Нам пишут из Донбасса.Чешские добровольцы - честь и доблесть сопротивления

21.10.15      Автор redactor
Нам пишут из Донбасса.Чешские добровольцы - честь и доблесть сопротивления

Атлетически сложенный голубоглазый боец гладит молоденькую немецкую овчарку Шерри по голове, та прыгает в золотой листве и нервно прядет ушками, услышав стрельбу из крупнокалиберного пулемета, раздающуюся с марьинского направления. Воин-интернационалист из Чехии Юрий Урбанек, позывной Бегемот, настороженно прислушивается, быстро оценивая обстановку, а его друг Павел, высокий красавец с яркими черными глазами, смотрит на слабый огонек костра. У ребят – короткий отдых между тяжелыми буднями службы в элитной бригаде спецназа армии ДНР.

- Юрий, вы недавно вернулись с дежурства, прямо с позиций на линии фронта. Как там?

- Тихо там не бывает. И еще там холодно, пришлось ночевать в шахте. – Юрий застенчиво улыбается. – Украинские солдаты постоянно устраивают провокации, открывают стрельбу в нашу сторону, много пьют и ругаются между собой. Мы все слышим и видим.

Когда я приехал на Донбасс, не ожидал, что тут настоящая война, как семьдесят лет назад. Ты только не удивляйся, но тогда, семьдесят лет назад, один мой очень дальний родственник воевал здесь, на Восточном фронте. В вермахте.

- В вермахте?

- Да, в вермахте. А я решил сражаться против фашизма, потому что Украина рядом с Чехией, волна фашистских настроений уже отчасти перекинулась и на нас. И ещё надо понимать - я всегда поддерживал русских. Потому что россияне – они исключительные люди, наши братья-славяне, а англичане, скандинавы имеют другой, чужой, менталитет. Уезжая, сказал родным, что поеду в Донбасс защищать наших братов от фашистов. Регулярная украинская армия – это одни люди, но в батальонах «Азов», «Айдар», «Торнадо» - все ярые фашисты. Я видел, что они сделали с городом Дебальцево. Помню четко:16 февраля нас сняли всех с увольнений, приказали пообедать, собраться и выдвигаться. И мы поняли: что-то серьезное готовится. Первыми шли казаки, потом мы, а укропы били по нам из «Градов», пушек, минометов. После боев вошли в город. Находили мирных людей в подвалах, они нам радовались, обнимали, рассказывали, как в соседние подвалы укропы бросали гранаты, и там больше нет живых. Как украинские силовики поставили минометы на крыше вокзала и хаотично били по городу перед своим отступлением. Много мирных тогда погибло. Потом мы шли улица по улице, в нас стреляли фашисты, везде в переулках лежали убитые и раненые. А на окраине города увидел в окопе украинского солдата. У него были руки простого сельского труженика, в мозолях и трещинах, а на ногах – обычные старые кроссовки. Я подумал: зачем тебя обманул Порошенко, зачем ты пошел против Донбасса, это же не твоя земля, не твоя родина, зачем?

- А что было вашим мотивом приехать на защиту Донбасса?

- Я был на Кипре, когда увидел в интернете видео, как сжигали людей в Одессе и Мариуполе. Я чувствовал, что надо действовать. Равнодушно реагировать на то, как горели люди, не смог. Был шокирован, как цинично командовал поджогом жирный боевик-националист, как молодые гадины готовили коктейли Молотова, а в это время из окон прыгали мужчины и женщины, которых потом забивали палками на земле. Меня потрясло это зверство. А через неделю кошмар повторился, я увидел, как украинские танки стреляли по зданиям в Мариуполе, в мирных демонстрантов, вышедших на парад Победы. И это было последней каплей. Решил твердо: чем смогу, буду помогать. Нельзя, чтобы людей просто так убивали фашисты. И когда приехал на Донбасс, познакомился с замечательными дончанами и луганчанами, понял, что сделал правильно.

- Скажи, а ты знал первых добровольцев из Чехии, которые отдали свою жизнь в Донбассе при защите Саур-Могилы? Их звали Иво Стейскал и Войтех Глинка.

- Лично не знал, но парни сражались и погибли, как настоящие герои, это мне рассказывал друг. По ним беспрерывно стреляли украинские танки и БТР, там был ад, но в этом огненном аду они остались людьми, не оставили своих товарищей-ополченцев, стояли с ними плечом к плечу, не сдались и победили. Такой подвиг надо помнить.

– Какая сейчас боевая обстановка возле Донецка ?

- По всей линии фронта работают зарубежные снайперы, но за это время и у армии ДНР опыт появился, поэтому спуску им не дают. Известны случаи, когда некоторые чехи приезжали воевать на сторону украинских фашистов. Позывной Губа слушал радио, а там было слышно чешского артиллерийского наводчика.

- Чешский артиллерийский наводчик на стороне карателей?

- Да, а чешским наводчикам нужны чешские корректировщики, минимум с десяток. Им обещают большие деньги, и они идут работать в украинские карательные нацбатальоны.

- А что ещё интересного в радиоперехватах?

- В основном, техническая речь, координаты и термины, что наводчики обычно обсуждают? Видно, что работают. Слышали чешскую речь, польскую, английскую.

- Вы служили в подразделении «Пятнашка», теперь в спецназе. А до этого был боевой опыт?

- Нет, но подготовка была. Работал и егерем, и в частной охранной структуре. Опыт появился уже здесь, опыт очень быстро появился. И нам очень повезло с командиром, он тоже чех и его зовут Мартин Суккуп. Есть три варианта командира. Один вариант - идёт сзади, кричит «вперед!». Второй вариант командира - «ну-ка, братцы!» и сам ведет за собой, третий вариант- тот, который в нужный момент всегда знает, как сделать правильно. Это именно про Мартина. Еще вспоминаю командира с позывным Абхаз. Кто-то ему позвонил: «Абхаз, там противник…». Абхаз берет свою машину, свой АКМ, выходит в аэропорт, начинает работать ОДИН. Там его боец попал в засаду, надо было вытаскивать. И Абхаз это сделал. Он нигде и никогда не был напуган.

- Помнишь свой первый бой, когда понял, что здесь очень серьезная война?

- Первый бой был, когда Абхаз приехал и сказал: «давай в машину». И тогда мы познакомились с Захарченко, когда вместе с его отрядом в девятиэтажке попали под обстрел «градов». Но ничего страшного, к этому можно привыкнуть. А особенно запомнился другой случай, когда мы как-то во время обеда только встали и через 20 секунд - БУМ, град прилетел.

- Еще бы 20 секунд, и вы бы погибли все?

- Да, 20 секунд была разница. А потом там было пекло.

- Давай отвлечемся от воспоминаний. Как получилось, что Чехия и Словакия мирно разошлись, как это удалось?

- Чехия и Словакия разошлись против всяких правил. Вам надо понять – граждане Чехословакии этого категорически не хотели.

- Даже так? Не хотели расходиться?

- Это нужно было Америке, Франции, Германии, потому что вместе мы были им не нужны, так как мы были сильным государством в экономическом плане и дружным – в национальной политике. Европейцы подкупили нашу элиту, которая тогда стояла у руля, устроили договорняк с предателями. В Чехословакии должен был быть референдум, чтобы люди сами решили, чего они хотят. Но референдума не было. И по международному праву мы и сейчас – единая страна Чехословакия.

- А если бы сейчас провести референдум, вы бы объединились?

- Да.

- То есть, между чехами и словаками не было никаких противоречий?

- Нет, ничего серьезного, это было искусственно сделано. И все политики сразу заговорили, как по одному сценарию: «О, у нас теперь демократия, как хорошо». Ну, и случилось то, что можно назвать «мирный майдан». В нем виноваты Америка и Горбачев, который и свою страну по кускам развалил, и всех союзников по Варшавскому договору продал. Чехословакия была большая и богатая страна, а когда нас разделили, поодиночке стали слабыми и зависимыми.

- А чешский и словацкий язык сильно отличаются?

- Немножко. Не сильно, даже меньше, чем русский и украинский языки.

- Разведка ДНР говорит, что украинцы подтягивают сюда технику, артиллерию. А вы считаете, что они действительно решатся наступать?

- Мы считаем, что Донецк сейчас находится в окружении и украинские войска никуда не ушли. В городе мало оборонительных пунктов. Где они? Почему в Луганске они на каждом рубеже, а здесь нет? Это непонятно. С другой стороны, мы тоже усиленно учимся, готовимся, стараемся избежать больших ошибок, какие были раньше. Я думаю, что через полгода все будет отлично.

- А на войне есть место юмору?

- Конечно. В жизни юмор помогает всегда, как бы тяжело ни было. Когда я сюда приехал, я не знал ничего по-русски, потом, конечно, выучил русский. И меня очень интересовало, что значит слово «зашибись».

- Ой, как я это писать буду?

- Как-нибудь, начало – конец, а в середине птичками. Так вот. Сидим мы с командиром роты и слушаем прилеты мин и градов. Мина делает так - «вжжик», а град - «фьюю». И как начали снаряды один за другим лететь в нашу сторону, ротный и говорит: «Ты помнишь, спрашивал, что значит слово «зашибись»? Так вот это оно и есть.

Мы втроем дружно смеемся, и в разговор вступает Павел.

Павел

- Я приехал чуть позже, чем Юрий. Мы друзья. Когда Донбасс начали уничтожать, я был удивлен, что в наших чешских официальных медиа не говорили ничего, как будто здесь нет войны, и не гибнут простые люди, дети, женщины, старики. Вот как так можно замалчивать или искажать события?

Украина начала убивать своих же граждан, это нехорошо, ведь мы – славяне. Россия, Донбасс, Украина, Чехия – это люди одной крови. Но на Украине к власти пришли нацисты и устроили бойню по приказу Америки и Англии. На киевском майдане было много и чешских нациков, это какая-то эпидемия коричневой чумы, откуда она опять взялась? Когда у вас все это началось, я просто почувствовал, что я здесь нужен, чтобы хороших людей защищать. В Донбассе не война, а чистый геноцид происходит! А европейцы это оспаривают, не видят. Да они просто тупые. Они перевирают факты и уже у них Россия плоха. А всего-то и надо - открой Ютуб, посмотри и ты всё узнаешь сам.

- А ты считаешь, здесь сейчас идёт война добра против зла?

- Это ты хорошо сказала. Я знаю, где зло, и я знаю, где добро. Америка, если вспомнить, всегда делала зло: Сербии, Афганистану, Ираку, Ливии, Сирии – там везде и всё плохо. А Россия? Когда у Чехии были проблемы, Россия всегда первая приходила помогать. Россия сейчас охранитель всех славян и не только.

- Я считаю, Чехии повезло с президентом. Милош Земан - молодец, поехал на парад Победы в Москву. Ему запрещали европейские бюрократы, а он, в отличие от остальных, не побоялся.

- Земан - нормальный президент, смелый человек и хорошо сделал. А ещё кипрский президент тоже поехал. Я уважаю такие сильные и честные поступки.

- У тебя кто-то из родственников тоже воевал во Второй мировой?

- Мой дядя помогал чешским и советским партизанам, он был связным, несмотря на свой юный возраст. Я всегда его с интересом слушал, но не мог даже представить, что и мне когда-нибудь придется бороться с фашизмом во всех его проявлениях. Такая судьба.

- А почему у тебя позывной Кавказ?

- Мой отец был с Кавказа, а мама - чешка. Из Чечни папа поехал на работу в «Шкода-авто», где они и познакомились. Тогда при СССР такая дружба была, что и из Кубани приезжали, и со всей России.

- Какой была твоя дорога в Донбасс?

- Моя дорога была очень сложная. Мой друг Михал сказал, хорошо, заберу тебя в гуманитарный конвой с собой, эти машины везли помощь от наших людей в Донбасс. Мы поехали, но в Донецкой области наш конвой расстреляли украинцы. Один мой товарищ тогда был ранен. Просто расстреляли конвой.

- Расстреливала артиллерия?

- Нет, военные. СБУ этим руководила, а солдаты вели огонь. Это был небольшой конвой. Одна маршрутка, три джипа, ничего большого. Мы сбежали, с трудом развернувшись под шквалом пуль. Потом окольными путями добирались на Донбасс. Все деньги потратили, чтобы добраться, еще и друзья помогали. Сразу хотели попасть в ЛНР, имея договоренность с Мозговым, а Мозгового убили. И мы стали думать, что же будем делать дальше. Связались с движением Новороссия и приехали в Донецк.

- И как встретил Донецк?

- Мы приехали на Южный автовокзал. Позвонили и нам сказали – подождите, вам перезвонят. Потом мы четыре дня жили в парке Щербакова, так как встреча все время переносилась. Приезжала ваша полиция, которая думала, что мы тунеядцы или вражеские шпионы. Нас забрали на центральную базу.

- В подвал?

- Нет, не в подвал, нет. В отделение госбезопасности. Мы рассказали, зачем приехали, показали свои паспорта, всё разъяснилось. Это была первая ночь, когда мы поспали, наконец, в кровати, потому что в парке мы спали просто в кустах. Денег на еду у нас тоже не было, но ничего, там к нам донецкие бабушки приходили…

- Кормили?

- Да, кормили. Бабушки, они же небогатые, сами тогда выживали на гуманитарке. И приносили, отрывая кусок от себя. Макароны, хлеб. Я никогда не забуду доброту и искренность этих прекрасных женщин, их заботу и помощь. А вскоре нас распределили в подразделение Абхаза, где мы начали службу.

- Как часто прорывались через Марьинку украинские войска, чтобы зайти в город?

- Обстрелы были каждый день, при попытках прорыва мы отвечали и даже были на другой стороне, в их окопах. Но нам сказали вернуться назад. Не знаю, почему. Это был приказ.

- Сейчас как тебе служится в спецназе?

- Мы постоянно проходим процесс слаживания, изучаем тактические действия, оружие. А после службы идем на тренировки, занимаемся боевым самбо, боксом. Я больше двенадцати лет занимаюсь силовыми единоборствами.

- Как ты считаешь, когда должна закончиться война?

- Это очень сложный вопрос. Я думаю, пока Америка не отступит от Украины. Да и Европа не спешит сворачивать свои бизнес-интересы. Украина получила от германцев и чехов броневики, БТР. Чехия поставляет украинским солдатам форму, ботинки. Эстония тоже поставляет питание и одежду. Американцы отдали списанные бронемашины саксоны, хаммеры, они не новые, но всё же машины. Зачем тогда это и к чему? А почему здесь так много американских инструкторов? Я рассуждаю, как простой солдат, я не стратег, не руководитель. Знаю только, что наша армия точно не уйдёт, не убежит.

- Как ты считаешь, мы победим?

- Я думаю, победим, ведь так много уже людей погибло, чтобы приблизить нашу победу.

*Фото: Юрий

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ