a
информационное агентство

Одесское правосудие: Подписал признание – можешь идти

29.11.17      Юлия Гаврильчук
Одесское правосудие: Подписал признание – можешь идти

Одесское, да и собственно всё украинское, правосудие продолжает пробивать головой дно юстиции. Одним из таких примеров стало недавнее закрытие дела о якобы планировании ряда терактов в Южной Пальмире. Обвиняемые в этом «безбожном» деянии Шикин, Родин и Бирюков подписали соглашение с обвинением, признались во всех грехах и теперь могут идти «на свободу с чистой совестью».

Суть дела

В августе 2015 года сотрудники СБУ отчитались об успешном предотвращении ряда терактов, главный из которых должен был состояться на одесском автовокзале. Были арестованы члены некой террористической группировки, дома у них провели обыски. Естественно, в ходе обысков домов нашли целый арсенал оружия и взрывчатки, которых хватит, чтобы вооружить небольшую армию где-то на окраине Уганды.

Однако самый цимес произошел в гаражном кооперативе 21 августа 2015 года, где «злоумышленники» изготавливали взрывчатку. Представьте картину: сидят три мужика в гараже и вместо распития бутылки на троих копируют передачу «очумелые ручки», мастеря мощную бомбу.

«Злоумышленники именно готовили орудия для совершения преступления. У них изъято мощное взрывное устройство с часовым механизмом и компоненты для изготовления других взрывных устройств, а также патроны к автоматическому оружию», - говорится в сообщении СБУ.

При этом почему-то из СМИ и сообщений СБУ куда-то исчез четвертый участник встречи – некто Иванов. Впрочем, об этом чуть позже.

По данным сотрудников спецслужбы, первый теракт должен был произойти в тот же день, 21 августа, на Центральном автовокзале Одессы. Именно для этого участники встречи и собрались в гараже. Почему бомба не была изготовлена заранее – история умалчивает. Как бы там ни было, но за чертежами и непосредственно сборкой оружия массового поражения их и застали сотрудники СБУ, которые среагировали молниеносно – лицом в пол, фотографии той самой бомбы, раскрытие преступного замысла, успокоение общественности в преддверии Дня независимости и звездочки на погонах у какого-нибудь начальства.

«Мы имеем дело с попыткой изменить характер одесских терактов. Если раньше они не приводили к человеческим жертвам, то теперь, очевидно, кто-то захотел крови. К счастью, наши сотрудники сработали на опережение», - через месяц после ареста распинались сотрудники СБУ, уточняя, что «преступники» действовали не по идеологическим соображениям, а ради наживы.

Действительно, в материалах дела присутствует цифра, которую «злоумышленники» должны были получить за теракт – 400 000 долларов на четверых. Таким образом, некто Иванов, исчезнувший из материалов дела, должен был собрать бомбу, Родин должен отнести устройство на автовокзал, Шикин положить его в камеру хранения, а Бирюков зафиксировать весь этот процесс для «кураторов».

«В качестве инициирующего вещества террористы использовали пероксид уротропина. По заданию кураторов они собирались спрятать взрывное устройство в сумке и сдать ее в камеру хранения, расположенную непосредственно в зале ожидания автовокзала. Таким образом, этот теракт неизбежно привел бы к гибели людей», - браво рапортовало СБУ.

Вопрос на засыпку: почему таким делом не могли заняться всего два человека? Зачем делить 400 000 баксов на 4, если они прекрасно делятся на 2, если и не на 1? Например, Иванов, который реально знал, как собирать бомбу, мог бы ее и отнести на вокзал, а кто-то другой запечатлеть всё на камеру. Или, разделив ответственность, второй человек взял бы изготовленную Ивановым взрывчатку и отнес ее в камеру хранения, пока сам изготовитель почивал бы на лаврах и щелкал затвором фотоаппарата? Не логично, как по мне.

Процесс, вернее фарс

Напомню, арестовали «членов преступной группировки» 21 августа 2015 года, а уже в январе 2016 обвинительный акт в отношении Шикина, Родина и Бирюкова ушел в Приморский суд Одессы. Тогда же выяснилось, что дело в отношении Иванова выделено в отдельное производство и за решеткой он не содержится. Более того, как сообщает региональное издание «Таймер» Иванов не является обвиняемым. Что именно произошло с четвертым фигурантом и почему в отношении него не было никакого процесса неизвестно. Быть может, он изначально пошел на сделку со следствием, быть может – был провокатором, а быть может, такого человека никогда не существовало.

Таким образом на скамье обвиняемых оказались лишь трое, которым и пришлось отвечать за несовершенные «теракты». К слову, второй должен был произойти на железнодорожном вокзале Одессы.

«Террористов» обвиняли по четырем статьям: 2 ст. 258 (через часть 1 ст. 14), частью 1 ст. 258-3, частью 1 ст. 263 и частью 2 ст. 263-1 УК Украины – «Подготовка к совершению террористического акта», «Создание террористической организации», «Незаконное обращение со взрывчаткой» и «Незаконное изготовление взрывных устройств».

Само начало процесса вроде началось довольно бурно: обвиняемые отрицали свою вину, прокуратура настаивала на достоверности улик, судьи негодующе качали головой, слушая, как «космические корабли бороздят просторы вселенной». Однако спустя некоторое время процесс застопорился, «реальные» доказательства закончились, а новых не появилось.

«В реальности список "доказательств" по делу содержит такие веские улики, как схема автовокзала и показания очевидцев, которые прям-таки гарантируют, что от автовокзала таки да отправляются автобусы и что здесь обычно бывает достаточно-таки много народу», - прокомментировал процесс главный редактор одесского «Таймера» Юрий Ткачев.

В целом, вся суть заседаний свелась к продлению меры пресечения (содержание под арестом) для обвиняемых каждые два месяца. Прокуратура настаивала оставить обвиняемых под стражей, так как в противном случае существует риск того, что они могут скрыться от суда. Кроме того, то, что они не признают своей вины в «подготовке терактов», обвинение также считало риском.

«Между тем защитники настаивали на изменении меры пресечения на более мягкую, не связанную с лишением свободы. По их мнению, и согласно европейской практике, направление обвинительного акта в суд не может быть достаточным основанием для содержания человека под стражей, тем более такой длительный срок. Более того, не признание обвиняемыми своей вины не может расцениваться как риск», - писал «Таймер» в июне этого года.

Больше 2 лет Шикин, Родин и Бирюков настаивали на своей невиновности, однако, как видим, их терпению пришел конец, за что их, конечно, нельзя упрекать. Не каждый смог бы просидеть и половину того срока в жесточайших условиях содержания и под постоянным прессингом со стороны СБУ.

К тому же условия сделки, предложенной правоохранительными органами, гарантировали им в обмен на признание в «теракте» выход на свободу в день оглашения приговора, что, собственно, и произошло.

Шикин и Родин были приговорены к 4 годам и 6 месяцам тюрьмы, что почти вдвое ниже минимального срока, предполагаемого статьей 258 ч. 3 УК Украины. Их отпустили прямо в зале суда, посчитав срок согласно «закону Савченко». Бирюкова же приговорили к 4 годам и 8 месяцам, так как он был ранее судим за угон автомобиля. На свободу он выйдет через месяц.

«Сама идея об освобождении из-под стражи людей, которые якобы планировали взорвать, на минуточку, центральный автовокзал, следствием чего могли бы стать десятки жертв и сотни пострадавших, выглядит странно. Если бы в СБУ реально сумели доказать такое преступление, то я бы первый требовал для обвиняемых самого сурового приговора», - заявил Ткачев.

Действительно, не можешь доказать – добивайся признания. Тут уж все методы подойдут, ведь на кону стоит не только галочка в личном деле и «спокойствие» граждан Украины, но сотни осваиваемых миллионов гривен, выделенных на борьбу с терроризмом.

«Я знаю мир: в нём вор сидит на воре. Мудрец всегда проигрывает в споре, с глупцом. Бесчестный — честного стыдит. А капля счастья тонет в море горя» (с) Омар Хайям

Центр правовой и социальной защиты
ТЕМА ДНЯ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ