«Не дай Бог, если в Херсоне начнут стрелять. Это будет еще страшнее, чем в Донецке»

22.04.15      Автор redactor
«Не дай Бог, если в Херсоне начнут стрелять. Это будет еще страшнее, чем в Донецке»

«Уже есть крымские татары, которые выезжают из Херсона в Крым. Знаю 100 таких семей. Просто нынешняя киевская власть их обманула. Многим не выдали паспорта и земельные участки», - заявил Алексей Журавко, экс-депутат Верховной Рады от Партии Регионов в эксклюзивном интервью обозревателю «Украина.Ру»

-Какая у тебя версия убийства Олеся Бузины и Олега Калашникова?

— Олега Калашникова я знал лично и до самого последнего момента переписывался с ним. В байки, которые рассказывают на Украине, что его убили типа за долги, я не верю. Или в то, что его свои же и предали. Я смеюсь над этими версиями.

Калашников был сильным человеком. Он своенравный, но если сказал, то делает. Он был офицером и очень достойным человеком. Я с ним работал в политических проектах. Он ни разу никого не обманывал. Два года назад у нас был проект помощи ветеранам в Киеве. Все это делал от души. То, что ему там «припаивают» по финансовой части, я в это не поверю.

Я был в его киевской квартире и не могу сказать, что это был очень богатый человек. Раз в жизни ему повезло: он что-то приобрел и тут же продал на благо нормального дела.

В последние свои дни он занимался подготовкой ко Дню Победы. Последнее, что он мне написал: «Лёха, мне угрожают, но я буду идти до конца. Если ты можешь, то помоги со СМИ». Мы с ними должны были созвониться на следующий день, но его застрелили.

Убийство Калашникова — это чисто политическое убийство. Это лично мое мнение. Я сам на себе испытал, какой идет террор на Украине, какое давление. Нельзя ни о чем говорить. Нельзя, извините за выражение, даже п…ть без разрешения, потому что, видите ли, кому-то не понравится.

Олег Калашников для меня своего рода пример. Его убили не только потому, что он готовил празднование Дня Победы в Киеве, но еще и потому, что он говорил правду. Он говорил всегда: Украиной руководят фашисты. И я тоже также говорю. Украина находится под управлением американцев. Калашников не любил за это Америку, как и я ее за это не люблю. Калашникова ненавидела нынешняя украинская власть. Это я точно знаю.

В такие святые дни, дни Пасхи убили Калашникова и Бузину. Я считаю их святыми мучениками, они заслуживают за это нимбы.

-А Бузину ты знал?

— Да, знал по Верховной Раде. Мы с ним общались так: привет, как дела. Он мне нравился своей жизненной иронией. Он имел свою точку зрения. Но насколько он любил Украину и Россию, для него их межграничного разделения не было. Он был отзывчивым человеком. Мы с ним часто шутили, когда пересекались в парламентской столовой. Олесь как что-то скажет, то хоть стой, хоть падай. Наверняка, точно и в голову.

Его оружием были ни пистолет или автомат, ни миномет или гранатомет, как это принято на войне, а слово.

Были такие моменты, когда я к нему обращался за помощью: найти исторические и социальные факторы по той или иной теме. И он помогал.

Я видел в Ю-тубе видео с его похорон, видел фотографии. Люди, которые туда пришли, потом были объявлены в Интернете сепаратистами. Комментарии такие: они поддерживают сепаратизм, их надо уничтожить. Вот правда и всплыла. Фактически, это политический расстрел.

-А почему тебе пришлось эмигрировать из Украины?

— Потому что я всегда говорю правду. Не боюсь сказать её своим друзьям, которые сегодня быстренько поменяли своё мнение на происходящее. Я всегда говорю: ребята, кто истории не помнит, у тех народов будущего нет. На это мне они отвечали, что я сепаратист, что пророссийски настроен…

-А кто это?

— Да есть там у меня друзья в моем родном Херсоне — и Тарас, и Славик, и Вовик, но они малоизвестны, не очень значительные люди, но в Херсоне они имеют определенный вес. Доходило до оскорблений: и ты урод, и безногий, и тебя надо порешетить, только заедь в Херсон, мы тебе последние руки ноги поотрубаем.

Есть угрозы и со стороны СБУ и прокуратуры. Они связаны с тем, что я не поддерживаю сегодняшнюю власть.

Нами сегодня правят идолы. Я не уважаю Порошенко, Яценюка, «кровавого пастора» Турчинова. Не уважаю и всех тех, пособников, которые выполняют заказы больших политиков, как на местах, так и наверху.

Причина того, почему они на меня так взъелись, это то, что я приехал в Москву на Антимайдан в феврале этого года. В нем участвовал мой друг — байкер Хирург. Я приехал, потому что уважаю его. С ним я дружу уже 15 лет.

Дружу также с еще одним байкером — Сергеем Семененко. Они мне помогали и по бизнесу, и по работе. Никакой политике в принципе не было. Вышел я на Антимайдан я от души. Я не хочу, чтобы то, что произошло в Киеве, произошло в Москве.

О том, что я вышел на Антимайдан, написали «Херсонские вести». Написал «Правый сектор», что со мной будет происходить. Выступил прокурор Херсонской области. Заявили в СБУ. В общем, пошла закрутка.

-Вопрос к тебе как к бывшему депутату Партии регионов. Почему Янукович так и не решился на полную зачистку Евромайдана? Почему струсил? Как ты после этого относишься к Януковичу?

— По-человечески я могу его понять, но не могу понять его как государственного деятеля. Он, как человек, который должен ответственно относиться к жизни своих сограждан, должен был поступить по-другому. Он ведь знал, что всё это спровоцировано Америкой и Европой.

Если бы я был на его месте, то я бы зачистил Майдан. Погибло бы 20 человек, 30, я это понимаю, но была бы предотвращена гражданская война.

Я не верю в то, что он давал приказ на отстрел тех, кого потом назвали «Небесной сотней». Он просто трус.

Причиной проигрыша стало объединение двух факторов: действия Америки и коррумпированность и жадность его команды. В последнее время перед его падением Янукович не считался с людьми, которые говорили правду ему в глаза. Я к нему как-то пришел и сказал, что вот этого и вот этого, которые воруют, надо из власти в Херсоне убрать, иначе город за нас голосовать не будет. На второй день меня же свои обливали и сливали.

-А что сейчас происходит в твоей родной Херсонской области? Какая там ситуация? Теперь это не «глубокая Украина», а пограничная область. Вы ведь теперь с Крымом граничите.

— Народ очень сильно запуган. Раз. Каждые две-три недели там происходят марши этих дебилоидов-правосеков. Это же свиньи, подонки, мрази и фашисты. Это заезжие люди. Они провоцируют Херсон. Им за это платят деньги.

Правда, лично я боюсь, как человек, это когда у людей пропадет страх. Это случится, когда придет голод, бедность и пустота. Все это приведет к мегаколлапсу, который вызовет страшные потрясения. Именно этого сейчас и надо бояться. Украинские власти шутят с огнем. Не думаю, что им осталось долго руководить. Херсон потихоньку начинает беситься.

Посевные в Херсонской области сорваны. Обнищание народа. Рост тарифов. Экономика идет в развал. Сумасшедший рост преступности. Убийства. Об этом не пишут, скрывают, запрещают публиковать информацию об этом. Воровство, начиная от бытового, заканчивая воровством автомобилей. На фоне всего этого в Херсоне участились факты, когда маленьких грудных детей выбрасывают на мусорники. Это страшные вещи, об этом не пишут.

Что касается овощеводства, у нас уже с ним проблемы. Осенью будет нехватка овощей.

-Знаменитые херсонские арбузы будут?

— С ними очень плохо, потому что эта власть перекрыла водоканал. Она его практически уничтожила. Водоканал рассохся. А это каскадная линия, подпитки земли нет, потому что сверху дренаж уходит в землю. В общем, есть большая проблема.

-Это именно тот канал, который раньше поставлял воду в Крым?

— Да-да. Он же проходит фактически через весь регион. Самая главное последствие, это нехватка воды не только в Крыму, но в Херсонской области для нужд сельского хозяйства. Наше же село пострадает.

Плюс экологическая беда. Об этом никто не говорит. Они балуются с водоканалом, а ведь пресная вода сливается в Черное море. В результате гибнет рыба, гибнут водоросли и морской планктон. Они, дураки, не понимают, что будет происходить с побережьем Скадовска и Железного Порта. Еще год и у нас будет экологическая катастрофа.

-На границе с Крымом находится значительная группировка украинской армии. Как это отражается на Херсонской области?

— Отражается очень сильно. Во-первых, это психологический удар. Во-вторых, это постоянный стресс и постоянная накачка психоза, что якобы какая-то Россия наступает. Не знаю, какая. Может, это какая-то «молдаванская» Россия?

Нагнетание истерии приводит к тому, что человек начинает мало думать и задумываться о последствиях того, что он делает. Он становится раздражительным.

В приграничной зоне украинские солдаты, «правосеки», Нацгвардия отстреливают свиней и коров. Просто прикалываются.

Не дай Бог, если в Херсоне начнут стрелять. Это будет еще страшнее, чем в Донецке.

-В том году крымскотатарский меджлис выступил в инициативой создания в Херсонской области крымскотатарской автономии. Что там сейчас с татарами?

— Это чистая распилка земли и обман тех же самых татар. Наступит тот момент, когда крымские татары начнут жечь и выжигать целые поселки у тех же самых украинцев. Власти шутят с огнем.

-Может ли такое произойти, что распропагандированные меджлисом крымские татары начнут массово переселяться из Крыма в Херсонскую область, что вызовет сильный межэтнический конфликт?

— Ты все правильно понимаешь. С этим шутить нельзя, особенно на почве межэтнических и межконфессиональных отношений. Нельзя говорить, я тебе землю дам, а ты только меня поддержи. Рано или поздно произойдет взрыв.

Кстати, насколько мне известно, уже есть крымские татары, которые выезжают из Херсона в Крым. Знаю 100 таких семей. Просто нынешняя киевская власть их обманула. Многим не выдали паспорта и земельные участки. Вообще, я мало верю в то, что им что-то дадут. То, что в украинской прессе пишут, что выехало 2-3 тысячи крымских татар из Крыма на Украину, это бред.

-Ты оптимист или пессимист: веришь в то, что Киев удастся освободить?

— Победа будет. Даю на это 1000%. Я человек,который очень хорошо учил историю, хорошо знаю, что такое бандеровцы, знаю, что такое Волынская резня, знаю, что такое Хатынь. Кстати, в Одессе 2 мая у меня погиб друг в Доме профсоюзов. Я, как и все, теперь эти события называю Одесской Хатынью. В Донбассе, где у меня также погиб друг-инвалид, я видел растерзанных людей — бабушек и дедушек из дома престарелых, поэтому я понимаю, к чему мы пришли. Вот за это придется отвечать.

Я точно знаю, Россия придет нам на помощь. Россия никогда своих не сдавала.

Александр Чаленко. Журналист, автор Украина.РУ

фото © РИА Новости. Андрей Стенин

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ