«Нуждающихся людей становится больше». Интервью с волонтёром Андреем Лысенко о гуманитарной ситуации в прифронтовых районах Донбасса

Шесть лет подряд волонтёр Андрей Лысенко помогает выживать людям в прифронтовых районах Донбасса. За эти годы он помогал им с лекарствами и лечением, едой, одеждой, отдыхом и даже с восстановлением домов.

Практически каждый день он выезжает в «красные зоны», чтобы позаботиться о тех, кто больше всех нуждается в помощи, и конечно, он лучше всех знает настроения людей, живущих у линии фронта.

«Антифашист» поговорил с Андреем о том, как соблюдается перемирие в Донбассе, и что было до него, в чём нуждаются мирные жители, и на что они надеются, как выживают в условиях войны, а также мы затронули весьма нетривиальный вопрос — в чём же состоит смысл жизни.

— Андрей, ты ежедневно бываешь в прифронтовых районах ДНР. Какая сейчас там ситуация? Что с обстрелами?

— Людям уже всё надоело, они хотят мира и хоть какой-то определённости. Будет мир, будет определённость, они сами найдут себе работу, и больше не будут нуждаться в помощи. Пока же ничего этого нет. Несколько дней подряд сохраняется тишина, благодаря перемирию. Но до этого обстрелы велись каждый день. И если раньше, в основном, били по позициям, то в последние несколько недель стреляли по жилым массивам, по мирным жителям. Снова есть раненые, разрушенные дома. Ополчению отвечать не разрешали, обстрелы шли только в одну сторону. Для СМИ делались заявления, что наши дали «ответку», но жители прифронтовых посёлков никакой «ответки» не слышали.

Люди по-прежнему нуждаются в помощи, но её становится всё меньше, потому что многие волонтёрские организации и благотворительные фонды, которые работали здесь с начала войны, уходят из Донбасса.

— Почему?

— Волонтёры и благотворительные фонды зависят от поступления денежных средств. Мне очень неприятно об этом говорить и больно, но к нашему конфликту и в России, и в мире все уже, если так можно выразиться, привыкли. Он больше не воспринимается как трагедия, как что-то страшное, теперь наша война стала привычной. СМИ, в том числе и российские, уже совсем немного показывают и пишут об обстрелах и разрушениях, больше о политическом урегулировании. Показывают только тогда, когда происходит что-то уж совсем шокирующее — убит или тяжело ранен ребёнок, много разрушений домов за один день, или перебит важный инфраструктурный объект. А когда происходят несильные, но ежедневные обстрелы, повреждаются дома, посевы на огородах уничтожаются — это не показывают. Вот мы были с тобой Комментарии

Disqus Comments