнославянским влиянием", т.е. влиянием книжной традиции Юго-Западной Руси на великорусскую книжную традицию в ХУП в.: во второй половине ХУП вежа это влияние приобретает характер массовой экспансии юго-западнорусской культуры на великорусскую территорию" (Б.А..Успенский "Краткий очерк истории русского литературного языка (Х1-Х1Х в.в.) М, 1994).

"Говорят, что Петр Великий гражданскую печать выдумал, а, оказывается, он, просто-напросто, заимствовал ее у галичан и прочих малорусов, которые употребляли ее еще в ХVI в. Заголовки многих грамот и статутов, виденные мною в Ставропигии, начерчены чисто нашими гражданскими буквами, а текст, писанный в ХVI в. - очевидный прототип нашей скорописи и наших прописки елисоветинских и екатерининских времен". ("Галичина и Молдавия. Путевые письма Василия Кельсиева, С-Петерб., 1868).

Что касается диалектов - "волынской", "литовской" и многих других мов, то о "целесообразности" создания на их основе местных литературных языков лучше всего сказал замечательный галицко-русский историк Денис Зубрицкий в своем письме к М.А.Максимовичу: "Ваши мне сообщенные основательные и со систематической точностью изданные сочинения - откуда идет русская земля, и исследование о русском языке читал я с величайшим любопытством и вниманием. Вы опровергли сильным словом мечтательные утверждения писателей и выдумки как о происхождении народа, так и о русском языке, которые мне всегда не нравились... Что касается до наречий русского языка, то их бесчетное число) внимательный наблюдатель, странствуя по русской земле, найдет почти в каждом округе, даже в каждой деревне, хотя и неприметное различие в произношении, изречении, прозодии, даже в употреблении слов, и весьма естественно.

По исчислению г-на Шмидель Litterarisce Anreiger 1882 г. есть 1 14 наречий немецких столь одно от другого расстоящих, что немец Друг друга никогда не разумеет, но язык есть всегда немецкий, и невзирая на сие, ученые немцы в Риге, Берлине, Вене и даже в Страсбурге употребляют в книгах и общежитии лучших обществ одно словесное наречие. Я бы желал, чтобы и русские тем примером пользовались..." (Путями истории, Т.2. Изд. Карпато-русского литературного общества, Нью-Йорк, 1977).

Что же касается создания литературы на "киево-полтавской мове", то здесь уместно процитировать Н. Костомарова: "Пока польское восстание не встревожило умов и сердец на Руси... самое стремление к развитию, малороссийского языка и литературы не только никого не пугало признаками разложения государства, но и самими великороссами принималось с братской любовью" (Н. Ульянов, "Происхождение украинского сепаратизма", М. 1996). Все это дало повод известному русскому философу Николаю Трубецкому утверждать, что "та культура, которая со времен Петра живет и развивается в России, является органическим и непосредственным продолжением не московской, а киевской, украинской культуры", что русская культура редакции.

Откуда же и когда возникла идеология "украинофильства", а точнее - украинского сепаратизма? Исследуя генезис "самостийнического" движения, невозможно не отметить его эпигонский характер и зловещую роль идеологов польского реванша XIX века.

Недаром церковный историк Георгий Флоровский метко называл полонофильскую и латинофильскую ориентацию части южнорусской шляхты "провинциальной схоластикой" (Пути русского богословия. - Париж, 1937). Как отмечено исследователями, "настали разделы Польши, и вот тогда польские ученые заговорили об особой украинской национальности...

В первой четверти XIX века появилась особая "украинская" школа польских ученых и поэтов, давшая таких представителей, как К.Свидзинский, И.Гощинский, М.Грабовский, Э.Гуликовский, Б.Залесский и др., которые продолжали развивать начала, заложенные гр. Потоцким, и подготовили тот фундамент, на котором создавалось здание современного украинства. Всеми своими корнями украинская идеология вросла в польскую почву" (Труды подготовительной по национальным делам комиссии. - Одесса, 1912). В историю вошла также крылатая фраза ксендза Калинки: "Все-таки лучше самостоятельная Русь, чем Русь Российская. Если Гриць не может быть моим, говорит известная мысль, пускай, по крайней мере, он не будет ни мой, ни твой" (A.Tamovski. Ksiands Walerian Kalinka. - Krakow, 1887).

Однако степень влияния "самостийнической" идеологии еще в первой четверти XX века была совершенно ничтожной. Об этом ясно свидетельствуют результаты единственного в те годы прецедента свободного волеизъявления граждан. Речь идет о муниципальных выборах на Украине летом 1917 года. На этих выборах в органы местного самоуправления было избрано: от общероссийских партий - 870 депутатов, от украинских федералистских партий - 128, от сепаратистов - ни одного (А. Дикий. Неизвращенная история Украины-Руси. Т. 2. - Нью-Йорк, 1961).

Следует отметить также, что пресловутая Центральная Рада никогда и никем (!) не избиралась (это был просто клуб единомышленников) и что "первый президент" Украины Михаил Грушевский был избран именно этой Центральной Радой, а не народом.

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ