«Мы не оставим города свои, мы обязательно дойдем»: оккупация и освобождение Нижней Крынки

«Мы не оставим города свои, мы обязательно дойдем»: оккупация и освобождение Нижней Крынки

Жителям спокойных городов трудно понять, почему восстал Донбасс, почему столько наших мужчин ополчилось против Украины, почему они отдают, и готовы отдавать свои жизни, лишь бы на эту землю не ступила украинская армия.

Лезть в политические аспекты вопроса я не буду. Скажу с позиции человека, который какое-то время даже сочувствовал «онижедетям»: безумная страна больше двадцати лет нагло подменяла понятия «труженика» и «быдла», а первым шагом нового правительства вместо улучшения уровня жизни людей, было «воскрешение» вопроса о языках, который в корне не удовлетворяет желания нескольких миллионов людей, чтущих свои корни. Вскоре на мою землю поехали танки под украинским флагом. Мирным диалогом не пахло, поначалу бронемашины дончане останавливали руками.

Стоит побывать в любом прифронтовом поселке Донбасса, и все становится на место. Эти люди действительно защищают себя, и свою землю, свою Родину. На поселок Спартак под аэропортом в первый день войны украинские военные с вертолетов справляли малую нужду, и смеялись. В поселке Коммунар Советского района Макеевки выкрали девочку 14-ти лет и изнасиловали. Никишино практически сравняли с землей. А в Нижней Крынке (29 км от Донецка) жили так, словно «пришли навеки поселиться, надеялись найти у нас приют».

Как ВСУ подорвали мост и «отжали» овощи

Во дворы частных домов загоняли технику, несколько домов «отжали» под свои штабы, оставили в них разруху и то, что позже увезти не удалось: кровати, манежи… «Они, когда уезжали, мародерство страшное устроили: забирали из наших домов бытовую технику, ковры, даже стеклопакеты. Затем это все грузили прямо на бронетехнику», – вспоминает «героическое отступление» украинских военных местный житель.

Двери гаражей исписаны «едыной Украиной», в лучших традициях двоемыслия идиотов: ограбить и разрушить Донбасс во имя единства его с другими регионами.

Как раз по мосту через реку Крынка в середине сентября прошлого года проходила линия фронта. До освобождения 20 числа здесь шли ожесточенные бои. В итоге, отступающая украинская армия мост подорвала. Местные жители придумали привязать трос, и, держась за него, переправляться на ту сторону речки, но старикам это подчас невозможно сделать, а водителям приходится делать крюк почти в 30 километров.

Радуются, что хоть церковь уцелела. С развалин моста видны ее купола.

Дороги покрыты воронками, хотя местами их уже подлатали. Год назад с них нельзя было свернуть, обочины были наполнены блиндажами и окопами. Осталась даже скромная «овощная база», как прозвали ее местные. Глубокая и широкая яма, наполненная «конфискованной для нужд солдат» продукцией с местных огородов. Правда, местные часть отнятого вернули обратно, когда ВСУ отсюда вытурили. И то и дело попадались на глаза стволы пулеметов и техники.

Насмотрелись фильмов и давили своих бульдозером

Здесь, в сентябре 2014 года, произошло страшное: копируя сцены из тяжелого фильма «Чистилище» о войне в Чечне, отступающая украинская армия сожгла тела сотен своих же бойцов, останки сравняли с землей бульдозером, месиво – захоронили в одну общую яму. Местных здесь немного, подавляющее их большинство месяц провели в подвалах, выбираясь из укрытий только затем, чтобы пополнить запасы хотя бы питьевой воды. Продуктовый магазин те, кто назвал себя «защитниками», разграбили сразу, как только оккупировали поселок. Вынесли все подчистую: и спиртное, и закуску. Но среди местных нашлись свидетели чудовищного поступка горе-вояк. Да и сейчас еще собаки откапывают изломанные человеческие кости.

Есть и другие места массовых захоронений, о которых говорят местные. Шурф шахты «Коммунарской», куда сбрасывали тела зверски замученных и убитых мирных жителей, стал одним из них. На участке за основным зданием во время разминирования территории, где базировались ВСУ, ополченцы обнаружили несколько свежих насыпей, в них – тела девушек и местных мужчин. Их руки были связаны за спиной, тела изувечены. Все они погибли от выстрела из пистолета в затылок. Накануне жители поселков Нижняя Крынка и Коммунар (ДНР) заявляли об исчезновении женщин, но неизвестно, были ли они среди убитых.

Кстати, на въезде в поселок Коммунар (5 км от Нижней Крынки) по обе стороны железнодорожного моста, ведущего на шахту, военные выстроили блиндажи, и тут, под мостом и во дворе недостроенного монолитного трехэтажного дома, прятали самоходки. С завидной периодичностью они обстреливали поселок Ханжёнково (Советский район Макеевки), Харцызск и Зуевку, а потом снова прятались. Шахту разграбили, оборудование вывезли с собой, здание пытались подорвать, что уцелело – заминировали.

За брошенным блок-постом посреди поселка – братская могила пятерых ополченцев, указаны их имена, дата рождения, и цинично приписано: «Погибли за путинскую ложь». На заметку «нашим», какие метки указывать для опознания сыновей украинским матерям: «Погиб за алчность Турчинова», «За трусость Яценюка», «За продажность Порошенко».

Самым громким стал факт исчезновения 14-летней школьницы в поселке Коммунар. Говорили, что солдаты ВСУ пустили девушку-подростка «по кругу», а затем убили.

Не обошлось и без личных трагедий. Валерии 23. Ее сыну было полтора года, когда маме изрезало осколками все лицо. Снаряд попал в их тихий, спокойный двор, взорвался, и насквозь изрешетил их многоквартирный дом. После случившегося, ее парализованная бабушка умерла, не выдержало сердце. Девушке провели несколько сложных пластических операций в Донецке, а ее муж, не задумываясь, присоединился к ополчению, вместе с которым вытеснил с этой земли убийц из ВСУ, и вернул в родной уголок мир и покой.

В семье не без урода

Нашлись в Нижней Крынке Павлики Морозовы, которые украинским воякам помогали: водили по поселку, передавали общие настроения и разговоры, кормили врагов хлебом. Молодой человек, уличенный в сотрудничестве с ВСУ, вскоре после освобождения поселка уехал вместе со своей престарелой бабушкой. В его дворе остались стреляные артиллерийские гильзы, часть которых он использовал в хозяйстве: сделал ведро и соорудил во дворе буржуйку. Лучше чем 30 серебренников, но ничтожно мало для предательства своей Родины. А убегая от справедливого гнева тех, к кому он пытался привести смерть, он забыл даже свои носки, которые остались сохнуть на ветке яблони с прошлой осени.

Впрочем, «яблоко от яблони…». Отец молодого человека был неоднократно судим, сам доносчик терроризировал округу давно, то угрожал жителям Нижней Крынки, то драки затевал, а бывало, и воровал. Видимо, среди «айдаровцев» да ВСУшников нашел себе достойных друзей.

Остальные местные при виде «освободителей» из нацгвардии и батальона «Айдар», который в то время здесь также находился, испытывали страх и ненависть. Как иначе? Ведь это они принесли войну в простой, аккуратный и ухоженный поселок, который никогда прежде не попадал на страницы мировых газет.

По следам украинской военщины к местам захоронений приезжали и сотрудники миссии ОБСЕ в рамках мониторинга ситуации на Юго-Востоке. Они зафиксировали у невинно убиенных жителей поселка значительные повреждения и травмы, которые могли быть получены вследствие пыток и жестокого обращения. Зафиксировали они и то, что некоторые люди были обезглавлены и без нижних конечностей. Представители других международных общественных организаций сошлись во мнении, что родственники погибших имеют полное право обратиться в международный уголовный суд в Гааге и требовать возмездия.

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ